Не потеряй душу (ЛП), стр. 1

Рейчел Винсент

Не потеряй душу

Взывающие к душам — 0,5

Оригинальное название: Rachel Vincent «My Soul to Lose» (Soul Screamers #0.5), 2009

Рейчел Винсент «Не потеряй душу» (Взывающие к душам #0.5), 2019

Переводчик: Иришка Дмитренко

Редактор: Елена Теплоухова

Обложка: Мария Суркаева

Перевод группы: http://vk.com/fashionable_library

Любое копирование и распространение ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Любое копирование и распространение ЗАПРЕЩЕНО!

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.

— Спасибо, что подвезла, Трейси! — Эмма захлопнула заднюю дверцу машины, затем снова открыла ее, чтобы выдернуть зажатый край тонкой, как паутинка красной юбки, пока ее сестра наклонилась, чтобы опустить стекло со стороны водителя.

— Будьте готовы к восьми, иначе уеду без вас.

Эм понарошку отсалютовала ей, затем развернулась ко входу в торговый центр, даже не ожидая, пока машина отъедет от обочины. Нас и близко не будет возле парковки в восемь часов. Найти того, кто отвезет нас домой, проблем не составит — Эмма выставит бедро вперед, улыбнется, и все парни штата Техас бросят ключи от своих машин к ее ногам, если она этого захочет.

Иногда поездка домой оказывалась даже веселой, потому что Эмма могла флиртовать с водителем. Проверять, как много он может выдержать прежде, чем его концентрация ослабнет и ему придется заставлять себя следить за дорогой. До аварий никогда не доходило, но с каждым разом Эм толкала все дальше, всегда была готова довести до предела… Ну, любого.

Я поехала с ней, потому что это был огромный кусок власти и свободы — находиться в тени Эммы было гораздо интереснее, чем проживать собственную жизнь.

— Ладно, Кейли, вот какой у нас план. — Эм подошла к стеклянной двери и створки разъехались в стороны. Искусственно кондиционированный прохладный воздух стал милосердием для моей влажной кожи и перегретых щек: у Трейси в машине не оказалось кондиционера, а сентябрь в Далласе был достаточно жарким, чтобы заставить вспотеть даже дьявола.

— Если итогом будет прилюдное унижение Тоби, я в деле.

— Будет. — Она встала перед встроенным в стене зеркалом в главном коридоре, и ее отражение улыбнулось мне, сияя карими глазами. — И это наименьшее, чего он заслуживает. Тебе не стоило останавливать меня, когда я собиралась поцарапать его машину ключом.

Как же мне этого хотелось. Но менее чем через год я получу собственные водительские права, и меня снедала уверенность, что если мы поцарапаем чей-то только что окрашенный автомобиль — даже если владельцем его окажется крыса, которая теперь мой бывший парень — карма водителя-новичка настигнет меня и цапнет за задницу.

— Так что будешь делать? Толкнешь его на столик? Сделаешь подножку в спортзале? Расстегнешь его штаны, пока вы будете танцевать, а затем станешь вопить «Помогите!»? — Карма танцев в честь возвращения меня не тревожила. Но Тоби нужно было…

Эмма отвернулась от зеркала с вскинутыми в изумлении бледными бровями.

— Я просто продинамлю свидание с ним, а затем буду зажигать с кем-нибудь из его друзей на танцполе, и вот у последнего варианта имеются все настоящие шансы. Может, у нас получится и то, и другое. — Подруга снова расплылась в улыбке, затем потащила меня за первый же угол по широкому коридору торгового центра, где перед нами открывалось пространство первого этажа и хороший вид на уровень под нами. — Но сначала мы убедимся, что ты будешь выглядеть настолько круто, что каждую минуту своего танца он потратит на желание побыть с тобой.

Обычно я не покупаю много вещей. Худые девочки с маленькой грудью прекрасно выглядят как в джинсах и приталенных футболках, так и в чем-то поизящней, и, скорее всего, я подсознательно подчеркиваю одеждой свои преимущества, потому как нахожу пару для очередного свидания уже через пару дней.

