Белые розы (СИ), стр. 1

Белые розы — Андрей Карелин

Глава 1

Сентябрь

Верчусь перед зеркалом. Как же люблю вертеться, смотреть на себя, рассматривать то, чем одарила меня природа. Пухлые губы, узкая талия — сколько же девчонок мечтают о такой талии, худеют и ходят в спортзал, приседают со штангой, а мне всё за так досталось, от мамы и бабушки. Завидую сама себе. Губы (ах да я уже говорила про губы), глаза и ресницы — пышные ресницы и волосы, чёрные как смоль, пышные, кучерявые. Может, кератин сделать? Мама говорит, не портить, но я уже всё испортила своими подкрашиваниями. Раньше ещё баловалась красными и светлыми оттенками, выбеливала пряди. Но согласитесь, что может быть красивее иссиня — чёрных кучерявых волос? Ну, или ровных. Нужно вернуться к мыслям о кератине. Грудь… Ну, положим, грудь не самое большое моё достоинство — пышной её никак не назовёшь. Здесь — с натяжкой — «двоечка» (это, чтобы не говорить «единичка», хотя иногда мне кажется, что «нулёвка»).

Другим с грудью повезло гораздо больше, чем мне, а вот ноги, особенно на каблучках, — это просто загляденье. Сама себе завидую! Мечтаю о своих ногах, расцеловала бы каждую. Ноги — это первое, что во мне замечают. Все парни сначала смотрят на ноги, и лишь потом — в глаза. Но я не жалуюсь. Я же не для того колготки ношу, чтобы мои ножки не замечали. И каблуки надеваю не для удовольствия. Хотя я так люблю каблучки — никогда бы их не снимала! В них я чувствую себя королевой, и походка у меня именно такая, как мне нравится — как у топ — модели, как у актрисы Голливуда… чуть не сказала «порноактрисы», хотя голая я ничем не хуже их. Только маслом намазаться и грудь силиконовую вставить. И чего я так взъелась на свою грудь? Нормальная у меня грудь, нормальная, только маленькая. В конце концов, большинство мужчин сначала на ноги смотрит, а, значит, грудь им вообще не интересна. Если бы грудь имела такое большое значение, не было бы на Порнохабе такого раздела, как «Маленькая грудь». Откуда я знаю разделы Порнохаба? Да я много чего знаю!

Подкрашиваю ресницы (пусть кажутся ещё больше), подвожу глаза и брови, намазываюсь тоналкой (хотя непонятно, зачем, у меня идеальная загорелая кожа), но хочется ещё лучше, хочется, чтобы была прям вообще супер! Чтобы он увидел меня и влюбился, навсегда и бесповоротно. А дальше — свадьба, детишки, и чтоб он сох по мне, как припадочный. А я за его спиной… хотя нет, я не такая. Не на словах не такая, я действительно просто хотела бы, чтобы он меня ревновал. Чтобы так сильно любил, чтобы не мог без меня жить, чтобы ни на шаг от себя не отпускал. Чтобы прямо вообще… не могу подобрать слов. Мне просто не хватает любви, а мне одной нужно её очень много. Много, но не разной — мне хватит его одного до конца моих дней.

Закрываю глаза и улыбаюсь. Как же я его люблю! Просто мечтаю о встрече! Я его ещё первого сентября заметила. Сразу обратила внимание: самый красивый парень на потоке, жаль, что из параллельной группы. Но вот группы смешали, и мы оказались в одной. Мне он показался робким, и я сама ненавязчиво так подошла, улыбнулась и поздоровалась, а он помахал мне в ответ. В этот же день он провожал меня домой, сумочку мою нёс. Это так мило выглядит: парень с женской сумочкой! С одной стороны, так не должно быть, а с другой — как же это мило, я прям не могу удержаться!

И все кто видели нас вместе, говорили: «Юлька, вы с Сашкой такая красивая пара!» А я и так знаю. Он — самый красивый парень на потоке, я — самая красивая девушка… ну, может, не самая, хотя, с моим самомнением и самооценкой, наверное, самая. Самая уверенная в себе, а может, даже самая наглая. Может, есть кто и красивее меня, но я однозначно лучше всех! Да я такая. А он такой застенчивый и милый! Проводил меня до самого дома, да ещё и эсэмэску написал: «Ты как?» А как я? Отлично! Теперь только о нём и думаю. Гад такой, украл всё моё внимание! И когда теперь уроки делать? Хорошо, что завтра лекции одни. А если бы семинары? Но я всё успеваю, я же отличница.

Ладно, чего это я всё о себе да о себе.

— Мам, я пошла, — говорю и выхожу за дверь.

— Когда будешь? — без надежды услышать правду, спрашивает меня мать.

