Пара воина (ЛП), стр. 11

— Я хочу, чтобы мой друг Тэкс остался с нами во дворце.

— Нет.

Джордан увидела гнев в его экзотических глазах и поспешила объяснить:

— Он все, что у меня осталось от дома, Кэдан. Он…

— Теперь твой дом здесь. Со мной.

— Да, это так, но он мне, как брат. Я не буду счастлива, если не буду уверена, что он в безопасности или я не смогу видеть его.

Кэдан издал рычание, которое она расценила, как смесь разочарования и ярости.

— Хорошо, но, если он тебя тронет, я оторву ему руки.

Довольная, она поцеловала его сердитый рот.

— Суров, но справедлив. Спасибо.

— Хватит об этом. Я уже кожей чувствую твою лихорадку.

Лихорадка уже сжигала Джордан, но этот разговор стоило того, чтобы ждать. Девушка вскрикнула, когда Кэдан взял ее на руки и бросил в центр кровати, затем поднялся и содрал с себя штаны. Джордан откинулась и потянулась к себе между ног, запустила два пальцами в горячую влажность. Порочное ликование наполнило ее, когда она увидела прикованный к ее руке сосредоточенный взгляд, в котором плескался темный голод.

Черт, она любила смотреть на его голое тело.

Кэдан был сложен, как Бог, и его толстый член был так тверд, что ударился о его жесткий пресс, когда был освобожден от оков штанов. Жемчужное предсемя сочилось из кончика, стекая вниз по всей длине его ствола.

Оттолкнув мужчину, девушка погладила мокрыми пальцами клитор и содрогнулась от вспышки удовольствия, пронесшейся по телу. Вздох изумления вырвался у нее, когда Кэдан набросился, схватил ее за руку, чтобы вытащить ее пальчики прочь из истекающей соками киски.

— Нет. Это моя киска. Все твое удовольствие принадлежит мне.

Ее глаза сузились, и Джордан протянула руку, чтобы схватить его жесткой член.

— Тогда это принадлежит мне.

— О, да, – согласился он. Взобравшись на кровать, Кэдан грубо раздвинул ее бедра. – И я собираюсь отдать всего его тебе.

Пристроив сливовидную головку члена, мужчина толкнулся, погружаясь в нее одним жестким толчком. От острого ощущения сердце Джордан забилось быстрее. Лихорадка снова разгорелась в ней, и желание затуманило разум. Джордан любила чувствовать, как Кэдан заполняет ее полностью. Любила тяжесть его большого тела.

Мышцы влагалища пульсировали и сжимались вокруг его толстого члена. Под воздействием лихорадки Джордан казалось, что она уже готова для него, но Кэдан всегда давал ей время привыкнуть к его огромному члену. Она кончила, наслаждаясь толикой первоначальной боли, смешанной с удовольствием, подаренным ей Кэданом. Обняв мужчину ногами за талию, Джордан издала стон, когда он длинными, медленными толчками начал двигаться в ней.

Его рот обрушился на нее, язык толкнулся глубоко, и бедра начали двигаться в одном ритме с языком. Джордан теряла контроль над собой, но в этот раз она хотела, чтобы Кэдан кончил вместе с ней. Хотела, чтобы он не сдерживал всю свою страсть и голод.

Она оторвалась от него, тяжело дыша.

— Давай, Кэдан.

Его челюсти сжимались, пот стекал по его лицу.

— Ты слишком хрупкая, чтобы я мог потерять контроль, малышка.

Он и раньше это говорил, но на этот раз Джордан не собиралась его слушать.

— Дай мне то, что принадлежит мне, Кэдан, – потребовала она. – Покажите мне, как сильно ты хочешь меня. Трахни меня.

— Не провоцируй меня, пара.

Обняв его руками, она слегка провела ногтями по выступам между его лопаток. Женская гордость переполнила ее, когда Кэдан задрожал в ее руках.

— Сделай это, пара. Трахни меня жестко. Жестко и быстро. Подари мне всю твою страсть и желание. Они принадлежат мне, я хочу этого.

— Ты хочешь этого? – яростный свет блестел в глазах Кэдана, делая их ярче, так что они почти светились. – Ты хочешь, чтобы я трахнул тебя, пара? Ты должна быть осторожной в своих желаниях.

Кэдан ворвался в нее, используя всю силу своего могучего тела. Тело Джордан дернулось под ним от глубокого жесткого удара, но он руками удержал ее на месте. Джордан хотела закричать, но прежде чем она успела набрать в легкие воздух, Кэдан отвел бедра и снова толкнулся в нее.