Но это не делает из Тоби меньшего таракана, коим он и является — через час, после того, как он меня бросил, придурок пригласил Эмму на танцы. Она согласилась, уже наполовину продумав план мести.

Так что я пришла в торговый центр за неделю до танцев, вооружившись кредиткой тёти и хорошим вкусом Эммы, готовая по-крупному насолить скользкой пиявке в лице моего бывшего парня.

— Нам стоит начать с… — Эмма остановилась и сжала медный поручень, глядя вниз на закусочную на нижнем уровне. — Ням-ням. Не хочешь для начала слопать по крендельку?

По ее тону я поняла, что дело было вовсе не в еде.

На уровень ниже нас двое ребят в зеленых бейсболках старшей школы «Истлейк» двигали третий столик к уже стоявшим двум рядом, за которыми четверо девчонок из нашей школы сидели перед горой нетронутой еды. Парень слева — Нэш Хадсон, чья «пара» недели — Эмбер, или как ее там — уже заняла свое место. Появление на танцах с Нэшем могло бы стать самым ярким планом мести Тоби, на который я была способна. Но случиться этому не судьба. Я даже не мелькала на радаре заинтересованности Нэша Хадсона.

Рядом с Эмбер сидела моя двоюродная сестра Софи — я бы узнала ее затылок везде. В конце концов, эту часть ее я вижу чаще всего.

— А Софи туда каким ветром занесло? — спросил Эмма.

— Одна из танцующих обезьянок в лице ее подружаек забрала ее сегодня утром. — К счастью, кузина постоянно меня игнорировала после проверки групп по танцам в прошлом месяце, когда она стала единственным новичком в танцевальной команде школы. — Тётя Вэл заберет ее примерно через час.

— Кажется, напротив нее сидит Даг Фуллер. Идем! — Глаза Эммы сверкнули под огромной потолочной лампой над нами. — Я хочу покататься на его новой машинке.

— Эм… — но мне осталось лишь бежать за ней, избегая столкновения с покупателями с нагромождением пакетов и маленькими детьми. Я догнала подругу только на эскалаторе и оказалась лишь на одну ступеньку выше нее. — Эй, смотри, — я кивнула на группу в закусочной, где одна из только что пересела за другую сторону стола, чтобы что-то прошептать на ухо Дагу. — Мередит будет рвать и метать, когда увидит тебя.

Эмма пожала плечами и сошла с эскалатора.

— Переживет. Или нет.

Но в момент, когда я ступила на пол, меня охватило холодное, темное ощущение ужаса, и я знала, что не смогу сделать ни шага в сторону закусочной.

Только если захочу устроить представление.

Буквально через считанные секунды я могла потерять контроль над криком, нарастающем внутри меня, и как только он вырвется, я не смогу остановить его, пока не уберусь подальше отсюда.

Лучше уйти, пока этого не произошло.

— Эм… — прохрипела я. Одной рукой сжала горло — чувство было такое, словно его стискивали изнутри.

Эмма не услышала меня — она уже шагала к столам.

— Эм… — повторила я, с трудом выдавив из себя этот единственный слог, превозмогая давление в горле, и в этот раз она услышала меня.

Эмма развернулась и посмотрела мне в лицо, на ее лбу появилась уже знакомая мне тревога. Она с тоской посмотрела на закусочную, а затем поспешила ко мне.

— Приступ паники? — прошептала подруга.

Я нашла силы лишь на кивок, борясь с желанием закрыть глаза. Иногда все бывало хуже, чем сейчас, когда я видела лишь мрак. Складывалось ощущение, словно мир сжимал меня. Словно ко мне ползло нечто невидимое.

Или, может, я смотрю слишком много ужастиков…

— Ладно, пошли, — Эм взяла меня под локоть, поддерживая и утаскивая от закусочной, от эскалатора и какой бы там ни было причины нынешнего моего состояния.

— Настолько плохо? — спросил она, как только мы отошли на добрых пятьдесят метров.

×