Блюз суккуба (ЛП), стр. 2

– О боже, – пробормотала я, случайно увидев себя в маленьком настенном зеркале.

Оставалось надеяться, что никто из местных демониц об этом не узнает. Все они были особами довольно консервативными.

Отвернувшись от коварного зеркала, я посмотрела на пункт моего назначения: закрытую дверь с табличкой «Люди работают». Из-за нее доносилось слабое попискивание видеоигры, которое прекратилось сразу же, как только я постучала.

Спустя мгновение дверь открылась, и я оказалась лицом к лицу с малым ростом в чуть больше метра шестидесяти. У него были грязные светлые волосы длиной до плеч, которые заметно редели на макушке, а его жирное волосатое брюхо обтягивала майка с изображением Гомера Симпсона. Увидев меня, малый тут же выронил пакет.

– Мартин Миллер?

– Д-да… – выдавил он.

Я щелкнула плеткой.

– Ты готов поиграть со мной?

Я вышла из дома Миллера ровно через шесть минут. Видимо, мужская сила совсем не зависит от возраста, она либо присутствует, либо нет.

– Вот это скорость, – заметил Хью, увидев, что я иду к машине.

Он снова облокотился о свой «лексус» и закурил.

– Не лыком шиты. У тебя есть еще сигарета?

Он усмехнулся и протянул мне свою, предлагая затянуться.

– Не обижайся, но твои крылья возбуждают меня до невозможности.

Я выдохнула дым и прищурилась. Когда короткий осмотр местности подтвердил, что никого рядом нет, я приняла первоначальную форму.

– Ты передо мной в большом долгу, – напомнила я, надевая туфли.

– Знаю. Правда, другой на моем месте сказал бы, что это ты у меня в долгу. Ты сорвала приличный куш. Куда больше обычного.

Хью был прав, но это не улучшило мне настроения. Бедный Мартин. Может, он и мерзкий тип, но продать душу дьяволу ради шести минут – это уже чересчур.

– Выпить хочешь? – предложил Хью.

– Нет, слишком поздно. Я еду домой. Хочу еще почитать.

– Да, конечно. Когда настанет великий день?

– Завтра, – объявила я.

Бес хихикнул, издеваясь над объектом моего поклонения.

– Слушай, это же не Ницше и не Торо[3]. Самый обычный «мэйнстрим»[4].

– Великому писателю не обязательно быть сюрреалистом или трансценденталистом[5]. Кому это знать, как не мне? В последние годы я не раз имела дело с гениями.

После моего категоричного заявления Хью фыркнул и отвесил мне насмешливый поклон.

– Будь я проклят, если стану обсуждать с дамой ее возраст.

Я быстро чмокнула его в щеку и направилась пешком к машине, припаркованной в двух кварталах отсюда. Открывая дверцу, я почувствовала теплое покалывание, указывавшее на присутствие неподалеку другого бессмертного. Вампир, поняла я за миллисекунду до его появления. Черт побери, как же они быстро двигались!

– Джорджина, моя красавица, мой милый суккуб[6], моя богиня наслаждений… – пропел он, театрально прижимая к сердцу обе руки.

Прекрасно. Только этого мне и не хватало. Наверное, Дьюан являлся самым мерзким из бессмертных, которых я знала. Его светлые волосы были подстрижены так коротко, что едва прикрывали череп, а выбор одежды и дезодорантов вообще оставлял желать лучшего.

– Отвали, Дьюан. Нам не о чем разговаривать.

– Брось, – проворковал он и придержал дверь, когда я попыталась ее открыть. – Не притворяйся недотрогой. Посмотри на себя. Ты просто светишься. Хорошая выдалась охота, а?

При упоминании об этом я нахмурилась. Должно быть, жизненная сила Мартина обволакивала меня. Я упрямо попыталась открыть дверь, но тщетно.

– Судя по твоему виду, жить ему осталось несколько дней, – добавил вампир, внимательно разглядывая меня. – Кто бы он ни был, поездка в ад доставит ему такое же наслаждение, какое доставила ему ты. – Он лениво улыбнулся, слегка обнажив остроконечные клыки. – Чудесно выглядишь. Видно, хороший парень попался. В чем дело? Я думал, ты удовлетворяешь только подонков.

– Сменила тактику. Чтобы не обнадеживать тебя.