— Не знаю ещё. — А зачем мне обманывать? Пусть сама догадается.

«Может, меня вообще сегодня не будет. Может, я к нему ночевать поеду. А что тут такого? Хоть я и приличная девушка, но влюблённая, а, значит, всяких глупостей могу понаделать. Имею право».

Спускаюсь вниз, он ждёт меня. Одет в какой — то смокинг (мне даже смешно становится: привыкла его видеть в спортивных штанах, кроссовках и парке). Опять этот взгляд снизу вверх. Так долго разглядывает мои ноги. Я даже чувствую его взгляд на своих щиколотках и коленках.

— Пошли! — улыбаюсь я.

— Юль, ты сегодня такая красивая! — Он пытается подобрать правильные слова.

— Ты хотел сказать: «Как обычно». — Всё перевожу в шутку.

— Да, как обычно, только ещё красивей.

А сейчас нам предстоит ритуал, без которого не обходится ни одна встреча, в том числе и с друзьями: поцелуй. И вот тут у меня всегда возникали сложности. Я люблю его всем сердцем, честно-честно, но поцеловать нормально не могу. Вот не могу накинуться и зацеловать до смерти, не могу втягивать в себя его слюну и мечтать о том, чтобы как можно больше его жидкости вошло в моё тело. Нет, я, конечно, могу об этом мечтать, иначе просто сейчас бы об этом не думала. Но только каждый раз, когда мы встречаемся, меня от поцелуев воротит, ничего не могу с собой поделать.

Целую его в щёчку как можно ближе к губам, стараюсь, чтобы поцелуй был мокрым, стараюсь, чтобы он почувствовал вкус моей помады — я ведь её для него и выбирала. Целый час мы с ним в магазине крутились. Я купила именно ту, что ему понравилась. Просто хочу как можно сильнее нравиться ему. Хочу… хочу… как же приятно об этом думать!

— Куда пойдём? — весело спрашиваю я.

— Можно в парке погулять, — пожимает плечами Сашка.

— Я такие каблуки надела, ну и как мне теперь гулять? — сюсюкаю я. — Может в кино? — предлагаю, раз он такой недогадливый.

— Давай, — вздыхает он. — Но фильм нормальный будет только вечером, а пока давай в парке посидим.

— Ну, как скажешь…

На самом деле мне всё равно где сидеть — лишь бы рядом с ним. Лишь бы он меня к себе прижал и облапал. И пусть другие видят, так даже интереснее. Боже, какая же я счастливая!

Он берёт меня за руку, и мы идём в парк. По пути я спотыкаюсь. Нет, я отлично умею на каблуках ходить, просто мне нравится, как он каждый раз спешит на помощь. Такой милый, такой хороший!

— Не потянула? — спрашивает, а сам пальцами мне щиколотку массирует.

— Немого, — взмахиваю ресницами. Я долго училась, как правильно это делать, перед зеркалом. Я подготовленная девочка.

— Давай присядем, я тебе массаж сделаю, — предлагает он.

— Что? — оглядываюсь. — Прямо здесь?

— Нет, в парке, — поправляется Сашка. Какой же он непосредственный! Просто идеальный! Его губы, его скулы, мужественный подбородок, сильные руки… Как же приятно очутиться в его руках!

Мы идём в парк, на нашу скамейку, там никогда не занято, просто она немного дальше, в тени клёнов. Сашка садится передо мной на корточки и снимает с моей ноги туфлю.

— Сильно потянула? — спрашивает он и мнёт мою щиколотку в руках. А мне так приятно, что я даже говорить не могу в этот момент. Хотя единственное что я хочу ему сказать — «Возьми меня прямо сейчас и сделай со мной всё что захочется, в самой извращённой форме. Только побыстрее, пожалуйста, не могу больше ждать». Но, к сожалению, я не могу этого сказать, всему виной моя воспитанность, зажатость и закомплексованность. Что там говорить, он даже меня ещё голой не видел. Хотя я уже давно мечтаю ему себя показать. Я закрываю глаза и думаю о нём, даже когда сижу рядом с ним.

Он целует мою ногу и надевает на неё туфлю. Это так нежно! А потом он садится рядом и прижимает меня к себе. И мы целуемся. Я уже говорила, что мне не слишком приятно это делать: то ли губы пересыхают то ли что ещё, не знаю. Просто неприятно, и всё. Но ради него я стараюсь, ради него я готова на всё. Ради него я даже сосать тренировалась, на бананах. Понимаю, что это глупо, но, с другой стороны, рано или поздно придётся. Так почему бы не подготовиться? Я же не хочу показаться ему полной неумехой. Хочу стать для него единственной, кто будет всегда рядом с ним.

×