Фифти-фифти, стр. 1

Кукаркин Евгений

Фифти-фифти

Евгений Кукаркин

Фифти-фифти

Написано в 1998 г. Приключения.

Вор в Америке пошел совсем не тот. Я поселился не ахти в каком первоклассном отеле и надо же, в самом номере, кто то в мое отсутствие побывал. Обшарил у меня вещи и карманы единственного костюма, деньги оставил, а документы унес. Исчез паспорт, записная книжка, страховой полис и доклад, с которым я собирался выступать на конференции. О пропаже я сообщил администратору отеля, потом в полицию и в консульство. Везде мне посочувствовали, обещали разобраться и помочь. Прибывшие детективы обшарили номер и... не найдя никаких улик исчезли. Инженер Марголис, по вызову которого я приехал в США, узнав о моих приключениях, с ухмылкой пошлепал меня по плечу.

- Алекс, документы ерунда, важнее голова.

- Чего ты этим хочешь сказать?

- Твоей голове, паспортов не надо. Тебе любое государство предложит свое гражданство.

Я с подозрением посмотрел на него, уж не специально ли все это сделано. Похоже он прочел мой взгляд и поспешно сказал.

- Ты не подумай, я тебя не переманиваю. Просто, высказываю свою точку зрения на то, что произошло.

- Ладно, меня по этой картонке будут пропускать на предприятие.

Я показываю ему пластиковую карточку с моей фотографией, мне ее сделали, когда я появился первый раз у "Дюпона".

- Пропустят, без нее бы тоже пропустили. Вся администрация и инженеры знают о тебе буквально все...

- Как это?

- Видишь ли, все наши конкуренты изучаются, так сказать в лицо. Ты слишком крупная величина в химии, чтобы тебя не знать.

Я задумался. У себя в России мне никто об этом даже намекнуть не мог. Обыкновенный заурядный ведущий научный сотрудник, написавший десятки статей и с трудом пропихнувший в печать одну книгу. Она теперь, вот уже несколько лет, валяется на пыльных полках запасников в магазинах. Я попал в струю нечаянно, просто после международных схваток между учеными и правительствами разных стран, по поводу озоновых дырок в атмосфере, впервые все государства земли пришли к общему согласию. Так как основным источником разрушения атмосферы посчитали химические реагенты, а именно хладоны, которыми заправляют холодильники или чистят тряпки, было решено разработать новые охлаждающие вещества, способные не воздействовать на окружающую среду. В России это было быстро сделано, толковые ученые сделали новый фреон, но из-за бедности государства, глупости чиновников и отсутствия нормальных спонсоров, построить несколько производственных колонн не могли. Тут то "Дюпон" и развернулся, он залез к нам в институт, обворожил обхождением и мелкими подачками начальство, за копейки купил патент и запустил свои заводы, таким образом продавая всему миру то, что должны продавать мы.

Но я к этому делу не имел никакого отношения, я занимался... уничтожением старых хладонов. Да, простой инженерной работой, как подъехать к объекту, где находится хладон, выкачать из него старый охладитель, который, как нам уже ясно, разрушал атмосферу и на ходу переработать его. Меня пригласили с США, как раз на конференцию по этой проблеме. Даже тупому бизнесмену ясно, прежде чем купить новый хладон, нужно уничтожить старый, в атмосферу же его выпускать нельзя. Оказывается я у них величина...

- После завтра твой доклад, - продолжал Маргулис, - к нам на конференцию напросились десятки специалистов из других фирм и даже государств. Хотят послушать тебя.

- У меня его украли...

- Не беда. Посиди пару часов у нас на фирме, там такая библиотека и информации столько, что ой-е-ей. В твоем институте одна тысячная того что здесь есть. Обслужат по первому разряду, так что успеешь составить черновик. Поверь, ученые тебя поймут. Ты мужик гениальный...

- Меня не надо превозносить, у вас тоже есть разработки по уничтожению хладона и причем отличные...

- Есть, но вот той установки, которая прямо подъезжает к потребителю на колесах, нет. Кстати, что ты сегодня вечером делаешь?