Он одобрительно покачал головой.

– Ох, Джорджина, ты в своем репертуаре. Как всегда, остришь. Но я знавал шлюх, которые хорошо умели пользоваться ртом. Как на работе, так и в свободное время.

– Отпусти, – бросила я, дергая дверь.

– Зачем так спешить? Я имею право знать, что вы с Хью здесь делали. Истсайд – моя территория.

– Ты прекрасно знаешь, что мы не обязаны соблюдать правила, которые ты установил.

– И все же простая учтивость требует, чтобы тот, кто оказывается на участке соседа – в буквальном смысле этого слова, – по крайней мере, здоровался. Слушай, почему мы с тобой никогда не общаемся? Ты передо мной в долгу. Тратишь слишком много времени на этих неудачников.

Неудачниками он называл моих друзей – единственных приличных вампиров, которых я знала. Большинство вампиров, включая Дьюана, были наглыми, грубыми и помешанными на своей территории. Впрочем, как и основная масса смертных мужчин.

– Если не отпустишь дверь, узнаешь много нового о том, что значит «простая учтивость».

Да, конечно, я говорила как героиня «экшен»[7], но ничего лучшего тогда мне в голову не пришло. Мой голос звучал угрожающе, однако я просто блефовала, и Дьюан это знал. Суккубы обладали харизмой и способностью к трансформации, но вампиры были быстрее и сильнее. Они даже могли сломать человеку запястье во время рукопожатия.

– Ты угрожаешь мне? – Он погладил меня по щеке, от чего волоски на моей шее встали дыбом. Меня передернуло. – Это восхитительно. И так возбуждает. Знаешь, мне хотелось бы увидеть тебя оскорбленной. Если будешь вести себя как хорошая девочка… Уй! Ах ты, сучка!

Видя, что обе руки Дьюана заняты, я воспользовалась предоставленной мне возможностью. Быстрое превращение, и на моей правой руке появились ногти длиной в три дюйма. Я чиркнула ими по его правой щеке. Дьюан среагировал почти мгновенно, но все же я успела пустить вампиру кровь, прежде чем он схватил мое запястье и шарахнул им о машину.

– В чем дело? Это для тебя недостаточно оскорбительно? – не обращая внимания на боль, выдавила я.

Еще одна фраза из плохого фильма.

– Мило, Джорджина. Очень мило. Посмотрим, какой ты будешь милой, когда я…

Тут на перекресток выехала машина и устремилась к нам. В свете ее фар я увидела, что на лице Дьюана появилось нерешительное выражение. Водитель наверняка заметил наш тет-а-тет. Дьюан мог без труда убить помешавшего нам смертного – черт побери, именно этим он и зарабатывал себе на жизнь, – но смерть человека, заступившегося за меня, не понравилась бы нашему начальству. Даже такой подонок, как Дьюан, дважды подумал бы, прежде чем столкнуться с бюрократической машиной.

– Мы еще не закончили, – прошипел он, отпуская мое запястье.

– А я думаю, что закончили. – Теперь, когда спасение приближалось, я осмелела. – Если ты еще раз подойдешь ко мне, этот раз станет последним.

– Дрожу от страха, – саркастически ответил Дьюан.

Он снова блеснул глазами и исчез во тьме, когда автомобиль промчался мимо. Слава богу, что появился этот человек.

Не теряя времени, я забралась в машину и включила двигатель. Нужно было как можно скорее добраться до города. Я вцепилась в руль, мои руки дрожали. Этот болван действительно напугал меня. Я тысячу раз отшивала его в присутствии моих бессмертных друзей, но встретиться с ним один на один на темной улице – это совсем другое дело. Тем более что мои угрозы были пустыми.

Я ненавидела насилие во всех его формах. Наверное, потому что побывала во временах, жестокость и зверство которых не имеют аналогов в современном мире. Людям нравится говорить, будто мы живем в век насилия, но они не имеют представления, что творилось в прошлом. Да, конечно, приятно сознавать, что несколько веков назад насильника быстро кастрировали бы и навсегда избавили от возможности совершить повторное преступление без бесконечных судейских спектаклей, после которых ему могло светить досрочное освобождение за «хорошее поведение». Но, к несчастью, сторонники мщения редко останавливаются на достигнутом, так что уж лучше мириться с современной бюрократией.

×