Рассвет (ЛП), стр. 113

— Они приходят группами, и тот, кто багровеет, платит за всех. Разошлись слухи. К нам приходят со всего королевства, чтобы попробовать. Вряд ли мы вскоре сможем покидать то место, — сказала Элена.

Джейк кивнул.

— Да, в гостинице приятно. Нам нравится мирная жизнь.

Они замолчали. Элена теребила край ремешка с кинжалами, пока Джейк смотрел на камин. Между ними висело что-то густое и неуверенное. Они оба собирались высказаться.

Но Джейк был первым:

— Хотя…

— Да? — Элена шагнула к нему, темные глаза разглядывали его.

— Ничего. Мне нравилось все время в Поляне. Но я думал о червях. Их королева, кхм, убита, — он улыбнулся от ухмылки Элены, — и я понял, что могу не успеть изучить их.

— Для этого нужно в пустыню.

Он задумчиво поправил очки на носу.

— Да, я думал об этом. В пустыне полно бандитов. И мне потребуется защита.

Глаза Элены заблестели.

— С этим я помогу. Уверена, девочки продержатся немного без нас.

— Но ничего опасного. Нам нужно вернуться в гостиницу после этого.

— Конечно. Как закончим, сразу домой.

— Да, и мы будем рады мирному времени, — согласился Джейк.

Пока они обсуждали планы, Каэл тихо ушел, качая головой.

Толпа, что была вокруг Рианы, медленно разошлась по комнате. Каэл увидел рыжие волосы в дальнем углу, но не хотел пробиваться туда сквозь толпу. К счастью, ворвался Джонатан, и его объявление притянуло толпу.

— Готовьтесь, господа! — закричал он.

Каэл скривился, ожидая пронзительную ноту скрипки. Но Джонатан отошел и пропустил Клейри.

Ее щеки были алыми, когда она ощутила все взгляды. Она была в синем платье, ее волосы лежали косой на плече. Ее глаза сияли, она улыбалась…

И живот заметно округлился.

Почти все радостно завопили, а Аэрилин громко выругалась.

— Так я и сказал, когда узнал, — Бренд покачал головой.

— О, их будет больше! — Аэрилин прижала ладони к лицу, словно могла упасть в обморок. — Не думаю, что королевство готово.

— К чему? К великанчикам с даром скрипача к проделкам? Нет, — Бренд рассмеялся. — К такому королевство никогда не будет готово!

Толпа пошла поздравлять Джонатана и Клейри, и Каэл увидел другую сторону зала.

Гвен прислонялась к стене, глядя в окно. Несколько дикарей оказалось в Срединах на коронации. Они весь вечер рассказывали ей о приключениях в разных частых королевства, и она не била их, а слушала. Она была приятной и даже улыбалась порой.

Но когда дикари ушли в другие части комнаты, ее печаль вернулась.

Она прислонялась к стене, скрестив руки на груди. Краска пропала. Она была в мягкой тунике и штанах. Широкий пояс на талии открыл изящную фигуру. Аэрилин даже убедила ее причесаться, и дикие рыжие пряди стали волнами.

Гвен была милее, чем когда-либо… и было бы обидно, если бы она всю ночь дулась из-за дикарей. И у него возник план.

Он долго поправлял воротник, пошел к ней, надеясь, что привлек внимание сияющих глаз. И он не ошибся.

— Куда собрался, Меченый? — прошипел Сайлас, преградив путь.

Каэл показал кулон.

— Я хотел это вернуть.

— Я это верну. Иди в свою часть комнаты.

Сайлас выхватил кулон из его руки, но Каэл не дрогнул. Он смотрел, не мигая, на Гвен.

— Что ты…? Хватит на нее смотреть! Она не твоя!

— Но и не твоя, — парировал Каэл. — Смотреть не запрещено. Она красивая, да? Но кажется такой… расстроенной.

Сайлас с болью сдвинул брови, глядя на нее.

— Моя Тэн скучат по своим людям. Она живет не так дико, как раньше. И все. Взгляды ей не помогут, — прорычал он. — Уходи.

— Нет… я подумывал поцеловать ее.

— Что? Нет! — Сайлас бросил кулон и схватил Каэла на тунику. — Ты не можешь ее поцеловать!

— Могу, конечно.

— Ей не понравится!

— В прошлый раз понравилось, — злорадно прошептал Каэл ему на ухо. — А с тех пор я научился большему.

