Последняя воля Нобеля, стр. 1

Лиза Марклунд

ПОСЛЕДНЯЯ ВОЛЯ НОБЕЛЯ

Последняя воля Нобеля - i_001.jpg

Лиза Марклунд родилась 9 сентября 1962 года в шведском городе Палмарке.

Писатель, журналист, обозреватель и посол доброй воли ЮНИСЕФ, Марклунд дебютировала в 1995 году и с тех пор издала более 10 романов, высоко оцененных коллегами и читателями во всем мире.

Шесть романов Лизы Марклунд экранизированы.

По мотивам книги «Последняя воля Нобеля» в 2012 году снял фильм режиссер Петер Флинт. Автором сценария выступила сама Лиза Марклунд.

Книга удостоена премии Petrona как «Лучший криминальный роман года».

* * *

Марклунд одна из самых ярких писателей нашего времени в жанре криминального романа.

Патрисия Корнуэлл, американская писательница, автор популярных триллеров

Больше всего в романах Лизы Марклунд меня поразило то, насколько они захватывающи. И если этого недостаточно, чтобы считать ее на голову выше многих писателей, добавлю: Лиза пишет поразительно живые, зачастую смешные диалоги.

Джеймс Патерсон, автор мировых бестселлеров

Книги Марклунд держат читателя на пике напряжения. Они уникальны сложностью построения и многогранностью сюжета, редкой оригинальностью характеров. Великолепный подарок любителям криминального жанра. Наслаждайтесь!

Daily Mail

Лиза Марклунд стала следующим после знаменитого Стига Ларссона шведским писателем, чья книга поднялась на вторую строчку в списке бестселлеров New York Times.

LiveLib.ru.
* * *

Журналистка Анника Бенгтзон, известная несколькими громкими расследованиями, по заданию своей газеты отправляется на парадный прием, организованный по случаю присуждения Нобелевской премии. Там она становится свидетелем убийства председателя Нобелевского комитета в области медицины и успевает мельком заметить убийцу. Аннике не позволяют передать репортаж о происшедшем и принуждают подписать документ о неразглашении известных ей фактов, и даже на время отстраняют от работы в газете. Но не в характере Анники подчиняться обстоятельствам, и она начинает действовать параллельно с официальным следствием, сотрудничая с давним знакомым, крупным полицейским начальником. Пока спецслужбы отрабатывают версию исламских террористов и идут по следу суперкиллера по прозвищу Кошечка, Анника все глубже и глубже погружается в темный мир Нобелевских премий, где преуспеть, как выясняется, порой можно случайно или в результате злого умысла. И вновь Анника сталкивается с убийствами — кровавыми, жестокими, изуверскими. Это уже не в стиле Кошечки. Похоже, еще один игрок вступил в борьбу. И неизвестно, уцелеет ли сама Анника, — слишком далеко она зашла…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Четверг. 10 декабря

Нобелевские торжества

Локтем правой руки Кошечка прижала к телу висевший под мышкой тяжелый пистолет. Она бросила на землю недокуренную сигарету, приподняла подол длинной юбки и тщательно растерла окурок по асфальту подошвой.

«Ищите теперь на нем мою ДНК», — злорадно подумала женщина.

Торжества по поводу присуждения Нобелевских премий продолжались в банкетном зале Стокгольмской ратуши уже три часа тридцать девять минут. Танцы были в самом разгаре, в холодном уличном воздухе разливались звуки музыки. Цель встала из-за стола в Голубом зале и направилась по лестнице в Золотой зал. О перемещениях цели ей подробно сообщали по мобильному телефону.

Кошечка вздохнула, чувствуя поднимающееся в душе раздражение, и мысленно отвесила себе оплеуху. Работа требует сосредоточенности. Сейчас не время для экзистенциальной тревоги и размышлений об ином поприще. Речь идет об элементарном выживании.

Она сконцентрировалась на том, что ей предстояло, до непреодолимой скуки затвердила последовательность действий. Теперь Кошечка была уверена, что все пройдет гладко.

