Взгляд из-за стойки (СИ), стр. 2

- Разумеется, - я пожала плечами и немного наклонилась над стойкой, якобы для того, чтобы сообщить нечто секретное. Глаза магистра тут же скользнули в вырез платья, но, увы, ничего интересного он там не разглядел. На работу я специально прихожу в максимально закрытой одежде. - Дело в том, что магистр Есениус взял один из гримуаров, и читал его, проводя какой-то эксперимент в своей лаборатории. Книгу с трудом удалось спасти.

Эвандер поморщился. Знать, что обязан таким неудобствам старейшему и почтеннейшему алхимику, кавалеру трех десятков орденов не только нашего, но и трех соседних королевств и одной республики, по меньшей мере, неприятно. Впрочем, это была последняя капля, переполнившая мое терпение. После чего я пришла к ректору и высказала ему все, что думаю по этому поводу. Разумеется, помимо несчастного гримуара на стол ему легли залитые кофе, чаем и шоколадом, испачканные в соусах и супах другие книги, не самые тяжелые, поскольку нести их мне пришлось, но явственно свидетельствующие, что дальнейшая практика выдачи изданий на руки грозит огромными тратами на восстановление фонда.

- Понятно, - магистр задумался, - Что ж, запишите тогда меня на четверг, на пять часов. И кроме вестника мне бы хотелось получить все новинки по магии огня и воды.

- Исключительно те, что поступили в нашу библиотеку. Если чего-то не найдете, пишите заявление на имя ректора.

Меня окатили столь презрительным взглядом, что возникло желание оказаться в душе. Увы, рабочий день еще не перевалил за середину.

- Что-то еще магистр? - с трудом сохраняя вежливую улыбку на лице, поинтересовалась я. Он лишь покачал головой и покинул подведомственную мне территорию.

Я сделала глубокий вдох, потом медленно, считая до десяти, выдохнула, успокаиваясь. Нет, писать на меня жалобы он не побежит, приказ ректора не обсуждается. Но как же меня раздражают эти его постоянные заявки. Я библиотекарь, а не отдел по обеспечению. И зарплата у меня в десять раз меньше, чем у него. Мог бы вместо портного в книжную лавку наведаться, раз уж так неймется. А мне и без него работы хватает. Сегодня у адептов вводные лекции, а потом они куда идут? Нет, большинство, разумеется, в пивные, отмечать начало учебного года, встречу, прошедшие праздники. А есть те, которые бегут в библиотеку, пока учебники не разобрали. Так что берем списки из деканата и идем формировать комплекты.

Так я и поступила. Сделала запись в книге заявок на соответственный день, после чего, вооружившись огромным списком из деканата, направилась в хранилище. Далеко уйти не дали. Звякнул подвешенный к двери колокольчик, и в библиотеку вошла моя помощница, некогда бывшая заведующая, миссис Долорес Грайс, дама весьма преклонных лет. Ее истинного возраста сама она не помнила, а никто не знал. Когда ректора только назначили сюда, она уже давно работала в академии. И только недавно, три года назад, посетовала, что не справляется со своей должностью. Так я и появилась в этих стенах. Первый год она знакомила меня со всем, учила премудростям и специфике именно этого заведения, а когда убедилась, что я хорошо все усвоила, написала заявление об уходе. Разумеется, уволить ее не смогли - все-таки работы с каждым годом все больше. Но понизили в должности, оставив штатным библиотекарем. Теперь она следит за тишиной и порядком в читальном зале, принимает заявки и выдает книги, если по каким-то причинам меня нет на месте, или я занята более важной работой.

- Здравствуй, Кристи, милая, - с порога приветствовала меня старушка, после чего бодро прошла в подсобку и водрузила на стол большую коробку. - Как отдохнула?

- Да как всегда, - улыбнулась я, - хорошо, но мало.

- Ну ладно, садись, чай пить будем, - она бодро махнула рукой в сторону чайника, обитавшего на большом камне с углублением.

