Ведьма самых вредных правил (СИ), стр. 3

Сердечный ритм и дыхание отчего-то засбоили. Я буквально задохнулась, словно со всего маху налетела на стену. Какой великолепный экземпляр! Гедонистическая ведьминская натура мгновенно вырвалась на первый план, заслоняя все недавние планы и серьезные намерения.

Все подождет! Я плотоядно скользнула язычком по нижней губе. Пальцы покалывало от желания коснуться его тела, прижать к себе. О! Какая ночь у меня будет!..

А потом я заметила светящийся ободок вокруг радужки глаз и… все. Магнетическое очарование незнакомца рассыпалось. Нет, гормоны продолжали в полном восторге вопить и желать данного мужчину, а вот мозг уже был не рад столь неожиданной встрече.

Передо мной стоял оборотень. И это означало одно из двух. Либо что-то случилось, причем, если они обратились ко мне, то не иначе как апокалипсис, а значит, разгребать я это буду до утра, а то и дольше. Либо у меня неприятности.

— Вечер добрый, — осторожно заговорила я, усиленно прогоняя морок вожделения и собираясь с мыслями. — Вы по какому вопросу, уважаемый?

Вместо ответа мощные руки оторвали меня от земли, меня отнесло назад и так притиснуло мужским телом к стене, что ребра затрещали, а чужой нос, шумно и громко дыша, уткнулся в мою шею.

И стало не важно, что я там должна была бы сделать в подобной ситуации, потому что на меня… накатила волна неистового желания. Тончайший шелк — это хуже чем ничего! Я не просто отчетливо ощутила каждую мышцу чужого напряженного тела, вдавливающего меня в стену, я всей поверхностью кожи чувствовала судорожную дрожь, волнами прокатывающуюся по мужскому телу. И чувственное скольжение шелковистой ткани между нами многократно усиливало воздействие от каждого движения.

Стиснутая сильными руками, не достающая ногами до пола, я словно оглохла и ослепла, стремительно проваливаясь в другой мир. Где твердая плоть, упирающаяся мне в живот и не оставляющая сомнений о впечатлениях оборотня от моей персоны, пробуждала во мне самые порочные фантазии. Я уже представляла, как мы, сметая все по пути, вваливаемся в гостиную и падаем прямо на мягкий ковер у очага. Как я, жадно шаря ладонями по его телу и срывая по пути одежду, оседлаю его бедра. Как смогу, наконец, руками сжать…

Чем бы все закончилось, я не знаю, но неожиданно с верхней полки упала бутыль с настойкой лаванды, окатив нас с головы до ног. Мокрая, хватающая ртом воздух, я в полном шоке смотрела на оборотня, в его светящиеся глаза, на заострившиеся черты лица, ставшие практически звериными, на торчащие из-под верхней губы белые клыки…

Такого за всю жизнь со мной еще не случалось! Где извечное самообладание и непоколебимый дух, позволявшие смотреть на местный люд с ироничным пренебрежением?

Несмотря на опасный вид и голодный взгляд барса, направленный на меня, я не испытывала страха, а судорожно пыталась натянуть обратно уже спущенный с плеч халат. Думалось лишь о том, что необходимо сбежать и привести себя в порядок.

Практически не соображая, что творю, прохрипела:

— Я сейчас, ты погоди, — и юркнула на второй этаж, услышав за спиной предостерегающий рык.

Шет! Шет! Нельзя бежать от оборотня, однако я быстро метнулась к шкафу и, натянув первый попавшийся балахон, обернулась им три раза. А затем направилась в ванную и принялась плескать водой себе в лицо.

Что со мной произошло? Мне же нельзя сейчас так реагировать, нельзя заводить любовника. У меня есть цель, а неподходящий мужчина не просто помешает, он перечеркнет все мои усилия. Как несвоевременно!

«Возьми себя в руки, Арея, немедленно. Ты сейчас, как порядочная ведьма, спустишься вниз и не будешь тискать и лапать ночного визитера, расположившегося в твоей кухне. Не будешь! Как мы вообще там оказались, миновав гостиную?»

С другой стороны, как бы ни оказались, а теперь остается только решать возникшие проблемы. И задача первая — узнать, что нахалу надо.

