Девочка волшебница или... Книга 3 (СИ), стр. 2

- Ты ведь понимаешь, что ты не прав? - спросил он после того как уселся в кресло и Арон поставил перед ним бокал вина. - Ты видел какие у нее были глаза, она ведь считала тебя другом, а ты получается предал ее.

- Разумеется я понимаю, что не должен был так поступать, но иначе поступить я тоже не мог. - ответил Арон. - В сложившейся ситуаций иначе нельзя. Я прекрасно понимаю, что пассивная защита Академии для Лурии пустой звук, удержать ее в любом случае было бы невозможно. Но именно такой реакции от нее я и добивался.

- Не понимаю, зачем тебе это?

- Все дело в доверии. Лурия, хоть и осторожна во всем, но тем не менее доверяла всем членам Совета без исключения. Сейчас она доверяет только себе, ну может быть еще тебе и Пьеру, так как вы приняли ее сторону в споре со мной. Это разом исключает множество неприятных рисков и значительно упрощает ее защиту.

- То есть у тебя есть основания предполагать, что в Академии есть предатель и он находится в Малом Совете?

- Я не исключаю такой возможности, как и возможность того, что предателей много и они находятся на самых разных уровнях.

- Ну допустим ты прав, но все равно остается вопрос - зачем эльфам идти на открытый конфликт с Академией?

- Это были так называемые серые - изгнанники.

- Это уже установлено?

- Да.

- А маги, что с были с ними?

- Вероятнее всего они тоже изгнанники - личности еще не установили, но это дело времени. У нас есть посох, а это уже само по себе не мало. Узнаем кто владелец, вполне вероятно узнаем, кто были его сообщники. Только непонятно, как маг способный поднять энта, оказался за границей Великого Леса?

- Да-а, такого скорее убьют, чем изгонят... Может все же темные? Давно о них ничего слышно не было...

- Слишком уж сильно размахнулись и все как-то не профессионально - темные так не работают. Мы об их последней паскоти, узнали только через пятьдесят лет, да и то случайно.

Арон разлил по бокалам остатки вина и достал второй бутыль.

- Ладно, давай пока закроем этот вопрос. Сейчас есть вопрос требующий немедленного решения...

- Кто поедет на раскопки?

- В точку.

- По моему все и так очевидно, Арнголд, он у нас можно сказать профессор в археологии. - сказал он при этом широко ухмыльнувшись.

- Арнголд это само собой, он лучше любого из нас разбирается в древностях. Надо думать, кто поедет с ним? У него характер такой, что он может быть крайне мерзким и абсолютно невыносимым.

- А пусть Зоронир с ним поедет. Уж очень он всем, что связано с Лурией интересуется.

- И не он один, а поклонников у нее очень много знаешь ли, не отсылать же их всех с Арнголдом?

- Я бы так и сделал. А на твоем месте я бы уже сейчас пошел, все объяснил Лурии и попросил бы у нее прощения.

- Я думаю, что она поймет...

Он покачал головой. - Конечно она все поймет, но вот простит ли - большой вопрос. Возраст такой, когда даже маленькая обида это серьезно, а ты ее очень сильно обидел. К тому же, этим могут воспользоваться и настроить ее против нас. И если ее фигуру разыграют против нас... А ее обязательно разыграют. Боюсь себе представить, чем это может закончится.

- Да, пожалуй ты прав. - ответил Арон. - Сегодня же извинюсь.

Вадим.

Вот почему всегда так - только ты начинаешь кому-то доверять, как тут же этот кто-то, с легкостью толкает тебя в спину или ставит подножку - почему так происходит? Пожалуй мне стоит пересмотреть свое отношение не только к Малому Совету, но и ко всей Академии в целом. Нужен ли мне такой балласт? Ничего нового, Академия дать мне не может, какой смысл мне оставаться в ней? Малый Совет ведь и дальше будет под разными предлогами пытаться упрятать меня подальше от посторонних глаз. Единственный способ раз и навсегда пресечь такие попытки, это уйти из Академии. И сейчас мне такая идея показалась очень привлекательной.

