Проклятие дракона (ЛП), стр. 1

Ша Форд

Проклятие дракона

(Забытый судьбой — 3)

Перевод: Kuromiya Ren

Для дедули Форда и бабули Джо; папы Амоса и бабули Миртл

В нашей семье есть мудрость, любовь и веселье,

потому что вы их основали

Проклятие дракона (ЛП) - _1.jpg_0

Пролог

Воля Судьбы

Провидец Аргон стоял один на краю поля боя.

Солнце опускалось за ним. Красный хвост его угасающего света заполнял небо, едва озаряя землю у его ног. Он еще видел их… несметное количество тел, усеивающих землю, как пепел.

Валялись мечи. Вечерний ветер вяло трепал изорванные выгоревшие знамена у тел тех, кто нес их. Броня не блестела, золотые нагрудники стали темными в тени уходящего солнца. Изогнутые черные драконы тускло виднелись на их груди.

Символ Средин лежал мертвым с армией.

Только Аргон выжил. Он шел среди мертвых, глядя на неровную линию между телами и красным небом. Его ноги уверенно двигались среди обломков. Сталь и плоть рассеивались у его ног как дым, они улетали, пока он проходил, возвращались на место за ним. Аргон не ощущал ветерок, которые шевелил знамена, как и слабое тепло солнца.

Он знал, что бой еще не окончен. Он знал, что что-то грядет.

Как только он подумал об этом, видение задрожало. Земля жестоко затряслась, с каждой секундой это было все сильнее. Груда тел поднималась на холме, дрожь продолжалась. А холм разбухал, пока оттуда не вырвался столб огня.

Аргон прикрыл глаза от яркого света огня, который обжигал сильнее, чем что-либо. Он закрыл лицо краем одеяния, чтобы жар не опалил плоть. Когда огонь угас, он осмелился взглянуть.

Фигура появилась на холме тел. Она стояла в чаше, которую выжег огонь, он словно принес рассвет и ночь: его одеяние было черным, а голову окутывал ярко-желтый огонь. Фигура стояла безмолвно, опасно улыбалась.

— Уходи, — крикнул Аргон.

Он знал имя призрака, о нем были многие легенды Средин. Этот призрак свободно ходил среди развалин в прошлом, в хаосе Вуали. Этого духа знали как Коронованного огнем короля.

Кровь Аргона похолодела, пустые глаза призрака посмотрели на него, но тот вскинул руки.

— Тебе нет месте среди живых!

Коронованный огнем король не двигался. Его пустые глаза и ужасная улыбка все еще были направлены на Аргона. Он медленно полез в черное одеяние.

Аргон напрягся, начал читать заклинание. Но король вытащил не меч, а игральную кость. Кубик выпал из острых ногтей призрака, покатился к ногам Аргона. Он смотрел, как игральная кость катится, стуча о мертвых, о места, где он просто прошел.

Наконец, кубик остановился перед ним. Аргон пригляделся. Его кулаки сжались по бокам, когда он увидел знакомые символы на бежевой поверхности кубика. Они постоянно двигались на поверхности граней кубика. Но один символ сиял четко.

Он был вырезан на грани, смотревшей вверх: линии напоминали блестящую кровь. Только одна кость была такой сильной, что могла пробудить мертвых, и Аргон знал, что против этой воли надежды нет.

Он упал на колени. Аргон смотрел на нарисованное послание кости, там был сломан пополам маленький меч, он ощущал значения раньше, чем начал осознавать их:

Большие перемены — поступок, который повлияет на шесть регионов… и сделает меч бесполезным.

Страх льдом заполнил его грудь. Он поднял голову и увидел, как Коронованный огнем король безмолвно смотрит на него и улыбается.

— Прошу, — прошептал Аргон. — Прошу, ради всего живого, иди к реке. Забудь о задании, покойся с миром.

Огонь на голове короля словно стал выше, он возвышался на горе тел.

— Отойди, Провидец, — прошипел он с насмешкой, желтый свет вырывался из-за зубов. — Меня призвали.

