Залив Скапа-Флоу, стр. 11

Залив Скапа-Флоу. Июнь. 1930г.

Я вернулся к "Гинденбургу". Прежде всего утяжелил правую сторону линкора. Вырезал из несданного на слом эсминца машинное отделение, залил его цементом и закрепил под правой скулой.

"Гинденбург" всплыл без всякого крена. Я уже хотел вздохнуть с облегчением, но линкор стал кренится на правую сторону, где был привешен груз.

- Ник, черт возьми! В чем дело?

- Масса воды гуляет внутри корабля. Раньше она скапливалась в левой стороне, сейчас, после подъема, она перемещается в правую сторону.

- Макки, топите эту чертову посудину. Ник, организуй под водой переборки поперечные, чтоб сдержать перемещение воды. А теперь все, кто здесь есть, скажите, поднимем мы эту посудину в следующий раз?

- Поднимем! - за всех ответил Ник.

- Хорошо! Я разрекламирую этот подъем, смотрите не подведите.

На подъем "Гинденбурга" собралось много гостей. Были представители Адмиралтейства, правительства, бизнесмены, журналисты и жители местных островов и северного побережья большого острова. Впервые ко мне в Скапа-Флоу приехала Дженни и дочь.

Гости разместились на берегу, на лодках и буксирах, эсминцах и миноносцах, оставленных мной, как резервные плавучие единицы. Самые почетные гости разместились на палубе дока. Я залез на торчащие из воды надстройки линкора и взял в руки мегафон.

- Осторожней, не упади! - раздался голос Дженни.

Я кивнул ей головой.

- Начали! - Заговорила жестянка моим голосом, - Включить насосы!

Хочу сказать, что мы схитрили и часть воды уже высосали, так что гости увидели не длительный процесс, а начало выползания линкора из воды. Представление состоялось. Появилась палуба и мои рабочие, не вытерпев перескочили с дока на корабль, крича от восторга. Защелкали блицы фотовспышек. Один рабочий оступился и угодил в скрытое под водой отверстие в палубном настиле. Он стал жалобно кричать, чтоб его спасли. Я перепрыгнул на палубу, выволок его из дыры и сделав шаг сам провалился в другую дыру. Когда я появился на поверхности, то прежде всего услышал голос Дженни.

- Эрнст, на кого ты похож!

Ругаться мне уже не хотелось.

На палубе дока появилось шампанское. Все меня поздравляли, а борт "Гинденбурга" все выше и выше выползал из воды.

Адмирал Ходжерс долго тряс руку.

- Это неописуемо, Эрнст! Эти, - он кивнул в сторону гостей, - не понимают какой труд здесь заложен. От имени Адмиралтейства, я еще раз поздравляю тебя!

- Я тоже присоединяюсь к поздравлениям.

Пере до мной стоял Юджин Бренкс, бывший муж Молли.

- Но уже от имени парламента.

- Спасибо, Юджин. Тебя тоже можно поздравить, ты теперь депутат.

- Да. Я хотел тебя увидеть, Эрнст. У меня скоро помолвка и я хотел, что бы ты присутствовал на ней.

- Кто же эта счастливая, которая отдает тебе руку и сердце.

- Маргарет! - закричал он в толпу, - Маргарет!

Она появилась в сопровождении двух молодых людей, они подошли к нашей компании.

- Здравствуй, Эрнст, поздравляю тебя!

Ее глаза с жадностью смотрели на меня.

- Так вы знакомы? - удивился Юджин.

- Мы даже вместе танцевали на одном из вечеров.

- В этот вечер, Эрнст так мной увлекся, что даже забыл, что я должна передвигать ногами. Он просто меня носил.

- Это на него похоже, - сказал Юджин - Дорогая, я пригласил Эрнста на нашу помолвку. Надеюсь ты не будешь против?

- Конечно нет. А вы адмирал придете?

- Не знаю. Я человек военный. Если служебные обязанности не позволят мне, то, извините, не приду.

- Эрнст, Эрнст - раздался голосок Дженни.

Она вместе с дочкой разрезала толпу, пробираясь ко мне.

- Ты же весь мокрый, иди переоденься!

"Гинденбург" переправили в Росайд абсолютно спокойно.

Под водой оставалось еще несколько линкоров, крейсеров и эсминцев. Из линкоров остались "Байерн", "Фон дер Танн", "Принц-регент Луитпольд".

