Неторопливо, бережно, всецело (ЛП), стр. 1

Эта книга предназначена только для предварительного ознакомления и не несёт в себе никакой материальной выгоды. Любое копирование и размещение материала без указания группы и людей, которые работали над книгой, ЗАПРЕЩЕНО! Давайте уважать и ценить чужой труд!

Тэмми Фолкнер

НЕТОРОПЛИВО, БЕРЕЖНО, ВСЕЦЕЛО

(Братья Рид #3)

Неторопливо, бережно, всецело (ЛП) - _1.jpg

Оригинальное название: Calmly, Carefully, Completely by Tammy Falkner

Серия: The Reed Brothers / Братья Рид

Номер в серии: 3

Переводчик и редактор: Екатерина Прокопьева (главы 1-21),

Ольга Расторгуева (22-38)

Вычитка: Лина Зянгирова, Катерина Матвиенко

Обложкой занималась Изабелла Мацевич.

Переведено специально для группы http://vk.com/translation4you

.

Аннотация

Она была заперта ещё дольше, чем он.

Питер Рид только что вышел из тюрьмы, он освобождён от объяснений и готов начать всё с чистого листа.

Рейган Кастер нужно отблагодарить Пита за его добрый поступок, но ему недостаточно её благодарности — он хочет большего.

Рейган знает, как защитить своё тело, но не сердце. Да и тело предательски реагирует на Пита так, как ни на кого другого. И когда невинный флирт Пита перерастает в нечто большее, Рейган готова ответить ему взаимностью.

Питер понимает, что любить Рейган нужно неторопливо и бережно.

А Рейган знает, что любить её нужно всецело.

Но сможет ли он дать ей то, в чём она так нуждается?

Посвящается Диане, которая прочитала массу вариантов этой книги и ни разу не пожаловалась (по крайней мере, мне).

Особая благодарность Кайле Гарднер, которая позволила мне позаимствовать её идеи, а потом помогла претворить их в жизнь.

Пит

Если ты весь покрыт татухами, в тюрьме с тобой никто не связывается.

Никто, ни одна душа.

Может, ещё играет роль то, что ты огромный. Я не спрашивал. Просто наслаждался этим.

Дома всё было по-другому. Дома ко мне лезли все. Я самый младший из пяти братьев. Они все такие же огромные, как и я, а татуировок у них даже больше. Но ценят тебя не за внешнюю привлекательность. В моей семье ценят за то, хороший ли ты человек, за то, вносишь ли ты свой вклад в семью и поддерживаешь ли её.

Но я облажался по всем этим пунктам. Херово так облажался два года назад.

Мне не следовало делать то, что я сделал. Никогда. Но я сделал то, что сделал; и отбыл за это срок. Мне остаётся лишь надеяться, что мои родные простили меня и не станут попрекать этим всю оставшуюся жизнь.

Опустившаяся на моё плечо рука выдёргивает меня из моих мыслей. Я поднимаю глаза и вижу своего бесплатного адвоката, мистера Кастера.

— Рад снова видеть тебя, сынок, — говорит он и садится напротив, а затем открывает лежащую перед ним папку.

— Зачем вы пришли? — вырывается у меня. И я тут же морщусь, осознав, как грубо прозвучал мой вопрос. Но он лишь поднимает бровь и качает головой. — То есть я хотел сказать, что тоже рад видеть вас, сэр.

Он усмехается.

— Взаимно, Пит, — говорит он, а потом достаёт из папки брошюру и разворачивает её так, чтобы я смог прочитать. — У меня есть для тебя предложение.

Мой старший брат, Пол, говорит, что предложения — это проблемы других.

— Какого рода предложение? — поколебавшись, спрашиваю я и открываю брошюру. Там размещены фотографии лошадей, детей, игровых площадок и бассейна, из которого во все стороны летит вода. Я поднимаю глаза на своего адвоката.

— Это брошюра «Каст-Э-Вэй Фармз»[1], — говорит он.

— И?

— Это твоё предложение. Я говорил с судьёй и сказал ему, что ты отлично подойдёшь для этой программы. — Он вновь поднимает бровь. — Надеюсь, я не ошибся.