Два больших черных крыла появились за спиной призрака. Они развернулись, закрыли небо тенью, и на землю обрушился сильный ветер. Мечи, щиты и тела взлетели в воздух с ветром. С ними поднялось и все поле боя, двигаясь, как волна.

Аргона накрыло ею.

* * *

Что-то мокрое покрывало его губы. Аргон медленно поднял голову и коснулся губ языком. Влага была теплой и чуть металлической.

Кровь.

Она текла из его носа, где что-то порвалось. Давление немного ослабло, и кровь перестала течь. Он ощущал, как тепло остывает, засыхает на его коже и среди длинной седой бороды.

Аргон застонал. Он знал, что-то вот-вот сломается. Он ощущал беду в будущем, перемену потоков. Но он надеялся, что ошибся, что Судьба не вмешается дважды за одно поколение.

Теперь сомнений не было. Тьма на дне миски была первым знаком ее приближения: последнее видение было о мальчике в Бесконечных долинах, мальчике с гор без будущего. Он смог только послать Вечерокрыла ему на помощь. После этого воды стали темными, и видения оставили его.

Он думал, что Судьба наказывает его за игру с королем, за защиту мальчика с гор. Но оказалось, что она задумала кое-что хуже.

Видения были вторым знаком ее приближения, не те видения, которые он вызывал, а те, что возникали сами по ее воле. Аргон мог лишь терпеть. Его бросало в стороны, он попадал за Вуаль и в будущее. Он не мог встать, не мог захватить власть. Он был скованным слугой Судьбы. И когда она призывала его, ему нужно было ответить.

Видения не всегда тревожили его. В прошлый раз, когда его призвали, Аргон сидел тихо и позволил воле Судьбы прийти к нему мягко. Ее слова проникали в его голову тихо, как во сне.

Но его тело было не таким сильным, как раньше. Последнее видение ударило с такой силой, что на восстановление ему требовались дни. Он был истерзан изнутри и снаружи.

Глаза Аргона пытались привыкнуть к тусклому свету. В комнате должно быть ярче. Он зажег свечи и расставил на столе. Пока они горели, его никто не беспокоил. Но он огляделся и понял, что его чары рассеялись: все мерцающие огни в комнате погасли, кроме одного.

Одинокая свеча горела на столе, огонек едва освещал место перед ней. Выцветшие буквы усеивали толстые пожелтевшие страницы книги, которую, как вдруг вспомнил Аргон, он отчаянно пытался читать.

Она называлась «Миф о Дрэготе». Это была легенда о первом короле, о том, как он захватил дикие земли и превратил в Королевство. Слова мог прочитать даже ребенок. Аргон читал тома и сложнее.

Но было в этой книге что-то… странное. Холодный воздух скользнул по его шее, слишком холодный для весеннего вечера. Может, юные маги были правы насчет этой книги.

Может, она была проклята.

Холод пробрался до середины его спины, когда Аргон заметил темную лужицу на одной из страниц. Он склонялся над столом, и кровь из его носа залила слова.

Он вытер кровь рукавом, тихо ругаясь. Но вред уже был нанесен: коричневатое пятно осталось на странице. От этого слова стало видно еще хуже. Хотя Аргону было сложно читать их, он все еще разбирал послание:

«Из связи чистой магии и самой сияющей руды земли маг выковал спасение короля: защиту, названную Проклятием дракона».

Как только он прочитал это, огонь последней свечи зашипел и погас, словно невидимые пальцы затушили его.

Аргон тихо сидел в воцарившейся тьме. Он не смел двигаться, не смел дышать. Даже его сердце притихло. Огни и тени из видения Судьбы вспыхивали перед его глазами, оживали в их ярости. Он не сомневался.

Что-то приближалось.

Глава 1

Коронованный огнем король

Король Креван не знал о времени.

Он моргал, туман застилал его глаза, и комната постепенно становилась четкой. Красные лозы покрывали камень перед ним. Они словно росли, пока он смотрел, двигались по трещинам и выбоинам, вдоль линий цемента. Лозы двигались странно, росли вниз, а не вверх. Он не знал, куда они движутся.

×