- Решаю свои проблемы с утерянными документами.

- А потом?

- Вроде, свободен.

- Прекрасно. Сегодня у Макенроя вечеринка по случаю дня рождения дочери. Они просили, чтобы ты пришел.

- Постой, это какой Макенрой? Один из директоров фирмы?

- Он самый. Чего это тебя так удивило?

- Что пригласили меня. Но нужно какой то подарок?

- Об этом позабочусь я.

Вроде действительно никому нет дела до того есть ли у меня документы или нет. Везде, в научном ли отделе, в цехах фирмы, ничего не скрывают, повсюду пропускают, все показывают, из отеля не выгоняют. Я нудно долблю администратора гостиницы и местную полицию, в поисках воров, но хуже всего приходится общаться со своими.

- Не спешите, молодой человек, - парень в огромных очках, первый секретарь консульства, успокаивал меня. - Надо запросить посольство, потом МИД, не сразу выписываются новые документы...

- Но через неделю у меня кончается виза...

- Мы позаботимся, договоримся с властями.

- А деньги, на что существовать?

- Деньги вам выделим.

Что за черт, там белены объелись что ли. Ладно, подождем до следующей пятницы.

Вечеринка у Макенроя великолепна. Шикарные женщины и юные леди поражали нарядами, зато мужчины одеты более скромно, но со вкусом. Разносят шампанское, бисквиты и крошечные пирожные. Маргулис сразу меня представил виновнице торжества.

- Ирен, позволь представить, русского ученого, Алекс Петроф.

Она, по американским стандартам, выглядит прекрасно. Голубые глаза, светлые волосы, правильные формы лица, белые ровные зубы и конечно длиннонога, единственный недостаток неразвитая грудь, который она кстати и не думает скрывать.

Я целую ее руку.

- Поздравляю вас, с днем рождения.

- Спасибо. Алекс, я очень рада, что вы зашли сюда. Мне папа о вас много говорил...

- Вот как, плохого или хорошего?

- Не то, не другое. Он просил обворожить вас...

- Это надо потрудиться. Но за что же мне такая почесть?

- Папа сказал, что вы талантливы и хорошо бы, если фирма пробрела такого ученого.

- Ваш папа, выболтал вам большую тайну и не дай бог, если вы ее будете рассказывать всем.

Маргулис смеется, глядя на него, смеется и Ирен.

- Пойдем, Алекс, я тебя представлю другим гостям. Извини, Ирен, у тебя еще много обязанностей..., вон сколько прибывает гостей... Мы тебя не будем задерживать.

Отходим в глубь зала.

- Эта девочка сама себе на уме, вроде бы играет под дурочку, но на самом деле умна. - замечает Маргулис. - Она не то что ее сестра, вот та нахальна и действительно с придурью. Вон сам Макенрой, пойдем я тебя представлю.

Толстый господин, в компании двух пожилых мужчин, о чем то увлеченно говорил.

- ...Я то стою, а этот впереди меня, рот разинул на красивую девочку и повернулся вправо, тут низкий такой грузовичок перед ним, поехал почему то назад и стал тихонько толкать машину на меня. Я разозлился включил скорость и знаете попер вперед тоже... Боже, что здесь было... Этот тип очнулся, орет. Та машина на него давит и моя...

- Так раздавили его? - спрашивает один собеседник.

- Нет, я их обоих вперед поволок...

- Мистер Макенрой, - вмешался Маргулис, - позвольте представить Алекса Петрова.

- О... Наш русский коллега, очень приятно. Я - Генри Макенрой. Позвольте представить. Это представитель фирмы "Меркурий" Джон Меджик и директор нашего предприятия в Германии мистер Говард Дот.

Мы раскланиваемся.

- Алекс, говорят вы готовы совершить революцию в переработке хладонов, - говорит мне Дот.

- Ну что вы, я так устал от всех революций, что мечтаю об одном, удрать на край света и отдохнуть две недельки.

Они сочувственно кивают головами.

- Мы бы могли вам помочь..., - предлагает Джон.

- Нет, спасибо. Я еще сам не знаю, где край света...

×