Связь (ЛП), стр. 1

К.А. Линде

Связь

Серия «Восхождение» № 2

Переводчик и офрмитель — Лена Меренкова

Обложка — Лена Меренкова

ПРОЛОГ

Тело Жарданы торжественно гудело.

Она вернулась в свои покои и обнаружила зашифрованное послание от принца Каэла. Она поняла, что это та самая ночь. Все изменится между ними. Их маленькая шалость за кулисами затянулась. Пора сделать это официальным.

Она была Компаньоном в Бьерне, была одной из самых уважаемых женщин в стране. Более того, она могла править. Она уже была помощницей Директора внутренних дел Ее величества, королевы Калианы. Вскоре она из помощницы станет Директором королевы. Правой рукой королевы. Ее доверенным Компаньоном.

И, если этой ночью все пройдет, как она предполагала, она сразу станет герцогиней, будет править Альбионом, а ее муж будет вторым в очереди на трон. От такого нельзя было отказаться.

Она натянула черный капюшон плаща на лицо. В записке ясно говорилось, чтобы никто не видел, как она ушла. Она давно нашла несколько выходов и входов в замок, чтобы никто не мог помешать ей уйти даже в жуткие времена, как сейчас, когда убивали Компаньонов и Высший орден и пропала раздражающая Сирена.

Жардана верила, что Сирена пыталась привлечь больше внимания, будто наигранного интереса короля было мало. Она задрала нос от мысли. Нет, королю Эдрику плевать на девчонку. Потому Сирена и пропала.

Жардана закатила глаза. Из — за Сирены ее кровь кипела. Но Жардане хотя бы не придется иметь с ней дела после этой ночи.

Место встречи было недалеко, но она держалась теней и избегала людей. Если Каэл хотел сделать предложение уединенно, она будет рада подыграть ему.

Она миновала женщину в грязном фартуке, и та отпрянула при виде Жарданы.

— С дороги, — раздраженно рявкнула Жардана.

Женщина спешно склонилась в неуклюжем реверансе.

— Прошу прощения, мисс.

— Ты не знаешь лучших? Я Компаньон, а не простолюдинка.

Ее глаза округлились.

— Простите. Не хотела оскорбить, Компаньон.

Жардана испепеляла женщину взглядом.

— Ее величество услышит об этом.

Она пошла прочь, слушая мольбы женщины с мрачным смехом, что подавляла в себе.

Она добралась до уединенного здания, которое Каэл упомянул в письме. Она запомнила послание и сожгла его в камине. Никто не должен был узнать о происходящем.

Она подошла к двери и отстучала шифр — три стука, пауза, один стук, пауза, один удар и ожидание.

Дверь открылась со скрипом, и Жардана поспешила в дом, заперла за собой дверь. Она сдвинула капюшон с лица и осмотрела комнату. Было пусто, стены ничто не украшало, в комнате не было стульев, даже кусочка ковра на каменном полу. Выглядело уныло.

Почему он решил делать предложение здесь?

— Жардана, это ты? — позвал Каэл.

Она повернулась к узкому коридору и пошла на его голос.

— Да, это я.

— Хорошо. Ты пришла.

— Конечно.

Она попала из коридора в открытую комнату и застыла. Свет свечей заливал пустую комнату. В центре стоял деревянный стол, на нем лежала маленькая книга. Каэл оторвал взгляд от страниц, атмосфера будто менялась с ним. У нее было неприятное чувство, но она не могла назвать его.

— Вы хотели меня видеть? — сказала она, теряя часть бравады.

— Да. Закрой за собой дверь.

Жардана сглотнула и прошла к нему.

— Что вы читаете?

— Книгу, которую мне оставил отец.

— Я не знала, что король Малтриер что — то вам оставил, — сказала Жардана. — Что в ней?

— Много очень важного для страны.

— Король Эдрик ее видел?

Зря она это спросила. Каэл резко поднял голову, его глаза были грозовыми тучами. Его зрачки расширились, он был в ярости. Стоило знать лучше. Она знала, как Каэл презирал брата. Он был избран, рожден для величия, ему все подавали на серебряном блюдце, пока Каэл ждал в стороне, пока на него смотрели свысока, и пока он пытался достичь хоть части величия, которой уже обладал его брат.

