Человек ищет чудо, стр. 2

Джебель-накуг — Колокольная гора — на берегу Красного моря с давних пор овеяна ореолом легенды. Когда человек взбирается на ее вершины, песок стонет под ногами. В недрах горы, рассказывают местные жители, находится большой монастырь. В урочный час гудят его подземные колокола, призывая монахов к молитве. И тогда гора начинает дрожать от этих мощных звуков.

Ученые уже давно раскрыли материальную, естественную природу явления «говорящих песков». Но легенда живет в народе.

— Откуда ты знаешь, что в глубине горы — монастырь? Я в этом сомневаюсь, — заметил как-то путешественник, выслушав от проводника легенду.

— Как! — воскликнул в ужасе тот. — Ты сомневаешься? Ты совершаешь великий грех. То, что говорят наши деды и отцы, — сущая правда. Кто им не верит, тот оскорбляет бога. Старинные предания священны!

— Прежде чем верить, я хочу проверить, — возразил путешественник.

— О, не делай этого! Бог убьет тебя! Нельзя проверять чудеса: они — знамения божьи…

В этой небольшой сценке отражена сама суть религиозной веры в чудеса. Нельзя сомневаться в том, чему учит религия. Нельзя, даже если это противоречит разуму и опыту всей жизни. В чудеса нужно слепо верить.

Но как это можно? Весь опыт человечества, наша повседневная жизнь убеждают нас, что мир живет по законам своего развития. В нем есть и необходимость и случайность, но нет принципиально необъяснимых вещей, нет того, что выходит за рамки самой природы, законов ее развития.

Каким бы сказочным, диковинным, на первый взгляд не подчиняющимся законам природы ни казалось человеку то или иное явление, наука говорит: оно естественно и закономерно. Естественно, ибо оно порождено самой природой. Закономерно — поскольку оно определенным образом связано с другими явлениями и процессами, имеет свои причины и следствия.

Значит, любое «чудесное» явление можно объяснить естественной, вполне земной причиной. Но раз это так, значит, оно и не чудо. Говоря о «чудесном» в природе, нельзя забывать, что взгляды на мир и чудеса в нем определяются общим уровнем развития науки и культуры. Сто лет назад истоки сновидений были скрыты за семью печатями, а гипноз не находил никакого разумного объяснения. И тогда эти проявления нашей психики выглядели явно связанными с потусторонними силами, относились к разряду устойчивых чудес.

Проходит время, наука говорит свое слово, и чудо, препарированное скальпелем знания, теряет ореол необъяснимости, перестает быть чудом. Вспомним, к примеру, что даже столь простую (теперь!) вещь, как обычная граммофонная пластинка и запись на нее звука, поначалу демонстрировали как первоклассное чудо в цирках. На афишах фонограф характеризовали не иначе, как «необъяснимая загадка природы».

Такова судьба всех чудес. Все они в свое время умирают, становясь экспонатами в музее человеческих заблуждений. Но… на наш век «чудес» хватит. Чем выше мы поднимаемся по ступеням знания, тем неогляднее перед нами все то, что еще предстоит изучить, в сущность чего проникнуть, в чем увидеть связи с уже открытым и познанным. Все глубже проникаем мы в сущность явлений, но бесконечность природы ставит перед нами всё новые вопросы.

Путь нашего познания неизменен; сегодня мы знаем больше, чем вчера, завтра будем знать то, чего еще не знаем сегодня. Но мы никогда не скажем: вот она перед нами — полная, законченная картина мироздания; в ней уже все ясно, нечего ни прибавить, ни изменить.

Не сделайте из сказанного ложного вывода. На нем, кстати, часто спекулируют те, кто хочет видеть мир через очки древних суеверий. Сама наука, говорят они, расписывается в бессилии познать все; значит, в мире всегда останутся области, которые будут для нас закрыты. Какие же?

Религия говорит: кроме окружающего нас материального мира, есть мир иной — божественный, вечный. Но он непознаваем.

