Кречет и Зимородок (СИ), стр. 1

Фенек

Кречет и Зимородок

    КРЕЧЕТ И ЗИМОРОДОК

1

Покойники висели тут, на развилке, уже давно, обветшалые, изношенные, у одного на плече сидела крупная ворона, серьезно приглядываясь, как бы половчее клюнуть. Торопиться вороне было некуда, покойники не убегут. Хайме стоял, не в силах отвести взгляд.

- Красавцы, не правда ли? - раздался за спиной насмешливый голос.

Хайме едва не подпрыгнул от неожиданности.

- Вот мы висим на рели вшестером, плоть отпадает от костей кусками*... - сказал незнакомец.

- Почему вшестером? - удивился Хайме. - Их же четверо.

Незнакомец фыркнул, махнул рукой.

- Шел бы ты отсюда, парень, - сказал он. - Нечего на мертвых пялиться. Оставь их.

Он был уже не молод, лет так сорока или больше, невысокий - едва ли не на голову ниже Хайме, и сложен не в пример тоньше, легче, без той основательности, хоть и вполне крепко. По-старомодному длинная котта, явно видавшая лучшие времена: бледно-голубая, тонкой шерсти, густо засалена и залатана на разные лады. Зато вот ремень знатный, видать еще с тех же лучших времен: широкий, с литыми медными бляхами. К такому ремню только рыцарского меча и не доставало. Был бы меч, Хайме точно бы сказал - благородный господин, уж очень легко и непринужденно он стоял по колено в грязи, уперев кулаком в бок, небрежно придерживая другой рукой здоровенный тюк за спиной. Уж очень звонко в глазах сверкала насмешка, снизу вверх, но словно бы свысока.

Хайме нерешительно переступил с ноги на ногу, покосился на висельников, поправил на плече внушительного вида рогатину. Незнакомец следил за ним с интересом.

- Рогатина-то тебе зачем? На медведя собрался?

- На дракона, - буркнул Хайме, чувствуя, как начинают краснеть уши.

Незнакомец сухо и почти обидно рассмеялся.

- Вот с этой штукой? Ей ворон хорошо пугать.

- Не твое дело.

- Ладно, - он пожал плечами. - Значит, еще увидимся.

Повернулся, и, насвистывая, зашагал по дороге.

А Хайме еще долго стоял, не решаясь последовать за ним, и лишь дождавшись, пока фигура незнакомца скроется за поворотом, направился в Гельт.

__________

* Баллада повешенных, Франсуа Вийон.

* * *

- Следующий!

Звучный голос распорядителя королевской охоты, венатора* Иефа ван Фламме, эхом разнесся по ратуше. Хайме вздрогнул.

В ожидании своей очереди он скромно забился в угол, стараясь не привлекать лишнего внимания, и всецело посвятил себя созерцанию величественной сцены страшного суда на противоположной стене. Как и полагалось, здесь черти весело гнали грешников в бурлящее пекло. К своему удивлению, среди грешников Хайме обнаружил герцогов, кардиналов и даже самих пап в высоких тиарах. Неужели, и их тоже? Но вот поразмыслить над картиной не удалось, нужно было идти. Желающих немного и он, похоже, последний.

Хайме с надеждой огляделся. Сутулый слуга шаркая прошел мимо и скрылся за дверью. Больше никого. Пора.

Набычился изо всех сил, делая шаг вперед.

За огромным дубовым столом сидели двое. Первый - венатор Иеф, внимательно изучающий что-то в кипе бумаг, лысеющий, грузный, с блестящими капельками пота на лбу. Второй - Бенедикт де ла Гарди, гельтский приор Ордена Святого Георгия**, выглядевший на фоне венатора неправдоподобно маленьким и тощим, словно сушеная слива. Приор так же внимательно изучал цветные витражные блики на стенах и откровенно скучал, сцепив узловатые пальцы.

Хайме застыл в нерешительности.

- Имя? - потребовал венатор.

- Я известен как Черный Кречет.

Сдавленно булькнув, Иеф поднял глаза от бумаг, окинул парня придирчивым взглядом.

- Где это ты известен?