Выдохнув и оправив бесформенное одеяние, я решила не испытывать больше терпение гостя и спуститься вниз. Тот за это время успел перебраться из кухни в гостиную и сейчас чинно сидел на диване. На обивку уже натекла лужа воды.

Я нерешительно замерла на пороге, с опаской поглядывая на оборотня. Не накинется ли он на меня вновь?

— Все в порядке, я буду вести себя прилично, — подчеркнуто сдержанным тоном поприветствовал он меня.

— Тогда я хотела бы повторить свой вопрос: зачем вы пришли?

— Отдать долг.

Шестеренки в моей голове сейчас и так работали со скрипом (я не могла оторвать жадного взгляда от гостя и все время думала не о том), но после его слов и вовсе замерли, их заклинило. Я не могла припомнить, когда это такой великолепный самец… В общем, когда этот обалденный мужчина успел мне задолжать? Или… Ведь не зря же он кажется мне знакомым.

— Когда это вы успели оказаться передо мной в долгу?

Я решила пока на правах хозяйки не переходить на «ты». Мало ли что.

— Три декады назад вы спасли мою сестру.

На меня снизошло понимание — он пришел отдать долг тела. Когда кто-то спасает оборотня, то древняя магия, присущая их расе, накладывает обязательства — нужно отплатить спасителю помощью и служением. Правда, подобный долг обычно не требуют, но это же оборотни. Они в долгу быть не любят. И, что самое пикантное, отдавать его надо натурой.

От подобной мысли по телу вновь прокатился жар. Но я неимоверным усилием сдержалась, заставляя себя рассуждать здраво. И думать о собственном интересе!

«Не стоит воспринимать все так буквально, любая помощь подойдет».

— И почему же не она, а вы пришли отдавать долг? — я догадывалась об ответе.

— Я — старший рода. У сестры же сейчас начался брачный период, от которого она так долго и неразумно бегала. Я забрал у нее долг по праву старшей крови.

Немного помолчав, обдумывая невероятные новости, решила спросить главное:

— Меня, я так полагаю, вы уже знаете, думаю, пора представиться и вам.

— Рум Марроу, глава северо-западного клана снежных барсов, — пристально глядя мне в глаза, ответил оборотень.

А я, не сдержавшись, застонала в голос. Вот откуда он мне знаком! Мне показывали его несколько раз издалека как сына главы, а теперь, видимо, старый оборотень ушел на покой и всем заправляет его отпрыск.

Вот сделай, называется, доброе дело. Спасла я девушку, и теперь у меня в услужении сильнейший альфа, а это чревато многими проблемами!

И, не подумав, я ляпнула то, что настойчиво вертелось в голове:

— И как вы предлагаете отдавать долг?

***

Договорились мы не сразу. Было много вариантов вернуть долг, меня даже приглашали в замок оборотней — неслыханная щедрость! Но именно сейчас я не могла покинуть свое жилище, хотя предложение было заманчивым.

Ведь в поселения оборотней попадают только избранные, не говоря уж о самом логове — замке главы клана. Почему столь щедрое предложение поступило мне? Это настораживало.

В итоге каким-то странным образом получилось так, что мы договорились о полезном труде. Теперь глава оборотней работает на вашу покорную слугу. Причем, обязан выполнять любую работу по хозяйству — от прополки грядок до ремонта крыши. Кому расскажешь, не поверят. Впрочем, не я писала древние законы, не мне их оспаривать. Тем более раз уж барс сам высказал желание… Да еще так настойчиво!

Единственное, о чем я беспокоилась, как мы сможем спокойно проводить рядом так много времени в ближайший месяц? И это после такой… м-м-м… эмоциональной первой встречи.

Но переживала я напрасно. С того самого первого вечера оборотень не переходил грань дозволенного, оставаясь неизменно сдержанным и немногословным. Вот только я все время чувствовала его обжигающий взгляд, да и сама, сидя дома, не могла отделаться от мысли, что Рум на улице, совсем рядом…

Хорошо хоть вечером он уходил в свое логово. Иначе не знаю, как бы я спала по ночам, ведь днем дела шли из рук вон плохо: я не могла ни на чем сосредоточиться из-за такого соседства. Особенно после одного случая. Оборотень оказался настоящим искушением.

×