Нет, утверждает наука, мир один. Все, что мы в нем находим и исследуем, — это движущаяся материя, все то, что, по словам В. И. Ленина, «копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них». И такой взгляд на природу наука, в отличие от религии, доказывает всеми своими данными, всем своим многовековым развитием. Не призывает верить, а доказывает.

Проникая в сущность бесконечно малых и бесконечно больших объектов природы, наука нигде не находит надматериальных сил. Исследуя самые различные явления окружающего нас мира, их причинные и необходимые связи, проникая в их суть, мы убеждаемся в одном: единственным источником и последней причиной всего, что происходит вокруг нас, является материя, ее носители.

И другой важнейший вывод делает наука из многовековой практики человечества: как ни строго хранит природа свои тайны, среди них нет таких, которые нельзя было бы распознать, исследовать и объяснить. История науки знает множество примеров, когда терпели поражение люди, ставившие границы познанию. Как тут не вспомнить, например, Огюста Конта, философа-идеалиста, который незадолго до открытия спектрального анализа убежденно писал, что человек никогда не сможет узнать химический состав раскаленных небесных тел, подобных Солнцу, определить их температуру. Ведь какой бы чудесный летательный аппарат ни изобрели люди, на нем все равно нельзя будет даже приблизиться к поверхности Солнца и звезд, а не только совершить на них посадку и взять образец звездного вещества для анализа. Казалось бы, какой убедительный довод! Но прошло немного лет, и человек нашел пути приблизиться к поверхности раскаленных небесных тел. О химическом составе небесных тел рассказали нам лучи света.

Простое и сложное, близкое и далекое — раньше или позднее — всё находит свое научное объяснение в победном шествии человеческого познания.

Из сказанного нетрудно увидеть принципиальную разницу позиций двух мировоззрений — научного и религиозного. Единый мир — материальный и познаваемый — противостоит двум мирам, из которых один неведом и не может быть «ведом», ибо, по уверению богословов, человеческому разуму доступ в него закрыт.

Но откуда мы знаем, что такой непознаваемый мир существует? Да ниоткуда! В него следует верить без доказательств, как и вообще во все утверждения священных, религиозных книг. Так вскрывается еще одно принципиальное различие в подходе к природе между наукой и религией: окружающий нас мир можно изучать и исследовать, а можно и просто принимать на веру все, что о нем рассказывают древние легенды.

Все это хорошо, скажет наш читатель, ну а как же все-таки быть с чудесами?

Ответ ясен: стараться найти им объяснение. Легко ли это? Конечно, не всегда легко и просто. Но в том-то и ценность таких поисков. Они во многом обогатят ваши знания. Приучат к логике научного мышления. Убедят в неограниченной познаваемости мира. Наконец, раскроют перед вами богатейшую сокровищницу знаний, уже добытых человечеством из тайников природы.

Столь щедро будет оплачена ваша любознательность!

В книге, которую вы держите в руках, рассказано лишь о ничтожной доле «чудес» безграничной природы. Нельзя объять необъятное! Однако автор надеется, что эта книга окажется добрым попутчиком читателя в предстоящем путешествии по «миру чудес».

Человек ищет чудо - i_004.jpg
Человек ищет чудо - i_005.jpg

Остановка первая

ЗАГАДКИ БОЛЬШИЕ И МАЛЫЕ

Земля неизвестная. — Косички в гривах. — Камни хранят тайну. — Проклятие фараонов. — Потерянные и найденные города. — «Огненное кольцо» Земли. — Память о Кракатау. — Что грозит человечеству! — Вулканы совсем рядом. — Судороги Земли. — Грозная цунами. — Следы ведут в космос. — Во власти торнадо. — «Вещь в себе».

Эти гигантские головы, созданные аборигенами Американского материка из базальта, можно было высечь только при помощи прочнейшего стального долота. Но ведь у ольмеков не было металлических орудий. Тогда как же?

×