Хайме тяжело засопел, пытаясь найти слова. Так долго придумывал это имя - у каждого охотника должно быть, что-то особенное, яркое. Он придумал себе. И теперь было стыдно - на "Кречета", и уж тем более на "Черного", белобрысый и простоватый парень похож не был никак.

- Настоящее имя? - венатор презрительно скривился. - И чего вас всех в птички-то тянет, а? Чужой славы захотелось?

Хайме набрал воздуха в грудь, едва удержавшись, чтоб не зажмуриться.

- Хайме ван Мейген, экюйе, - громко сказал он.

Имя венатора заинтересовало, он склонил голову на бок, рассматривая.

- Ван Мейген? - причмокнул, словно пробуя на вкус, вопросительно поднял бровь. - Сын Хендрика?

Хайме неуклюже кивнул, вслух ответить толком не вышло.

- Я думал, его сына зовут Филипп...

- Филипп мой старший брат.

Задумчиво пошевелив подбородком, венатор достал мятую тряпочку, промокнул вспотевший лоб.

- Младший сын младшего сына, - усмехнулся он чему-то своему, - что ж, понимаю...

Хайме вот ничего толком не понимал, только чувствовал, как ноги подкашиваются. Казалось - ничего не выйдет, зря он сюда пришел. Сейчас посмеются и прогонят взашей. Откинувшись на спинку кресла, венатор внимательно рассматривал его, хмуря выцветшие брови, и вдруг весело хмыкнул.

- Так Кречет, значит? А летать умеешь?

Приор нервно вздрогнул, глянул с подозрением. Хайме так и не понял, была ли это шутка или серьезный вопрос о чем-то... странном?

- Я... я... - стиснул зубы, озираясь по сторонам.

Приор расслабился, махнул рукой, видимо опасения не подтвердились.

- Хорошо, - наконец согласился венатор. - А скажи-ка мне, Хайме, много ли драконов ты убил?

Хайме тяжело сглотнул, решаясь идти до конца.

- Много.

- А точнее? Одного? Двух? Целую дюжину?

- Это важно?

Стоило огромных усилий остаться на месте и не броситься скорее бежать из ратуши. Венатор вздохнул, покачал головой, на его лице красноречиво застыли разочарование и тоска.

- Да нет, пожалуй, нам сойдет каждый... - сказал он. - Слушай, Хайме, у тебя хоть оружие-то есть, а? Хоть какое-нибудь? Или, может, ты праведник, и дракона святым словом крыть будешь?

- Не богохульствуй, Иеф, - лениво одернул приор, морща нос. - Давай, записывай, да пойдем обедать, пора уже.

Венатор снова тяжко вздохнул, поскреб подбородок, потом взял со стола заготовленные разрешение и пропуск, вписал имя, щедро капнул сургуча и протянул приору. Тот не глядя ткнул печатью и утомленно зевнул.

- Хайме, ты хоть представляешь, куда лезешь? - напоследок поинтересовался венатор.

- Представляю.

Несколько секунд он смотрел на парня, словно раздумывая: отдавать - не отдавать?

- Ладно, держи. Может чего и выйдет... или еще передумаешь, - махнул, наконец, рукой. - Так! Кто там еще? Желающие есть?! Подходи!

Хайме порывисто выхватил бумаги и быстро зашагал к двери, желая, наконец, скрыться с глаз, а лучше провалиться сквозь землю.

- Ульрих Целем, - четко раздалось за спиной.

Хайме дернулся, крутанулся назад. У стола стоял все тот же утренний незнакомец. Венатор смотрел на него с нескрываемым интересом, а приор вдруг разом подобрался и ощетинился, словно дворовый пес.

- Ты в своем уме, - зашипел он.

- А что, у тебя уже есть приказ о моем аресте? - удивился незнакомец.

- Со дня на день...

- Вот когда настанет тот день, тогда и поговорим, - усмехнулся тот. - Записывай меня.

Он держался все с той же спокойной уверенностью, и на приора смотрел, пожалуй, не с большим почтением, чем утром на Хайме.

Венатор подался вперед.

- Ты не сможешь получить денег, Зимородок, - холодно произнес он, - даже если убьешь дракона. Тебя повесят. Или зажарят, как повезет.

- Ты во мне сомневаешься, Иеф?

Тот сощурил глаза.

- Я не сомневаюсь в Святой Церкви.

×