"Байерн" я поднял без проблем в Августе 1930г., имея колоссальный опыт предыдущих работ.

Залив Скапа-Флоу. Ноябрь 1930г.

"Фон дер Танн" лежал на дне вверх днищем, на глубине 27 метров и не доставал до поверхности почти 8 метров.. Я решил сделать воздушные шлюзы, приварив их к каждому отсеку.

Когда сделали в днище первое отверстие, из отсека потянуло жутким зловонием мертвечины, от гниющих водорослей и остатков различных морских животных. Водолазы боялись работать с горелками, опасаясь горючих газов скопившихся под днищем. Я приволок вентиляторы, снятые с боевых постов линкоров и несколько раз, через шлюзы, прогнал воздух в отсеках. Но все равно, возникали небольшие пожары, так как горючий газ перетекал из замкнутых объемов. Пришлось остановить работы на неделю. Сомов укатил в Кембридж и из химической лаборатории привез специальный состав, который нейтрализует горючие газы.

Мы опять начали работать и на самой последней стадии произошло чрезвычайное происшествие. Маккензи со спасателями герметизировали последнюю переборку. Через нее проходила труба, диаметром 400 миллиметров и ребята решили срезать ее и навесить заплатку. Как только горелка прожгла отверстие в труба, раздался взрыв. Маккензи выкинуло вверх, перебросило через трап и он ударился головой о нижнюю часть комингса люка. В бессознательном состоянии он свалился в воду. Трое рабочих, находившихся позади Маккензи, выбросило в расположенный сзади них отсек.

Взрывом повредило переборку и вода хлынула через отверстие и стала заполнять отсеки. Рабочие выволокли Макка в верхний угол отсека, где скопился воздух и простояли в воде 3 часа, пока не подошла помощь. Пришлось прорезать новую дырку в корпусе, чтобы вытащить их оттуда.

Маккензи отправили на несколько недель в госпиталь.

Подъем "Фон-дер-Танна" прошел за один раз. Я отбуксировал его в мастерские в Лайнесс.

В начале 1931г. разразился кризис. Цены на металлолом упали и я решил его не продавать. Лайонесс буквально ломился от металла. Я решил заняться линкором "Принц-регент-Луитпольд".

Залив Скапа-Флоу. Февраль. 1931г.

К нам на остров Хой, прибыли представители профсоюзов и стали агитировать моих рабочих присоединиться к профсоюзному движению Англии. В воскресение в казарме состоялось собрание, на которое решил подойти я.

Не буду воспроизводить двухчасовую речь представителя, но по моему мнению, он явно склонял рабочих к неповиновению. Я не вытерпел.

- Уважаемые господа! - прервал я речь лидера, - Мне надоело слушать глупости этого человека. А так как я человек деловой и привык ценить время, скажите, вы будете у меня работать дальше или нет?

- Будем, будем! - раздались выкрики.

- Кто не будет, отойдите в право!

Никто не вышел в право. Тогда я обратился к представителю.

- Сегодня вечером уходит катер на большой остров. Не угодно ли вам исчезнуть.

- Да кто вы такой? - завопил докладчик.

- Президент фирмы.

- Вот они кровопийцы...- не успел начать докладчик.

Я врезал при всех ему в скулу. Он укатился под кровать. Его напарник бросился на меня и я почувствовал, что это боксер. Это был классический бой, но в разных весовых категориях. Моя весовая категория победила. Он лег.

Рабочие вели себя, как на скачках. Они кричали, ставили ставки и когда я победил, принялись производить расчеты друг с другом.

Представители уехали, но подали на меня в суд, за оскорбление их личности.

Залив Скапа-Флоу. Май. 1931г.

Этот линкор тоже сгнил, вернее, был заполнен отравленным воздухом и горючими газами. Чего только мы не делали! И продували свежим воздухом, и обрабатывали химическим составом. Ко всем неприятностям, добавилась угольная пыль, которая возникала, когда шел воздух или ступала куда-нибудь нога спасателя.

Трагедия произошла в конце Мая. В носовом отсеке линкора произошел взрыв. Двое рабочих получили серьезные ожоги, а плотник Тейд был сбит взрывной волной и от удара о переборку, потерял сознание. В сорванный взрывом воздушный шлюз, устремилась вода. Когда рабочие подобрались к Тейду, он уже захлебнулся водой.

×