Через пару секунд от чайника пошел пар. Кто бы что ни говорил, а бытовая магия у миссис Грайс автоматически срабатывает, тут ни маразм, ни склероз не помешают. В этом плане мне повезло. Бывшая начальница, а ныне подчиненная, оказалась женщиной на редкость адекватной, если отбросить ее пунктик по поводу еды. Ну да я быстро приспособилась. Просто не завтракаю, чтобы не обижать ее отказом попробовать очередной кулинарный шедевр. Да и как тут отказаться, когда все настолько вкусное. Да к нам даже ректор чаю выпить раз в неделю точно забегает. Когда он в первый раз пришел, я испугалась, а теперь ничего, привыкла и пользуюсь. После чая с тортиком или пирогом каким он с легкостью подписывает бумаги на нужные нам книги и предметы. Жаль, читает предварительно. Но даже раз в месяц что-то новое достать или подписку какую оформить, уже хорошо. Главное - не злоупотреблять. Хотя, я и не думала. И та стопочка учебников, штук этак в сорок-пятьдесят, которыми впору печку растапливать, тут лежат потому, что у меня руки не доходят их в порядок привести, на тот случай, ежели минутка выдастся. Ага-ага, и не смотрите так подозрительно, мне обманывать некого.

Между тем, чайник начал насвистывать какой-то вальс. Тоже работа миссис Грайс. Зато никогда не выкипает. Старушка бодро подхватила его, ополоснула заварочник, после чего сыпанула туда добрую горсть трав и плодов, залила кипятком и закрутила в чистое полотенце. Хотя, того аромата, что наполнил помещение, уже хватило, чтобы даже мертвые поднялись и потянулись к нам на дегустацию. Спасибо, факультет некромантии далеко от нас, а то отбою бы точно не было, причем не от читателей.

Пока я нетерпеливо поводила носом, ловя вкусные запахи, миссис Грайс ловко нарезала на аккуратные кусочки торт со взбитыми сливками и свежими фруктами. Мысленно попрощавшись с фигурой, которой не стать на этой работе идеальной, я достала с полки кружку. Бумагу, в которую она все время моего отпуска была завернута, выкинула в коробку под столом, а саму ополоснула водой из чайника. Поскольку идти к раковине было лень, вода отправилась в цветочный горшок. Цветку ничего не будет, а мне хорошо. Миссис Грайс только покачала головой, а я невинно пожала плечами.

Когда обязательный кусочек торта был съеден, а чай выпит, я решила вернуться к выполнению прямых обязанностей. Все равно впереди еще много времени, чтобы рассказывать о визите домой, как поживают родители и старшие, которых помнят все преподаватели академии. А за учебниками скоро потянутся. Так что, прихватив несчастные списки и артефакт, я скрылась в дебрях хранилища.

Комплектование учебных пособий согласно заявкам не заняло много времени. Благодаря амулету, огромная стопка книг была перемещена на столы в приемной. Адептам останется только взять по книге из каждой стопки, заполнить формуляры и относить всю эту тяжесть в комнаты. Убедившись, на столах книги лежат в соответствии с программами факультетов и курсов, и поступившие на первый курс природной магии не утащат учебники для седьмого курса факультета предсказаний, я вернулась к стойке.

Журнал заказов радовал чистотой. Кажется, только магистр Эвандер, не успев вернуться в академию, тут же направился портить жизнь библиотекарям. И что ему неймется? Нет, я понимаю, что просто так в его возрасте не становятся одним из лучших, и звание магистра просто так не падает. Обычно выпускники получают звание бакалавра, потом, после нескольких лет работы они могут претендовать на получение мастера. Только после этого для них открыто дальнейшее обучение, после которого, сдав безумные экзамены и пройдя не менее сложные испытания, они становятся магистрами. И на это у среднестатистических магов уходит не меньше пятидесяти лет. У меня отец магистра с трудом получил, а мать остановилась на звании мастера. Нет, разумеется, никого из тех, кто обучался целительству, не заставят вступать в схватку с монстрами, точно также как выпускникам факультета боевой магии не придется поднимать трупы и лечить людей, но все равно получить звание магистра очень и очень сложно. А уж верховными и тем паче архимагами становятся единицы. Вот понимаю я это умом, но все равно так и хочется этой самой подборкой книг Эвандера приложить со всех скромных сил. Хотя, думаю, для такого дела они даже не скромными окажутся. Выписав себе на листок его заказ, поспешила в хранилище.

×