Куклы из космоса, стр. 1

Малов Владимир Игоревич

Куклы из космоса

МАЛОВ Владимир

Куклы из космоса

Вступление

"Скорость велосипедиста превышала 150 километров. Это противоречило физическим и всем иным законам".

Старший сержант Верстаков подрулил к обочине, заглушил мотор и снял фуражку. С самого начала дежурства уличное движение происходило согласно правилам, никаких происшествий, аварий, наездов не наблюдалось. Пожалуй, можно было дать себе, наконец, несколько минут отдыха.

Патрульная машина стояла прямо против зеркальных витрин фирменного магазина женской одежды "Анастасия". Некоторое время Верстаков любовался выставленными напоказ великолепными и очень дорогими образцами. Потом старший сержант, не выходя из-за руля, изучил афишу с сентябрьским репертуаром филармонии. Когда он вновь перевел взгляд на витрину, взгляд этот был не по-служебному рассеян, задумчив.

Но уже в следующее мгновение старший сержант увидел в стекле некое отражение - оно стремительно перемещалось справа налево, от одного конца витрины к другому, - и тут же внутри Верстакова словно сработала какая-то пружина. В долю секунды его машина рванулась с места.

Нарушение, четко отмеченное инспектором, было серьезным: большое превышение скорости. Дорожный знак ограничивал ее на данном участке шестьюдесятью километрами, а велосипедист, чье отражение молнией пронеслось в витрине, превысил ее раза в два с половиной. Конечно, репертуар филармонии немедленно был забыт Верстаковым, и старший сержант вновь стал тем человеком, каким всегда и бывал при исполнении служебных обязанностей.

Под колесами мотоцикла стремительно разворачивалась темно-серая лента асфальта. Велосипедист-нарушитель (молодой человек в джинсах и пестрой фирменной майке) успел уже уйти далеко вперед. Верстаков удобнее устроился на сиденье своих "жигулей" и прибавил газа. Все время в голове старшего сержанта медленно шевелилась какая-то неосознанная до конца мысль - в дополнение к обычным, естественным мыслям о том, что никому не позволено нарушать, что нарушение создает дорожную опасность, ведет к происшествиям. И наконец Верстаков понял, что никто, будь это хоть суперспортсмен, не смог бы развить подобной скорости на велосипеде.

Он ахнул и пустил машину еще быстрее.

Невероятное, тем не менее, продолжалось: расстояние между нарушителем и старшим сержантом не сокращалось никак. Молодой человек в джинсах и майке, с невероятной скоростью крутя педали, легко обходил все другие виды транспорта. На несколько секунд, правда, он задержался у красного светофора, и Верстаков, казалось бы, настигая, успел заметить, что нарушитель, похоже, совсем не устал, и что велосипед у него самый обыкновенный, складной "Салют", без всяких признаков мотора или каких-либо других приспособлений. Но сразу же светофор переключил цвета, и велосипедист с места в карьер опять развил невозможную свою скорость. Через несколько мгновений он промчался под мостом кольцевой дороги и оказался за городскими пределами. Здесь старший сержант обнаружил, что медленно и верно он начинает отставать. Верстаков выжал газ до конца, и двигатель взревел из последних сил. Но инспектор, увы, отставал все больше и больше...

Несколько позже в этот день старший сержант ГАИ Верстаков составлял рапорт, в котором излагались все произошедшие события.

"В 17 часов 32 минуты, - писал инспектор, - нарушитель потерял возможность продолжать движение в связи с железнодорожным шлагбаумом, который преградил ему путь. Я наконец его настиг. На вопрос, почему на останавливался на требования (я ему сигналил сиреной), задержанный утверждал, что из-за скорости ничего не слышал. Попросив предъявить документы, каковым оказался студенческий билет, я установил личность. Задержанный оказался студентом четвертого курса МГУ Лютиковым Юрием Петровичем, 21 года. В ответ на вопрос, почему была превышена скорость, задержанный отвечал уклончиво, но потом, после ряда вопросов, был вынужден признаться, что спешил в дачный поселок Годуновка, где его в точно назначенное время (свидание) ждала девушка, а он якобы опаздывал и потому никаким другим видом транспорта, кроме своего велосипеда, воспользоваться не мог.