Ненавижу казаться придурком, но…

— Не совсем понимаю вас, мистер Кастер.

— Этим летом, дней на пять, мне нужны несколько толковых парней, чтобы помочь с лагерем «Каст-Э-Вэй». — Мистер Кастер перекладывает бумаги в своей папке, а затем закрывает её. — Я читал твоё дело. Мне понравилось то, что я увидел. Мне кажется, у тебя есть потенциал. И навыки, которые пригодятся в этом конкретном лагере.

Навыки? Единственное, что я умею, это набивать татухи. До тюрьмы я работал в тату-салоне моих братьев.

Больше ничего в голову не приходит.

— Вы хотите, чтобы я делал им татуировки?

Адвокат снова усмехается.

— Мне понадобится твоё знание языка жестов, — отвечает он. — Каждый год мы открываем лагерь для «особенных» детей. В этом году у нас будет паренёк с трахеостомической трубкой. Он не может говорить, но общается жестами. Его мать тоже приедет, однако она не сможет быть с ним двадцать четыре часа в сутки. Так что я подумал, может, ты сможешь приехать и помочь. — Он пожимает плечами. — Ещё будет небольшая группа мальчишек с нарушением слуха. С ними ты тоже сможешь работать.

Я смотрю на предплечья мистера Кастера и вижу, как из-под коротких рукавов его рубашки выглядывает татуировка. Он следует за моим взглядом и пожимает плечами.

— Вы думаете, мистер Рид, что только у вас не получается скрывать свои чувства? — спрашивает мистер Кастер с улыбкой.

Я качаю головой.

— Ваше предложение звучит довольно интересно, — говорю я. — Но я год пробуду под домашним арестом. Я смогу ходить только на работу и/или заниматься одобренными судом занятиями.

— Я уже поговорил с твоим инспектором по надзору, — отвечает мистер Кастер. — Он меня поддержал. — Мой адвокат скрещивает перед собой руки и ставит локти на стол. — Но дело за тобой. Тебя никто не будет заставлять.

Я поднимаю брошюру и начинаю читать. Если честно, это обещает быть интересным.

— Ты сделаешь мне большое одолжение, — говорит мистер Кастер. — Мне нужен ещё один живой пример, хороший пример, для мальчишек, которых мы забираем из тюрем для несовершеннолетних. В лагере они будут трудиться, за что им будут насчитывать рабочие часы. И мне нужен кто-то, кто поможет с ними. Поэтому я выбрал тебя. — Его глаза прищуриваются. — Ты здоровый парень и выглядишь довольно устрашающе. — Он ухмыляется. — А твоё дело произвело на меня хорошее впечатление.

— В вашем лагере будут работать молодые совершеннолетние преступники? Работать с детьми?

Мистер Кастер качает головой.

— Да, они будут взаимодействовать, но не много. В основном их главной обязанностью будет помогать с ежедневными делами — кормёжкой лошадей, перевозкой сена и его укладкой, подёнными работами, приготовлением еды…

Я никогда не боялся физического труда. Мои братья прочно вбили мне в голову, что либо я буду работать не покладая рук, за что бы ни взялся, либо буду отвечать перед ними. Я тяжело вздыхаю, медленно уговаривая себя на это.

— Есть приятный бонус, — говорит мистер Кастер, ухмыляясь.

— Говорите. — Я откидываюсь на спинку стула и скрещиваю руки на груди.

— Если ты хорошо проявишь себя в лагере, я попрошу о снисхождении в отношении твоего домашнего ареста, в зависимости от твоих заслуг. — Он смотрит мне прямо в глаза. — Если ты заслужишь это, так оно и будет.

Ух ты! Я могу получить снисхождение?

— Это на пять дней? — спрашиваю я.

Он кивает.

— С понедельника по пятницу.

Я снова тяжело вздыхаю.

— Когда мы уезжаем?

Мистер Кастер ухмыляется и протягивает мне руку. Я подаю ему свою, и он её крепко пожимает.

— Завтра утром.

— Завтра? — Ого, но я же ещё не был дома. Ещё не повидал своих братьев.

×