И она застонала, когда Кэдан начал вбиваться в нее быстрыми мощными толчками. Волны экстаза пронзили ее, обрушиваясь на Джордан таким сильным удовольствием, что звезды вспыхнули перед глазами. Она прокричала его имя, повторяя его сноап и сноап, пока Кэдан не кончил мощно в ее тело.

Ее оргазм ударил без предупреждения. Удовольствие не нарастало, а просто взорвалось в ней, как извержение вулкана. Тело Джордан напряглось, каждый ее мускул, когда удовольствие взорвалось внутри. Кэдан не дал ей времени восстановиться, а просто продолжил трахать, пока женщину не накрыла другая жесткая волна освобождения, прежде чем утихла предыдущая.

Кэдан чувствовал, как безумие захватывает его разум. Он всегда был осторожен, сдерживал часть себя, чтобы убедиться, что не причинит боль паре, когда берет ее. Требования Джордан выпустили что-то дикое внутри него, освободили зверя, торжествующего от того, что принят своей парой без ограничений. Несмотря на то, что Кэдан отпустил свой контроль, любовь помогала сохранить ему достаточно здравого смысла, чтобы не причинить женщине вред. Он загонял себя в нее жестко, лаская ее горячую, влажную киску, проталкиваясь сквозь напряженные мышцы, сжимающиеся вокруг него, когда она кончала.

Слыша крики пары, Кэдан боролся, сдерживая собственное освобождение. Кэдан не хотел познать удовольствие до конца… пока нет. Чувственная жажда жестоко пронзила его, но он наслаждался этой болью, пытаясь не кончать. Его кожа подёрнулась рябью, и он мог чувствовать битву эмоций, бушующую внутри него, вызывающую трансформацию.

Нет, он не изменится. Не сейчас.

Кэдан хотел остановить этот прекрасный момент навечно, заморозить его во времени. Джордан отдалась ему полностью, и осознание этого толкнуло мужчину за край. Он запрокинул голову, испуская громоподобный рев. Его член увеличился, головка набухла, чтобы удержать Кэдана внутри женщины, когда первая огненная струя его семени выстрелит в нее.

— Моя! Моя пара!

Кэдан издал еще один рев, затем рухнул на Джордан, обнимая ее, пока, пульсируя, продолжал в нее кончать. Он глубоко вдохнул их смешанный запах. Кэдан любил запах их страсти на своей коже, и ему нравилось думать, что теперь его запах стал частью собственного запаха Джордан. Ее запах изменился после того, как он в первый раз взял ее, и теперь будет меняться каждый раз, когда Кэдан будет наполнять пару своим семенем.

Они остались сцепленными в течение долгих минут, и обоим это нравилось – оставаться вместе, выжидая, когда спадет опухоль головки его члена. Удовлетворенность захлестнула воина от того, что он просто продолжал вдыхать аромат своей пары.

И тогда Кэдан почувствовал это.

Она была слабой… едва уловимый, но Кэдан мог чувствовать ее запах. Жизнь. Они создали жизнь внутри Джордан. Эмоции затопили мужчину, делая его возбужденным. Он хотел кричать от радости, но его счастье потускнело, стоило ему подумать о том, как отреагирует Джордан.

Она решила его дилемму, когда прошептала:

— Все кончилось… Лихорадка прошла.

Приподнимаясь, чтобы посмотреть на нее, Кэдан тихо ответил:

— Ты знаешь, почему.

Он увидел слезы, мерцающие в ее глазах, превращающие их в зеленые драгоценные камни, и почувствовал, как его сердце упало.

— Я… мы…

— Мой ребенок находится внутри тебя. Мы вместе сотворили жизнь, – он смотрел, как ее глаза округляются от шока, а затем ее губы изогнулись в улыбке. Кэдан почувствовал, как кулак, стиснувший его сердце, расслабляется.

— Я люблю тебя, Джордан. Я обещаю, что сделаю все, что в моих силах, чтобы ты была счастлива, и буду хорошим отцом нашему ребенку.

— Я знаю, Кэдан. Я тоже люблю тебя.

Кэдан поцеловал ее, разделяя с ней сладкую радость. Он чувствовал, что вновь издает мурчащие звуки, которые Джордан так любила. На этот раз она не просила его прекратить. Несмотря на то, что лихорадка кончилась, страсть и любовь по-прежнему остались, сверкая между ними, как драгоценный звезды. Это казалось почти нереальным. В один миг все, о чем он мечтал, оказалась в его руках.

×