Ведьма самых вредных правил (СИ), стр. 26

— Арея! Дыма без огня не бывает. Ты полагаешь, эта легенда возникла на пустом месте? Не-е-ет! Но отыскать редчайший цветок способен только оборотень. Не мы ли лучшие охотники? Лес — это наша стихия.

Еще и игриво прикусил мне кончик носа!

— И ты считаешь, что ведьмы не прознали бы о таком цветке? Тем более я, прожившая с оборотнями столько лет?

Скептически подняв брови, окинула барса ироничным взглядом. Рум в ответ скромно пожал плечами:

— Мы готовили сюрприз.

— Все пятнадцать лет? — расхохотавшись до слез, едва не рухнула на грудь мужа.

— Ты недооцениваешь нас.

— Рум, признайся, — отдышавшись, попросила супруга, — ты решил приглядеть за нашими «малышами»? Оттого и тащишь меня на ночь глядя под нелепым предлогом в лес? Так я не против, у меня и зелье невидимости имеется!

К слову сказать, я усовершенствовала первоначальный рецепт. Теперь выпивший зелье не воспринимается не только зрительно, но пропадает и его запах. Иначе мне было бы сложно провести оборотней. А так… моя пытливая ведьминская натура развернулась во всю ширь. Оборотни клана снежных барсов уже даже перестали вздрагивать, когда их госпожа самым неожиданным образом вдруг появлялась рядом. Заодно поняли, что скрывать от меня что-то — бесполезно.

— Малыши давно уже выросли, Арея! Ты собираешься болтать до утра? — снова страстный поцелуй, совершенно не настраивающий на затяжное путешествие по лесным дебрям. — Или мы все же пойдем? Хочешь, я понесу тебя?

О! Какая же ведьма не воспользуется таким шансом?! Покосившись в окно, заметила звездное небо. Это ли не знак! А кто я такая, чтобы не следовать знакам? Пусть даже и по такому нелепейшему поводу.

— Что ж… — самым снисходительным тоном, — если понесешь… Пожалуй, есть ритуал, который я могу сегодня провести в лесу. Веди меня, мой зверь!

Ничего срочного! Но я уже несколько раз откладывала беседу с духами о погоде на ближайшую осень. А скоро селяне придут покупать обереги для грядущего урожая, надо знать, что им обещать.

Словно только и ждал согласия, Рум подхватил меня на руки и, не дав даже захватить принесенную с собой корзину, выскользнул за дверь. Разгоряченных недвусмысленными ласками мужа щек сразу коснулся освежающий ветерок, а я порадовалась, что дом под охраной защитных рун — чужак не войдет.

Стремительно и бесшумно передвигаясь по залитой лунным светом траве, мой барс нес меня в сторону реки. Где-то в отдалении слышался смех парней и девушек, что спешили на поиски цветущего папоротника. Я бы улыбнулась этой их затее, если бы сама сейчас не вознамерилась отыскать этот мифический цветок.

Что же задумал мой барсик?

Мы молчали, не желая привлекать ничье внимание. Ровно до момента, пока не скрылись за первыми рядами деревьев возникшего на пути леса.

— Так мы будем искать чудо? — шепнула я едва слышно. Конечно, Рум услышал. Мне вообще порой казалось, что он читает мои мысли.

— Я уже все нашел. Закрой глаза и приготовься к сюрпризу.

И я расслабилась в руках своего сильного великана, обняв одной рукой его за могучую шею и слегка запрокинув голову, чтобы видеть сквозь листву деревьев яркие звезды. Руму я доверяла. И раз судьбе и супругу угодно сегодня порадовать меня сюрпризом, кто я такая, чтобы спорить?

Тем более я наверняка знаю, что папоротник не цветет.

Наверное, несколько часов мерного бега я, размышляя обо всем на свете и успевая подмечать очарование летней ночи, блаженствовала в объятиях оборотня. Рум даже не запыхался, ловко проскальзывая сквозь лесные заросли, перескакивая с камня на камень или перебираясь с одного берега ручья на другой.

Мне казалось, деревья сами расступаются на его пути. Лес любит ведьм, мы понимаем друг друга, слышим. Но для оборотня лес — это дом родной. Сердце барса билось ровно и уверенно, наполняя и меня чувством покоя и умиротворения. Впрочем, любопытство тоже давало о себе знать.

«Как же он выкрутится с этой нелепой сказкой о цветущем папоротнике?»

