Залив Скапа-Флоу, стр. 12

После тщательной герметизации я легко оторвал "Принца-регента Луитпольда" от дна и отвез его на разборку в Лайнесс.

Смерть Тейда явилась началом конца моей деятельности. Была создана парламентская комиссия во главе с Юджином.

Абердин. Июль. 1931г.

- Господин Кокс, вы обвиняетесь в оскорблении и избиении господ Фредерикса и Томсона в Скапа-Флоу. Кроме того господин Фредерикс возбуждает против вас уголовное дело в нарушении закона об общественных организациях. Вы нарушили право граждан на создание профессионального союза на Оркнейских островах.

После ряда процессуальных вопросов судья перешел к главным.

- Он меня оскорбил, господин судья и мне ничего не осталось, как постоять за свое честь и достоинство.

- Как он вас оскорбил, господин Кокс?

- Он назвал меня кровопийцей.

- Вы его ударили за это?

- Да, господин судья.

- Господин Фредерикс сопротивлялся вам?

- Нет. После моего удара он исчез.

- А за что вы избили господина Томсона.

- Господин судья, я его не бил. Это был четный бой. Он сам первый набросился на меня и мне пришлось защищаться.

- У господина Томсона сломана челюсть и второе ребро. А у вас кажется ничего. Как вы объясните такую защиту?

- Нормально, господин судья. В каждой борьбе должен быть победитель и побежденный.

- Господин Кокс, вы против создания в вашей фирме профессионального союза?

- Естественно.

- Хорошо. Господин прокурор, у вас есть вопросы?

- Есть. Мистер Кокс, при проведении подводных работ, скончался плотник Тейт. Соблюдается ли техника безопасности при проведении подводных работ?

- Протестую, - выскочил мой защитник Шнейдер, - Тейд скончался после возбуждения уголовного дела и, кроме того, этим делом занимается правительственная комиссия, которая еще не опубликовала результатов.

- Протест принят, - буркнул судья.

- Тогда у меня вопросов нет, - поклонился прокурор.

- Пригласите свидетеля Венса, - попросил судья.

- Вы ведь водолаз, Венс? - допрашивала защита Фредерикса.

- Да.

- Скажите. Как мистер Кокс относиться к рабочим?

- В каком смысле?

- Ну, говорят, что он рукоприкладствует, ругается.

- Естественно ругается и рукоприкладствует.

- Вам доставалось от мистера Кокса?

- Да, даже не один раз. Но получить от мистера Кокса плюху, равносильно получить подарок.

- Как? Как?

- Обычно, если что-то сделаешь не так, мистер Кокс врежет оплеуху, но поверьте, это оплеуха гения. Ни один идиот не взялся бы за работу такого масштаба, поднять целый флот со дна моря, а если бы взялся, то должен иметь голову гения.

- А вы бы не хотели вступить в профсоюз, Венс?

- Нет. Нам и здесь без них неплохо. Подводные работы хорошо оплачиваются и я бы ни за что не пошел бы против мистера Кокса.

- Вы были свидетелем драки мистера Кокса с представителями профсоюза?

- Да, был. Если бы меня оскорбили так же, то я бы тоже врезал по роже.

- А как оскорбили мистера Кокса?

- Его обозвали кровопускателем.

- У нас нет больше вопросов, господин судья.

- Хорошо, вызовите следующего свидетеля, Маккензи.

- Свидетель Маккензи. Не скажете ли суду. Как относился мистер Кокс к своим рабочим?

- Очень хорошо.

- Даже когда он бил и ругал их?

- Естественно. Ведь мы все понимали, что при проведении такого объема работ, необходимы человеческие издержки. Вы господа испытывали когда-нибудь восторг от выползаемой из воды туши корабля после стольких мучений и стольких сил? Наверно нет! Да мы за каждый такой подъем мистера Кокса на руках готовы носить и простить ему все!

- Скажите, свидетель. Кто первый начал драку, Кокс или Томсон?

- Томсон. Он как коршун налетел и подло ударил мистера Кокса сзади. Мне сначала самому хотелось отделать негодяя, но потом я понял, что мистер Кокс сам справиться с ним.

