Новая Неистинная Пара (СИ), стр. 1

Часть 1. Влад. Пролог

— … Сам понимаешь, теперь их будет сложно найти… — прорвался ко мне, сквозь шум в ушах, голос моего альфы, моего друга и соратника.

Виктор стоял в метре от двери, внешне спокойный, как сотня скал, но я-то знал, чего стоит это его мнимое спокойствие. Страх буквально сочился из меня, выплескивался через каждую пору, да меня и не заботило это…

Он все говорил и говорил… Наивный щенок, думал, что кружева многословия, которые он тут наплел, смогут отвлечь меня от главного — они упустили ее!

Моя рука сама нащупала на столе небольшое, но увесистое пресс-папье для бумаг в виде лежащего на брюхе волка. Инга считала, что такой подарок мог меня порадовать, а я не стал смеяться. Пришлось оставить эту штуку в кабинете, на столе, чтобы она думала, что я ценю ее подарки. Вот и пригодиться…

Статуэтка полетела прямо в голову отчитывающегося волка. Виктор, конечно же, успел присесть, а вот двери кабинета из темного дерева не повезло…

— Мне нужна Инга! — заорал я, отпуская Страх в пространство вокруг.

Голос мгновенно изменился, так что от этого рева треснул стеклопакет, все три стекла в раме…

Виктора сдуло из кабинета. Н-да, не стоит кому-то сейчас видеть своего гордого альфу. Его стая не поймет, и люди тоже, не поймут… Черт!

Пришлось взять себя в руки, хотя дать волю чувствам, хотя бы криком, очень хотелось, страшно хотелось… Черт!

Страх впитался в моего зверя, я сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, успокаивая пульс, убирая мутную пелену бешенства перед глазами. Никто не виноват, никто не должен пострадать от моей глупости, от моей слабости. Это… всего лишь волки, волки среди людей… они могут и должны ошибаться!

Через пару минут кровь в жилах успокоилась, и я вышел из кабинета. Дверь, как и стекла надо менять, опять… Черт! Инга, из-за тебя самоконтроль, лелеемый годами, накрылся медным тазом!

Я прошел по просторному коридору, мимо еще одного кабинета, мимо вотчины нашего юриста, мимо библиотеки и оказался… у кабинета Инги. Какой же я никчемный, я все еще ищу ее…

Рука сама потянулась к ручке. Инга занималась переводами, много бумажной работы, рутины за компьютером, ничего сложного и интересного, но она любила свою работу, любила эту часть своей жизни. Ее кабинет, как впрочем, и почти все кабинеты женщин, что мне встречались, был уютным, чувствовалась женская энергия, тепло дома и забота. Здесь уже поставили новый стол и монитор. Прошлые — я, кажется, сломал… Да, точно, я сломал, когда прочел очередную ее записку о том, что она уходит!

Слева от рабочего стола располагались стеллажи с книгами, и особое место среди них занимали самые разные романчики об оборотнях. В последние годы этот вид фантастики набирает обороты… Она любила собирать эту литературку и зачитывать самые интересные моменты мне, родным или подругам. Много смеялась, находя их занимательными и забавными.

Я тоже проникся этим ее хобби, особенно, когда только начал ухаживать, дарил ей все, что было связанно с волками: книги (как эротику, так и приключения с ужасами), картины, игрушки… А скоро она решила, что для меня тоже важно видеть ежеминутные напоминания о том, кто мы! Это, конечно, бред… Что вообще за чушь смотреть на рисунок простой животины, когда внутри тебя монстр пострашнее живет и здравствует? Но, я не спорил, даже не замечал ее подарков, которые заполнили собой все вокруг: дома, кабинеты, квартиры, даже в гараже имелись календари с волками. Зачем ранить чувства любимой волчицы… пары? Мои губы сами собой искривились, как от лимона…

Ее запах, аромат ее духов, шоколадный (ее любимый) освежитель воздуха, решительно все напоминало о том, что еще три дня назад она работала здесь, была рядом! Нет, она никогда не имела отношения к моим компаниям, бизнесу моих стай, конклаву оборотней или, не дай Боги веера всех миров, к моей маленькой тайне, тайнам… Она просто жила, просто была и просто занимала себя любимой и бесполезной работой. С тех пор, как я признал в ней пару, как она признала во мне своего волка, она ни в чем не нуждалась, но праздность угнетает. Мне было глубоко чихать, чем она будет заниматься, и она выбрала переводы, работая на разные издательства. Благо знание пяти языков это позволяло.