По возвращению в пансион я сперва заглянул в "кабинет" дискома, узнал, что серьезных нарушений дисциплины за время моего отсутствия не было. Затем пошел проведать Свена. Вот кому я могу полностью доверять - из Свена бы вышел хороший друг, но будь оно неладно это социальное неравенство. Дружбу с магом Свен не примет, впрочем он бы не принял и дружбы со мной даже не будь я магом. Не может слуга быть другом господина (и даже то, что он с Лурией фактически родня ничего не меняет), то есть даже в такой малости быть равным ему. Тогда у меня опять же возникает вопрос - а как же свадьба Веллы и Марека? И вновь у меня нет ответа на этот вопрос.

- Добрый вечер, мьет Лурия, вы чем-то расстроены? - спросил Генрих Сег'Ери с которым я случайно встретился на лестнице когда поднимался к себе в комнату возвращаясь из крыла для прислуги.

- Добрый вечер господин Сег'Ери. Нет, у меня все в полном порядке. Просто устала с дороги. Но я благодарна вам, за ваше беспокойство. А как ваши успехи на воспитательском поприще, как справляется Свен?

- Очень даже хорошо. Не думал, что у человека простого происхождения, может быть склонность к языкам, за такой короткий срок, он уже полностью освоил имперскую грамматику.

- Это потому что вы, хороший учитель господин Сег'Ери. Я подумаю, как мне вас наградить.

- Ну что вы...

- Нет, нет. Вас непременно надо наградить.

- Буду рад, принять любую награду.

- Ну вот и договорились. До свидания - (позднее я как и обещал, отблагодарил Генриха за его труды подарив ему очередной артефакт собственной сборки в виде серебряного перстня с цитрином).

- До свидания.

- Ох... как же меня все задолбало... - подумал я забираясь в купель.

Удивительно, стоило мне переступить порог моей комнаты, как на спину и плечи словно мешки с цементом опустились, а глаза того и гляди сомкнутся от усталости. У меня возникло только одно желание - помыться и спать.

2

Это какое-то дежавю. Ругаясь на всех известных мне языках, в том числе уже подзабытом русском, я выбрался из купели и накинув халат пошлепал открывать дверь.

Ожидая увидеть за дверью Седрика или Пьера, ну или кого-нибудь из ребят живущих в пансионе, я готовился выплеснуть на беднягу все то "доброе и светлое", что во мне накопилось пока я плелся к двери. Но стоило мне открыть дверь, как все заранее заготовленные слова комом застряли в горле. За дверью одетым в темно-зеленый парадный мундир - как полагается со всей атрибутикой в виде эполетов, аксельбанта и с расшитыми петлицами, золотистыми лампасами на брюках, перетянутым портупеей, правда с пустыми ножнами на поясе, в начищенных до блеска сапогах - стоял Торот Ван'Харед, а если говорить точнее, то уже граф Торот Ди'Лизер фур Ван'Харед (расшитые петлицы мундира говорят о высоком титуле носителя, у виконтов и прочих - петлицы не украшаются) собственной персоной. Картина Репина - Нежданчик. Секунд тридцать мы молча смотрели друг на друга, он сверху вниз я снизу вверх, а потом я с силой захлопнул дверь успев крикнуть.

- Одну минуту!

В анекдотах - про двоих в постели и нежданное возвращение мужа из командировки - так всегда бывает. В то время пока ревнивый муж все еще остается за дверью, любовник начинает бегать и впопыхах собирая свои монатки, я же бегал придумывая чтобы такое на себя напялить. У меня шмоток гора и еще несколько кучек поменьше, а я как угорелый бегаю по комнате. Естественно, что бегаю я не только в поисках того, что собираюсь надеть, но и для того, чтобы собрать разбросанные по комнате вещички.

Одеться то я оделся, а вот на голове у меня кошмар, я ведь не успел ни высушить ни расчесать волосы - но делать нечего, надо открыть дверь и впустить гостя.

- Проходи. - распахивая дверь произнес я и сделал книксен.

×