Она вступила в пятно света, считая шаги: один, два, три. Соль и мелкие камешки скрипели под тонкими подошвами легких туфель. Температура упала ниже нуля, мелкие лужицы замерзли, но это было ей только на руку. Кошечка мысленно поблагодарила судьбу. От холода она сгорбилась и побледнела, глаза начали слезиться. Будет неплохо, если они еще и покраснеют.

Полицейские в желтых мундирах, как и положено, стояли по двое с каждой стороны арочного входа в ратушу. Кошечка мысленно оценила ситуацию.

Итак, действо номер один. Бледная замерзшая красавица, вцепившаяся в мобильный телефон.

Она шагнула под арку одновременно с толпой других веселых гостей. В холодном воздухе звенел смех, гулко отдаваясь под сводами входа. Тусклый свет, косо падавший на фасад, оттенял беззаботные лица.

Кошечка сосредоточенно посмотрела себе под ноги, поравнявшись с первым полицейским офицером. Какой-то мужчина осипшим голосом громко звал такси. Полицейский шагнул к Кошечке, но она в ту же секунду с расчетливым притворством поскользнулась на льду, и беспомощно взмахнула руками. Полицейский инстинктивно сделал то, что сделал бы на его месте любой мужчина, — галантно поддержал Кошечку под локоть. Кошечка что-то смущенно пролепетала на невообразимом английском, высвободила ледяную руку и пошла к главному входу. Ей предстояло сделать еще тридцать три шага.

«Как все это легко, — подумала Кошечка. — Нет, решительно, такое задание ниже моего достоинства».

Внутренний, вымощенный двор ратуши был заставлен машинами представительского класса с тонированными стеклами. Боковым зрением Кошечка отмечала местоположение каждого охранника. Из здания, в клубах выдыхаемого пара, выходили толпы людей. Впереди, за машинами и садом, блестела черная поверхность озера Меларен.

Вторая отметка — вход в Голубой зал. В проеме двери стоял какой-то старик, не давая Кошечке пройти. Мужчина пропускал группу пожилых дам, которых он сопровождал, и Кошечке пришлось, стуча зубами от холода, ждать, когда пройдут все эти ископаемые птеродактили. Какой-то пьяный джентльмен отпустил в ее адрес сальную шутку, когда Кошечка, сжимая в руке мобильный телефон, скользнула в туалет. Это была отметка номер три.

Собеседник Анники Бенгтзон, заведующий редакцией журнала «Сайенс», галантно отодвинул стул, и она встала из-за стола номер пятьдесят. Ноги Анники слегка подкашивались, шаль, если бы она не подхватила ее, упала бы с плеч на пол. Какая толчея, сколько же здесь пестро одетого народа! Углом глаза она заметила проходившего мимо их стола постоянного секретаря Шведской академии наук. Господи, как же он красив.

— Было большим удовольствием поговорить с вами, — сказал заведующий редакцией, поцеловал Аннике руку и исчез в людском водовороте. Видимо, он расстроился, когда Анника отклонила его предложение потанцевать.

Она поправила шаль и посмотрела на часы. Возвращаться в отдел новостей было еще рано. Мимо столика важно прошествовал финансист Андерс Валль, в противоположном направлении пробежал шеф Шведского телевидения.

Анника почувствовала, что сзади кто-то остановился, повернула голову и увидела Боссе, репортера крупной вечерней газеты.

— Скольких звезд отметишь сегодня в репортаже? — спросил он, едва не прикоснувшись губами к ее уху.

— Четырех — и всех черными метками. Кстати, как тебе декольте принцессы Мадлен?

— Два спелых арбуза. Но меня больше впечатлила речь того парня, что получил премию по медицине.

— Редкостная скучища. Сонный порошок…

— Позвольте, сударыня?

Боссе согнулся в преувеличенно церемонном поклоне. Анника суетливо посмотрела по сторонам — не видно ли того парня из «Сайенс», и только после этого согласно кивнула. Она бросила изящный ридикюль в большую сумку и повесила ее на плечо.

×