Мы работали рядом, я мог прийти к ней в любое время, как и она ко мне. Пальцы помнили ее волосы, каждую черточку ее тела, даже волчьего тела, каждую шерстинку, аромат, немного терпкий, ее подшерстка.

О, Боги, мой язык еще помнил вкус ее влаги между ног…

Я прикрыл глаза, глубоко вдыхая аромат уже умершей семьи, моей семьи… Три дня назад у меня умерла семья…

Это что-то такое ненужное, эфемерное, психологическое, что-то «не живое», просто статус… но это что-то со своим концом изменило и меня. И мне, похоже, еще предстоит прочувствовать все последствия этих изменений в себе, в жизни.

Думаю, стоит начать с начала, а начнем мы, пожалуй, с имени.

Меня зовут Владимир. Только прошу произносить имя верно: не «Владимир», как произносят его сейчас, а ВЛАДИ-МИР, четко разделяя, на старый манер, как Владислав, только Владимир. Я не владею славой, я владею миром, этим миром, моим, миром волков-оборотней, а потому не стоит называть меня «Вова», «Вовчик» и тому подобное. Я понимаю, время, все меняется, меняется и произношение старых слов, имен. Только я «Влад» или «Мир», а не «Вован». Измаилов Владимир Ярославович, если полностью. И я последний Мастер Волков, из рода Мастеров Земли. Мои предки не из этого мира, но когда-то мы пришли на Землю, вместе с первыми оборотнями и остались, как гарант того, что они приживутся, не сгинут, раскрывшись людям, их не сожрут вампиры и не уничтожит местная магия. И я последний из тех, кто может повелевать альфами, последний в роду, последний асс своего ремесла, и последний ведьмак-оборотень этого мирка, который так и останется для меня единственным из возможных…

И у меня были годы на то, чтобы спасти свой род, долгие годы, чтобы передать хотя бы часть своего ремесла, если не потомкам, то ученикам. И у меня, после бесконечного одиночества была семья, была любовь, была… пара…

Но, моей пары здесь больше не было. Не было ее и в моей жизни… После сладких шести лет брака…когда я почти поверил, что в моей судьбе есть хоть что-то, кроме долга…

Часть 1. Влад. Глава 1 (17.02)

Часть 1

Глава 1

(Влад)

«Женщина священна. Женщина, которую любишь, — священна вдвойне. Александр Дюма (отец)» — прочитал я эпиграф к роману, который лежал на подоконнике, сразу за рабочим креслом. От нового пластика не пахло Ингой и это снова натолкнуло меня на мыслительный процесс.

Несомненный плюс и отличие меня от оборотней в том, что я не так и подвластен эмоциям, наверное, чуть меньше зверь, чем мои волки. Хотя, возможно, дело в том, что мой зверь — хищник на хищников, и он слишком стар, чтобы ярко проявлять себя.

Мне пару лет назад стукнуло три сотни лет. Если оборотни живут около ста пятидесяти, ибо сила регенерации позволяет не только раны залечивать, но и замедляет сам процесс старения клеток, то Мастера могут жить почти вечно. «Почти», потому что я не знаю ни одного Мастера, который умер бы на Земле своей смертью. Мы этим схожи с вампирами. Опять же, в теории, и кровососы стареют, но этого никто не видел.

Проблема у Мастеров одна, кроме сложности обучения и чертовой прорвы обязанностей, а именно: дети. Если у волков беременность зависит от решения их звериной части, причем очень ярко это видно по девушкам. Волчицы легко могут выбрать самца без признания парой. В моих стаях много волчиц-матерей одиночек. То, вот у меня потомки могут быть только от Истинной пары, от той волчицы, что признает моего зверя навсегда, а точнее до того момента, пока смерть не разлучит нас.

Моим родителям, дядям, братьям и сестрам повезло. Они нашли свои пары и дали потомство. Их это от смерти не спасло, но, думаю понятно, почему первые сто пятьдесят лет меня не слишком заботил факт продолжения рода. Много работы, дурость молодости, обучение и секс… очень много секса. Мой зверь — альфа альф, можете сами представить, что отбоя от женщин (как волчиц, так и человеческих) у меня не было. Будете смеяться, но и среди моих сомнительных достижений была и парочка вампирш, про ведьм и просто чуть одаренных и говорить нечего.

×