В одном не сомневалась: Рум меня удивит.

На руках любимого оборотня мне было как всегда удобно. Рум держал бережно, умудряясь на бегу еще и прижиматься губами к моей макушке. Когда-то давно, еще до появления старших сыновей, мы с ним частенько вот так «гуляли» по территории клана. Пробежки неизменно заканчивались его оборотом и моими забавами с большим и таким милым исключительно со мной громадным хищником. А потом, когда оборотень возвращался к человеческому облику, мы долго и страстно занимались любовью.

Сейчас, вспомнив о тех днях, испытала чувство утраты. С появлением детей времени на такие пробежки оставалось все меньше и меньше, уединяться получалось только в спальне.

— Арея, закрой глаза, — шепнул Рум, вырывая меня из приятных воспоминаний.

Послушно смежила веки, продолжая вслушиваться в окружающие звуки. Любопытство, затмив даже ведьминскую сварливость, достигло колоссальных размеров. Вокруг все так же шумел лес. А еще я разобрала едва слышный и оттого манящий шепот воды.

Осторожно опустив меня на ноги, Рум поставил меня на мягкую траву. Башмаки остались где-то позади, в моем ведьминском домике, и сейчас я с удовольствием прочувствовала тепло земли.

— Доверься мне.

Руки мужа принялись за платье, споро растягивая шнуровку и дергая его с плеч. Дальше — нижняя сорочка. Я и вслушаться в окружающие шорохи толком не успела, как ночная свежесть, скользнув ветерком по телу, вызвала мурашки на коже. Но замерзнуть мне не дали, сзади прижался уже успевший скинуть одежду оборотень. И тут же жадными руками обхватил крепко-крепко.

Сердце на миг замерло в предвкушении, чтобы сразу же зачастить, быстрее прогоняя кровь по венам. Над самым ухом шумно вздохнул муж, чутким звериным слухом распознав вспыхнувшее во мне возбуждение.

Рум развернул и прижал меня к себе, оглаживая ладонями спину и одновременно целуя. Очень нежно и трепетно, так, как целовал когда-то давно, когда только приучал меня к мысли о том, что ведьма может полюбить оборотня.

Сердце затрепетало, раньше меня предчувствуя дальнейшее. Привстав на цыпочки, отвечая, теснее прижалась ртом к губам мужа. Мгновенно охвативший нас жар желания заставил забыть о нежности. Я больше не хотела открывать глаза. На самом деле было уже не так-то и важно, в какое место он привел меня. Куда важнее было ощущать под своими ладонями тело горячо любимого мужчины и самой плавиться в его руках, сгорая от нахлынувшей страсти.

Наша ночь. Мы никуда не спешим, нас нигде не ждут.

Не важно, кто первым потянулся к траве. Я осознала только момент воплощения самых насущных на этот момент желаний. Жар проникновения, такое желанное трение наших тел и долгие глубокие рывки…

Упоительное ощущение наполненности и единения. Удовольствие и одновременно непреодолимая потребность двигаться еще и еще. Рум, притиснув меня собой, сжимал мои плечи и практически рычал, снова и снова толкаясь в меня. Распахнув глаза и едва ли осознавая это, смотрела в звездное небо и не видела перед собой ничего, полностью погрузившись в собственные ощущения.

— Знаешь, как называется это место? — спросил Рум, когда мы ранним утром встречали рассвет, купаясь в теплой заводи.

Это меня потянуло окунуться, прежде чем мы отправимся спать в крошечный, словно сказочный домик, притаившийся на границе гор и леса.

В воде руки оборотня обволакивали меня, сливаясь с водой. Тепло его дыхания согревало плечо.

— М-м-м?

— Цветок папоротника, — усмехнулся барс.

Я тоже фыркнула, признавая, что сюрприз удался.

— И почему я не знала о нем раньше?

— Это мой тебе подарок. Его только недавно построили. Потребовался не один год тяжелой работы, чтобы соорудить плотину и устроить здесь заводь. Уже позже достроили сам домик.

Снова окинув взглядом окрестности, в какой уже раз восхитилась красоте этого места. Лес в этом месте вплотную примыкал к горам, даря прохладу и наполняя воздух ароматом множества трав. А дом так удачно вписался между высокими деревьями, что казался неотъемлемой частью окружающей природы. Очень уютный снаружи дом, мне сразу захотелось увидеть его изнутри.

×