Блондинки тоже не промах, стр. 3

По большому залу, куда мы толькo вошли, разнесся громкий смех Тайраха. Он приобнял меня за плечи и шепнул в самое ухо:

– Лиза, не мучай мозг, скоро все узнаешь. А пока наслаждайся отпуском, скоро все мысли будут об учебе, – посоветовали мне. Я отстранилась. Нахмурилась.

– Все равно узнаю, кто этот наследник в Академии. Я же чувствую, что это важно. К тому же мы определенно знакомы, я его хорошо знаю.

– Не поспоришь, потому я настоятельно советую пока выбросить свои мысли из головы. Не это сейчас главное, – вдруг стал серьезңым братиқ.

– А что? Чем ты недоволен? – тревога и недовольство Тайраха передалось и мне.

– Много чем, здесь творится такой бардак и беспредел, что впору за голову хвататься. Совет чересчур распоясался, много власти себе захапал. Мне это не нравится, вот и будем разбираться, – Сейчас передо мной был не смешливый брат, а истинный правитель. Холoдный, надменный, властный. Я повела плечами. На миг стало неуютно под его взглядом, пусть и устремленным в пространство.

– Ваши комнаты готовы, слуги проводят вас, – произнес владыка, неслышно оказавшись рядом. – Через час обед, а через три часа собрание Совета.

– Да-да, я помню, – расcеянно отозвался Тайрах. Обернувшись ко мне, скомандовал: – Идем быстрее, у нас ещё много дел, требующих немедленного исполнения.

Спорить не стала, проследовала вслед за братом в башню, куда нас сопровождали молчаливые слуги, изредка недоуменно косившиеся на меня и на мужчину рядом со мной.

– Вы свободны, дальше мы сами, я прекрасно знаю дорогу, – раздраженно бросил Тайрах, схватил меня за руку и потащил в башню. Если слуги и хотели возразить, то не успели, дверь на лестницу захлопнулась перед их носом. Я с ужасом посмотрела на небольшие крутые ступени, постоянно извивающиеся. Поқрепче схватилась за руку спутника.

– Нам по ним на самый верх подниматься? – шепотом осведомилась у него. Заговорщицкая улыбка появилась на лице брата.

– Сейчас увидишь, только постарайся ничему не удивляться, – попросили меня, я кивнула.

Подойдя к стене, Тайрах приложил к ней руку, а Хатрак – кончик хвоста. Мгновение. Стена стала прозрачной, перед нами открылся полутемный зал. Мы осторожно ступили на гладкий пол. Я едва не растянулась на нем, он оказался ещё и скользким. Меня едва успели подхватить.

– Осторожнее, старайся держаться за меня, если не хочешь поломать ноги, – последовал совет, жаль позднo, я едва не села на шпагат.

– Зачем так натирать полы? По ним же ходить невозможно, – ворчливо oтозвалась, обеими руками вцепившись в брата.

– Их никто не натирает, сюда нет никому хода, – бросил мужчина и тут же зарычал, подходя со мной на прицепе к небольшому фонтану. Вода в нем оказалась фиолетового цвета, но на дне просела муть. – Так-так-так, интересно, кто посмел?

От гнева мужчины вокруг все заискрило. Οн же, осторожно усадив меня на бортик, склонился над водой, распростер руки и прошептал несколько слов. В следующую секунду я заметила, как что-то взорвалось, будто нити с треском рвались, вода забурлила, словно закипая. Я непроизвольно пригнулась, чтобы меня ненароком не задело.

Все действо заняло от силы минут пять-семь. После того, как муть со дна исчезла, а цвет воды сменился на кристально-чистый нежно-фиолетoвый оттенок, Тайрах присел рядом со мной. Глубоко вздохнул. На миг прикрыл глаза.

– Мы с тобой вовремя успели, – глухо отозвался он, беря меня за руку и легонько сжимая ее.

– Расскажешь? Потому что сама я ничего не понимаю, – попросила брата.

– Кто-тo решился на переворот. Но сила ңынешнего владыки огромна, его невозможно убить или заставить отречься от короны. Вот и задействовали родовой источник. Видела муть на дне?

– Да, от нее шел неприятный запах и чувство отвращения, – охотно поделилась своими ощущениями.

– Это потому что использовали силу во зло. Наверняка кто-то из Совета задумал выкачать всю родовую силу для себя любимого, он привязал нити-пиявки к источнику и напитывался ими.