- Может ли что-нибудь сказать защита мистера Кокса? Господин Шнейдер прошу.

- Господин судья. Во-первых, хочу сказать, что защита мистера Фредерекса пыталась представить мистера Кокса, как драчуна или матершинника, но в нашей свободной стране, каждый обиженный может подать на обидчика в суд и это является юридическим доказательством, что достоинство гражданина находиться под охраной закона. Однако, ни один из подчиненных мистера Кокса не подал на него в суд и не пожаловался и не потому, что боялся мистера Кокса, а потому, что уважал его труд, знания и все любили его и прощали ему все. В отношении мистера Фредерикса и Томсона могу сказать, что они сами являлись зачинщиками драки. Слово "кровопийца", по нашему мнению, является ругательным словом, что и послужило основанием драки. Во-вторых, митинг устроенный мистером Фредериксом был совершен без ведома и разрешения мистера Кокса на территории, принадлежащей мистеру Коксу, что является нарушением закона о частной собственности. Прошу, господин судья, принять это во внимание. У меня все.

Меня оправдали.

Лондон. Август. 1931г.

- Здравствуйте, мистер Кокс, я очень рад вас видеть!

- Здравствуйте, господин адмирал! Я тоже рад нашей встрече.

- А я ведь хотел встретиться с вами и как старый друг подумать, что сейчас твориться вокруг вас, вашего дела и чем можно помочь. Адмиралтейство очень благожелательно относиться к вам и готово сотрудничать.

- Спасибо, господин адмирал.

Адмирал опять полез за своими капельками коньяку, мы выпили и он продолжил.

- Вы очень разозлили профсоюзы, Кокс. После провала суда, они через прессу подняли шум по поводу смерти Тейта, нарушения техники безопасности, нечеловеческого отношения и запугивания своих рабочих. Но это еще не все. Они нашли опору у некоторой части правительства и парламента. Господин Бренкс проводит активную работу среди этой части, агитируя против вас.

- Что же он хочет?

- Что бы вы продали свое дело, а он в ответ, снимет с вас все обвинения и не опубликует заключение комиссии.

- И кому я должен все продать?

- Компании, с которой вы связались сами. "Аллоа шипбрейкерс". Бренкс купил половину акций этой компании.

- Мое дело худо, адмирал?

- Думаю, да. Но если вы продадите дело, мы возьмем вас к себе, если хотите начальником отдела по подъему судов или главным консультантом этого отдела. Что вы выберете.

- Спасибо, Ходжерс. Я подумаю.

- Эрнст, не устроить ли нам путешествие в Америку?

Дженни сидела перед зеркалом и чистила ногти.

- Чего мы там не видели, Дженни?

- Маме плохо. Она прислала телеграмму.

- Я хочу покончить с Скапа-Флоу.

- Это хорошо милый, там так грязно.

Вдруг подскочили мировые цены на металлолом и я продал все, что у меня находилось на Лайнесских складах, включая эсминцы и миноносец. Сумма получилась такая, что я за один день стал миллионером. Это решило все. Я решил продать дело в Скапа-Флоу.

- Шнейдер, оформляй продажу нашей фирмы Фирме "Алооа шипбрейкерс". Продай все: склады, буксиры, краны, инвентарь, оборудование. Одним словом все и не забывай рабочих. Оговори условие, что все рабочие перейдут в новую фирму, на тех же условиях, что они были и у меня и до конца работы их не уволят, правда если они не захотят сами.

- Думаешь, они согласятся?

- Не сомневаюсь, конкурентов полно.

- Не жаль расставаться с заливом?

- Жалко, но знаешь, мне кажется у каждого в жизни должен быть свой Скапа-Флоу. Это вершина, которая не повториться ни когда.

- Куда ж вы потом, Кокс?

- Наверно, в Адмиралтейство.

ЭПИЛОГ

Эрнест Френк Кокс умер в 1959г. Во время войны он принес неоценимую пользу Англии в подъеме судов. Но главный подвиг Кокса это то, что он решился и поднял со дна моря целый флот в заливе Скапа-Флоу.

×