Мертвому - смерть (СИ), стр. 1

Мертвому - смерть

Елена Труфанова

Глава 1. Одинокий ронин

Нет ничего хуже, чем ждать. Особенно, если в конце ожидания тебя вполне может встретить смерть.

Данила с бригадой уже больше часа томились возле трассы, напряженно всматриваясь в кромку видневшегося леса. Они ждали волка. Даже не просто волка, а Волка, потому как ради обычного взбесившегося паранорма в такую глушь не согнали бы больше сотни конторщиков.

- А может, это вовсе и не волк? А сбежавший из секретного бункера плод неудачных экспериментов? - хихикнул Илья, закуривая очередную сигарету. - И перед побегом он успел прихватить с собой все ценное, что нашел в бункере, изнасиловать пару лаборанток и нагадить директору в тапки. Иначе какого хрена за ним весь Надзор гоняется?

- Или, может, это первый паранорм со способностью к направленному преображению вещества! - выдвинула свою версию Алиса и, видя недоуменный взгляд Вадима пояснила: - ходячий философский камень.

- Больше похоже на прибывшего из будущего терминатора. Признавайтесь, никто из вас втайне не мечтал вырастить вождя сопротивления в борьбе людей с машинами? - не остался в стороне Вадим.

- Принц наш, стопудово, - кивнул рыжий, - от него такой подлости точно никто не ждет.

Все засмеялись. Проходящий мимо волкодав хмуро посмотрел на Данилу, допускающего такое разгильдяйское поведение, но начальник пятой бригады проигнорировал его: ожидание уже успело порядком всех измучить, а через смех ребята просто сбрасывали напряжение. В этот момент Даниле остро не хватало Ольги, возможно, она смогла быть хоть немного прояснить происходящее. Но Волкову вместе с Марком забрали сторожить участок в трехстах метрах левее, именно там, по мнению высокого начальства, волк попытается прорвать их оборону.

Этот беглец настораживал Данилу сильнее, чем знаменитый терминатор Горецкого до их личного знакомства. В первую очередь тем, что материализовался из ниоткуда и отправился убивать тренированных волкодавов, тоже не пойми как оказавшихся в лесу. И к делу своему волк отнесся со всем старанием: за неполные два часа он уничтожил больше двадцати волкодавов, и еще столько же были найдены с разного рода ранениями. Даже если брать по минимальным показателям эффективности бойцов, то неизвестный волк за одну схватку успевал набрать от сорока до шестидесяти УДЕ. Жуткая, нереальная цифра. Правильно, что стоящим в оцеплении ее предпочитали не озвучивать. И если бы не Елисей, только ему понятным способом подслушивающий переговоры руководства, Горецкий бы тоже пребывал в блаженном неведении.

Пугало его даже не само количество условно-деструктируемых единиц, а то, что волк добывал их буквально голыми руками. Среди всех пострадавших не было ни одного пораженного каким-нибудь оружием или Стихией. Только удары, царапины и укусы. Так что волк вполне мог оказаться зверем в прямом смысле этого слова. Или просто ненормальным, перепившим мутагенов. Из мыслей Данилу выдернул звонок мобильного телефона - Волкова словно бы почувствовала настроение начальника и решила его еще немного подпортить. Стоило только Горецкому ответить, как в трубку скороговоркой полетели слова:

- Мамуля, привет! К тебе через пару минут придут гости! Ты скажи Лене, чтобы забрала у тебя библиотечную книгу на правой верхней полке, на левую пусть не лезет, та и так еле держится, поломается скоро. Вальке-дуре передай, что когда будет читать, пусть ее поближе к носу держит, а то там буквы мелкие. Мамуль, ты главное смотри, чтобы они с книгой аккуратнее были, если сразу не прочитают, пусть в библиотеку несут, нечего ею глаза портить. Андрею и Ирке скажи, пусть ее даже не трогают. Ирка разве что краем глаза на обложку глянет, пыль протрет. Все, пока. Люблю тебя!

При встрече он убьет эту женщину! Данила знал, что она придумала для него прозвище, но что это «Мамуля»! А причем тут тогда книга и гости? «Идиот!» - обругал себя Горецкий. Ольга явно хотела ему что-то сказать, но так, чтобы ее не поняли стоящие рядом конторщики. Но что? В этот момент стоящую вокруг тишину разорвали звуки выстрелов и отчаянные крики людей. Волк был уже совсем рядом. Еще пара минут - и он покажется из леса. И от свободы его будет отделять только узкое, не более ста метров поле и несколько сотрудников Надзора, которым не посчастливится встать у взбесившегося паранорма на пути.