Здесь я еще раз подчеркиваю, что скорость велосипедиста превышала даже 150 километров, что противоречит, на мой взгляд, физическим и всем иным законам, и поэтому я счел нужным препроводить нарушителя в отделение, где мои утверждения сначала не принимались всерьез на том основании, что начальник, товарищ Иванов Ж.Ш., сам является знатоком и любителем велосипедного спорта. Однако, связавшись по телефону с постовыми, мимо которых я проезжал во время преследования, я получил единодушное подтверждение. Гражданин Лютиков не имел больше возможности все отрицать и объяснил факт невозможного на велосипеде превышения скорости хорошей тренированностью и вообще значительной физической силой. Когда ему не поверили, в подтверждение он двумя руками поднял над головой большой сейф, проделав это без какого-либо наблюдаемого физического напряжения. Устанавливая сейф на место, он наклонился, и при этом из кармана его брюк выпал неизвестный, но странный плоский предмет, сделанный непонятно из какого материала, который все время как бы светился розовым светом. В этот момент задержанный очень смутился и сделал попытку убрать предмет к себе в карман, но товарищи, заинтересовавшись, попросили дать объяснения. Гражданин Лютиков совершил попытку назвать предмет научным океанографическим прибором, так как он недавно в качестве практиканта участвовал в экспедиции, посвященной жизни океана, но его смущение свидетельствовало об обратном.

На все последующие вопросы о назначении прибора он отвечать отказался, и тогда в отделение были приглашены технические эксперты. Ознакомившись с устройством прибора (задержанный предъявил им его с большой неохотой), они были вынуждены признать, что устройство, принцип и назначение прибора остаются им совершенно неизвестными, и что они вынуждены обратиться за консультацией к видным ученым. Ученые же, в числе двух человек, позже прибывшие в отделение, пришли к удивительному выводу, что неизвестный прибор не мог быть сделан на Земле, и, следовательно, был изготовлен вообще неизвестно где. Тогда гражданин Лютиков, видимо, не имея возможности отрицать, заявил, что ему необходимо сделать важное сообщение. Однако он утверждал, что делать его в отделении милиции не место, и через некоторое время, ушедшее на решение этого вопроса, вместе с учеными отбыл в Президиум Академии наук.

Велосипед же гражданина Лютикова марки "Салют" остался в отделении. Наши эксперты его детально обследовали, но не смогли обнаружить каких-либо различий с обыкновенными промышленными образцами. Все товарищи в милиции терялись в догадках, строя различные предположения о произошедшем, и трудно было решить, кто же из них прав. Некоторые, знакомившиеся с научно-фантастической литературой, склонялись к мысли, что гражданином Лютиковым называл себя какой-либо космический пришелец, наделенный неземной физической силой, хотя и не были в этом вполне уверены. По моему же мнению дело здесь в чем-то другом, потому что студенческий билет был у него в надлежащем порядке, подписан деканом, чья подпись удостоверялась печатью, а с факультета, на котором он учится, сообщили, что он действительно является студентом, причем числится на хорошем счету, но в чем дело, я еще не знаю..."

Здесь инспектор Верстаков прервался, глубоко вздохнул и нахмурился. Перед мысленным взором старшего сержанта снова проходили все непонятные подробности сегодняшнего происшествия. Верстаков немного подумал, потом обмакнул ручку в чернила и закончил свой рапорт: "Однако я твердо уверен, что все в конце концов прояснится, и что ученые, конечно, разберутся, может быть, уже разобрались".

А в Президиуме Академии наук гражданин Лютиков в это время уже делал свое сообщение, стоя перед десятками видных ученых, собравшихся здесь с удивительной быстротой.

×