— Эдрик не всегда был любимцем, — прорычал Каэл. — Хоть тут отец выбрал меня… а не Эдрика. Он оставил мне свою самую ценную вещь, и сегодня мы увидим, ка его планы начинают приносить плоды.

Жардана жестоко улыбнулась. Она любила, когда он так говорил.

— Да, — сказал она ему. — Вместе мы захватим мир.

— Определенно, — сказал он с чарующей улыбкой, которую она хорошо знала.

Он притянул ее к себе.

— Ты мне доверяешь?

— Безоговорочно, — сказал она ему.

Они собирались править миром вместе. Она будет его королевой, будет сидеть рядом с ним, сразу после королевы. Ее амбиции еще никогда не были такими высокими. Она почти ощущала вкус. Она будет сидеть на золотом троне, будет смотреть свысока на жалких подданных. Она будет командовать Компаньонами, и они будут слушаться только ее. Для этого она была рождена. Ее мама всегда говорила, что она будет высоко.

— Тогда мы должны стать одним, — выдохнул он в ее шею.

Она невольно охнула. Наконец — то.

— Да. О, Каэл, да.

Нож погрузился в ее спину так быстро, что она не заметила предпосылок к этому. Он ударил ее так, что она не смогла даже вскрикнуть, как он и планировал. Кровь полилась из раны, пропитала ладони Каэла, обрушилась на каменный пол.

— Для тебя, отец, — сказал он, а потом пропел слова, которые произносили его праотцы, которые переводились с древнего языка как: «Жизнь отдана свободно. Власть забрана свободно. Вытянутая из тебя. Отдай мне. Отринь свет и погрузись во тьму. Я сдаюсь».

Жизнь покидала когда — то яркое тело Жарданы, Каэл забирал себе жизненную силу. Не было ничего сильнее на земле, чем энергия из плоти и крови. Их глубокая связь, что длилась годы, только усилила раскаленную белую энергию, которая перешла к нему.

В тот миг, когда сила заполнила его тело, он понял, почему его отец убил его мать.

1

Дозор

Все части тела Сирены Штром болели.

Она слезла со своей гордой лошади в яблоках, Цеффи, спрыгнула на свои ноги. Колени чуть не подкосились под ней, и она попыталась стряхнуть онемение, что сковало тело от дня езды верхом. Даже пальцы сводило от того, как крепко она сжимала поводья.

Она сняла сумку с седла Цеффи и подготовила лошадь к долгому пути завтра. Ее ладонь пролезла в сумку, а потом та упала на землю. Сирена вытащила золотую брошь Бьерна и с трепетом провела по ней пальцами. Это была метка Компаньона, высшего места на земле после королевичей. Ей было больно больше не носить брошь, но она и ее товарищи договорились, что украшение слишком узнаваемо. Так что брошь была скрыта в ее вещах.

Сирена подавила зевок и прикрыла рот, пытаясь отогнать усталость. Ей не хотелось, чтобы кто — то видел ее утомленной. Это она убедила друзей — Мэлию Далмер, Алви Ганна и Ордэна Дейна — убежать из дома в Бьерне. Так что она должна была оставаться сильной в пути, что бы ни происходило.

С раннего возраста она мечтала о приключениях и путешествиях. Она не ожидала, что путь будет так утомлять.

Мэлия вела вьючную лошадь по поляне, оставив ее, она принялась расставлять лагерь. Ордэн разведывал дороги среди холмов впереди. Алви уже привязал свою лошадь, Белгара, и собирал хворост. Они были в бегах неделями, уже выработали план действий на каждый день.

— Сирена, — сказала Мэлия, привлекая ее внимание, — Алви не должен был уже вернуться?

— Уже? Он не так долго ходит, — сказала она.

А потом она заметила положение солнца и нахмурилась.

— Мне не нравится, что он так далеко, как и Ордэн, пока нас преследуют стражи.

— Я найду его. Не переживай.

— Возьми это, — Мэлия указала на широкий меч, висящий на боку Цеффи.

Сирена с презрением посмотрела на меч.

— Меня не будет всего минуту.

×