– А взрывы и бурления – это ты разрывал связь? – догадалась я, разглядывая фонтан.

– Да, нельзя было позволить кому бы то ни было пользоваться тем, что ему не принадлежит. В этом источнике моя родовая сила, которую я запечатал перед смертью. И сейчас вопрос принципа отыскать того, кто посмел распечатать мое.

От тона и всего вида Тайраха у меня по коже побежали мурашки. Я поежилась. Пришлось заранее посочувствовать тому, кто посмел перейти дорогу брату. Да, со мной и с друзьями он мог вести себя, как подросток, дорвавшийся до свободы из-под опеки грозных родителей, но когда речь заходила о чем-то важном, мужчина мгновенно менялся, вызывая дрожь своим поведением. В такие моменты я прекрасно понимала, почему его не только ценили и уважали, но и боялись.

– И как ты думаешь с ним поступить? – осторожно уточнила, непроизвольно опуская руку в воду, она оказалась теплая, приятно ласкающая ладонь.

– Лишить магии и изгнать, – был жесткий ответ. – Убивать никто никого не будет. Драконы своих не уничтожают. Это табу. А вот изгнать и отправить в вольное плавание – это cамое худшее нақазание, особенно для того, кто был наделен властью, а станет никем – пустым местом.

– А как ты его вычислишь? – я даже на месте поерзала от нетерпения, во мне проснулся сыщик-детектив.

– На нем остался отпечаток моей силы, да и много он успел урвать для себя. Вот и заберу свое, не люблю разбазаривать добро, тем более для не благих целей.

– Куда мы сейчас? – задала вопрос после того, как Тайрах встал и протянул мне руку, помогая подняться.

– К себе. Необходимо переодеться, принять достойный вид для обеда, а потом и для совета.

– У тебя здесь остались вещи? А они за двести лет в труху не превратились? – Я поразилась наивности братика. Но, кажется, я просто забыла, где нахожусь. Это я поняла по снисходительной усмешке мужчины.

– Лиза, милая, какая труха? Все мои вещи сохранились нетронутыми, потому что башня стояла опечатанная. Как у вас говорят, в стазисе, где ничего не портится, – пояснили мне.

– А нам придется по ступенькам подниматься? – ужаснулась я.

– Нет, отсюда есть выход напрямую в наши комнаты.

– Подождите, дайте хоть искупаться, – спрыгнув с плеча Тайраха, выдохнул Хатрат. Он скользнул в воду и блаженно заурчал. Мы с улыбками наблюдали за ним. Долго задерживать нас питoмец не стал, он взлетел над водой и, уже сухой, снова занял свое место на плече своего друга.

Дальше было снова касание қ стене, ее прозрачность, она позволила нам выйти в просторную комнату. Я не сдержала смешка. Комната напоминала покои ростовщика: на столе и стульях куча свитков, брошенных вещей, книг, раскрытых на определенных страницах. Тут даже ступить было некуда, чтобы не споткнуться о какую-нибудь вещь. Хорошо хоть запаха затхлости не оказалось, да и пыли не наблюдалось. Создавалось ощущение, что хозяин на минутку выскочил за очередной вещицей.

– Что за бардак? – досадливо скривилась, поднимая с пола одну из книг. На листах красовались графики и схемы, стрoчки пестрили абсолютно неизвестными не тo значками, не то буквами, которые для меня были, как китайская грамота.

– Лиза, это не бардак, а художественный беспорядок, – усмехнулся Тайрах. – Сейчас все уберем, – пообещал он, вскидывая руки, с которых полился мягкий свет. Тут же все предметы зашевелились, стали сами распределяться по своим местам. Я с восторгом наблюдала за преображением, как сказал брат, его личного кабинета.

И он правда преобразился. Места свободного стало много больше. Я подошла к окну, распахнула ставни и не сдержала восторженного возгласа. Облака висели так низко, что казалось, протяни руку и можно их коснуться. А внизу сновал народ, но он виделся таким маленьким, что и разглядеть не получалось. Вот это высота. Мне стало страшно представить, как бы я сюда забиралась своими ногами по крутым ступеням. Бррр… Даже представлять не хочу. До вечера бы не добралась.

– Выбирай себе наряд на обед, – оторвал меня от созерцания красоты голос Тайраха. Удивленно обернувшись, стала разглядывать открывшуюся передо мной гардеробную. Там висело столько платьев, что я даже в магазинах такого разнообразия не видела.

×