- Знаете, есть такая детская игра «Цепи-цепи»? - голос у Алисы немного дрожал, хотя девушка и старалась это скрыть. - В ней игроки делятся на две команды, берутся за руки, становятся в линию и говорят «Цепи, цепи, раскуйте нас...». И потом один из участников разгоняется и бежит на эту цепь, стараясь ее разбить, выбрать самого слабого противника. А ты стоишь, смотришь на него и дрожишь, и нельзя убежать, можно только покрепче стиснуть руку соседа...

- Может кто здесь и слабое звено, но точно не мы, - пустым голосом ответил ей Елисей, снимая пистолеты-пулеметы с предохранителя.

- Но волк об этом может и не знать.

- Узнает, - отмахнулся от девушки Илья, - Гори, гори ясно...

Руки рыжего окутались огнем. Выстрелы прогремели еще раз, совсем близко от опушки. Времени на размышления у Данилы почти не оставалось. Он на все лады костерил Ольгу, но понять, что же она имела в виду, так и не мог.

- Думай, Горецкий, думай! Что там сказала, мать ее, Ольга? Книга-гости-Лена-Валя Ира-Андрей... Бред, полный бред! Лена, Валя, Андрей, Ира... Три бабы и мужик! Что за код такой? Три мужика и баба... Лена-Елена-Елисей...

- Елисей! Твоя задача прострелить этой твари правую верхнюю лапу-руку!

- Задачу принял, - ровным голосом ответил Принц, напряженно всматриваясь в опушку леса.

- Вадим! Тормозишь волка на подходе к нам, Илья, ты попытайся шугануть его огнем издали! Алиса, ты не лезешь!

- Но...

- Это приказ! Если не сможем остановить его на подходе, даем уйти, в рукопашную не лезть!

Сотрудники бригады даже не успели озвучить свое возмущение по поводу трусости начальника, как из леса вылетел волк. Разглядеть его с такого расстояния в сгущавшихся сумерках было сложно, тем более что бежал зверь с запредельной скоростью. Просто темное пятно, передвигавшееся явно не на двух ногах. Выскочившие парой секунд позже гончие поливали его огнем, но тот, словно взбесившийся заяц, метался по полю, не давая им толком прицелиться. В какой-то момент зверь оказался в опасной близости от дороги и решил проскочить в брешь между бригадой Горецкого и стоявшими в пятидесяти метрах правее волкодавами из соседнего города. Генераторы резко загудели, и по краю дороги замерцали похожие на мыльные пузыри щиты, перекрывшие оголенные участки.

Зверь, похожий на большую пантеру, резко затормозил и развернулся в сторону Данилы. Илья, задымившийся от напряжения, послал в его сторону стену пламени. На какой-то краткий миг Даниле показалось, что они смогли остановить зверя, или хотя бы отпугнуть. Но тут черная тень выпрыгнула из огня. Время словно бы остановилось для Данилы, и он смог в мельчайших деталях рассмотреть противника. Большая черная кошка, с вздыбленной шерстью и розовой пеной вокруг пасти, летела прямо на Горецкого, вытянув вперед когти. Взгляд твари был направлен вперед и влево, туда, где между щитами имелся зазор, загражденный лишь машинами Ольги и Елисея. На мгновение Даниле показалось, что в синих глазах зверя мелькнуло нечто похожее на ликование от предчувствия скорой свободы. Но тут в дело включился Елисей, он молниеносным движением вскинул пистолеты и стал прицельно палить по правой верхней лапе зверя.

Пантера извернулась прямо в воздухе, но Горецкий ясно видел, что пули пробили лапу в нескольких местах. Приземлился зверь достаточно ловко: на две ноги. Данила много хорошего слышал об иномирных мутагенах, но то, что с их помощью можно научиться мгновенно менять форму, ему было в диковинку. Человеком беглец оказался таким же темноволосым и синеглазым, каким был зверь. Не теряя времени, он кувыркнулся вперед, увиливая от пуль Елисея, и почти вскочил на ноги, как его словно бы придавило плитой, заставляя пригибаться к земле. Данила сам поморщился, чувствуя навалившуюся вдруг силу Вадима. Даже пули Елисея будто завязли в киселе, теряя скорость рядом с волком.

×