Он пытался пройти, Сайлас отчаянно сжал его тунику.

— Но… у тебя уже есть пара! Драконесса разозлится, если ты поцелуешь кого-то еще.

— О, она не против. Да, Килэй?

Она стояла у камина, покачивая Риану на руках.

— О чем ты?

— Ты против, если я поцелую Гвен невероятно страстно?

— Конечно, нет. И от меня поцелуй, — подмигнула она.

Глаза Сайласа одичали от ужаса. Казалось, они выпадут из глазниц.

— Прошу, Меченый! Прошу, не целуй ее!

Каэл схватил его за воротник.

— Кто-то поцелует Гвен сегодня. Или ты… или я.

— Но это мерзость, — простонал он.

— Нет этого. Я видел, как ты защищал ее, как шел в ее тени. Ты заботишься о ней, и у тебя есть шанс сделать ее счастливой. Так что хватит ныть, действуй.

Каэлу не хотелось подталкивать Сайласа, но иначе не получалось. Полукот вечность полз по комнате, нервно теребя руки перед грудью. Он дошел до Гвен и застыл.

Она отвернулась от окна и окинула его взглядом.

— Что такое, кот? И почему ты… потеешь?

Сайлас долго молчал, и Каэл боялся, что он потеряет сознание. А потом он обхватил лицо Гвен и прижался ртом к ее губам.

Это был худший поцелуй из всех, что Каэл видел. Он не понравился бы ни одной женщине, если ее не звали Гвен.

После мгновения шока она схватила Сайласа за волосы и прижалась к нему так сильно, что Каэл думал, что кто-то из них сломается. Но нет. Прошло несколько секунд, а поцелуй все длился.

— Фу, будто лев терзает лань, — пробормотала Килэй, подойдя к нему.

— У него не было практики, — сказал Каэл, кривясь.

Она ухмыльнулась.

— Я не о Сайласе.

Он отчасти понимал ее.

Двери открылись, вошел Вечерокрыл, а за ним шаманы.

Насколько Каэл слышал, оборотни начали приходить в замок, когда Девин стал королем. Они приходили стаями поприветствовать его. Многие днями бродили по полям, не решаясь зайти в замок.

И Девин убрал внешние врата, чтобы они приходили и уходили, когда захотят.

Так не сделал бы ни один правитель. Крепость Кревана, остров Реджинальда, толстые стены Гилдерика — все замки отгоняли людей, были барьером между подданными и тронами. Но Девин был другим, и это было только началом.

Великаны прислали ему множество саженцев и семян в подарок на коронацию. Судя по словам торговцев в Коппердоке, Девин неделями садил их своими руками — заполнял дворы и поля вокруг замка зеленью. Некоторые торговцы были поражены, увидев нового короля на коленях на земле.

И хотя Каэл слышал это, он не верил, пока не увидел земли замка сам. И если Девин будет заботиться о людях почти так же, как о своем саде, королевство будет процветать.

После уговоров Девин смог привести шаманов на пир в честь коронации. Хотя они были одеты сильнее обычного, их ноги все равно были босыми.

Серочес скользнул по комнате взглядом, нашел Каэла и оскалил зубы в волчьем приветствии.

Шаманы стояли тихо, и Вечерокрыл раскинул руки и выпалил:

— Ужин готов!

— Нет, ужин подан, — прошипел громко Горацио за дверью.

— О. Ужин подан, и король хочет вас видеть!

— И поблагодари их.

— И благодарю!

— Ах! — Горацио вырвался из-за двери и отогнал Вечерокрыла в сторону. — Ужин подан, и Его величество ждет всех гостей. От имени шаманов и двора он благодарит вас за все дары. А теперь следуйте за мной.

Толпа вышла из комнаты, весело общаясь, желая увидеть Девина.

Их новый король первые месяцы правления летал над королевством и узнавал о нем все, что мог. Он побывал везде, проверил все деревни. Люди поначалу боялись его, и не только из-за огромных крыльев, но и из-за искаженного шипами и чешуей тела.

Но Девин завоевал их, если не добротой, то отсутствием интереса к жизням других. Каждый регион был сам по себе, им управляли так, как там выбрали сами.

Каэл видел, что Аргон был прав: Девин был защитником, а не королем. После такого короля королевству нужен был такой смотритель.

— И нам стоит идти, — тихо сказала Килэй.

Остались только они, даже Сайлас и Гвен разделились и пошли на ужин.

×