Не чувствуя тебя (СИ), стр. 1

Не чувствуя тебя

Ева Горская

Пролог

Будит зверя в тебе ревность, застит глаза,

И тогда ты стремишься ее наказать

За улыбку другому, за память о нем,

За ребенка ему и за годы вдвоем...

За вопросы, за нежность, за смелость, за страх

Унижаешь ее... Зная сам, что не прав!

Но любовь не родится на прахе пенат,

Любит мужа, и ты, между прочим, женат...

Только вновь жаждешь слиться в объятиях с ней,

Раздражаясь и мучая пару сильней.

(с) Татьяна Резникова samlib.ru/r/reznikowa_t_w

Он схватил ее за руку и затащил в первую же попавшуюся комнату.

- Да как Вы смеете? - Эльза сорвалась на крик, потирая запястье. Наверняка, теперь останутся синяки. Она просто отказывалась понимать происходящее. Украдкой посмотрев на мужчину, отшатнулась. В полумраке его глаза горели зеленым огнем, а зрачки были неестественно вытянуты. С трудом подавив панику и отведя взгляд, который манил и звал, рукой нащупала какую-то сидячую поверхность и без сил опустилась на диван.

- Я же сказал, тебе не стоит меня бояться. Мы физически не способны причинить вред своей паре.

Зря, очень зря Эльза отвела взгляд. Мужчине хватило нескольких секунд, чтобы приблизиться. И вот он уже навалился на нее всем весом и разорвал ворот дорогого шелкового платья.

- Не надо, - едва успела прошептать, как зубы разодрали нежную кожу на ее шее, а тоненькая струйка крови заскользила по груди вниз.

Издав довольный рык, мужчина стал лихорадочно ощупывать ее тело, при этом он, кажется, зализывал место укуса. Эльза не могла пошевелится, не могла возразить, словно ее тело ей больше не принадлежало. И не только тело... Она будто бы смотрела на себя со стороны. Вот его руки сжимают ткань платья и тянут наверх... вот он дергает кружево трусиков, и оно трещит и бесформенной тряпкой летит на пол... звенит пряжка ремня, мужчина ненадолго отстраняется...

Сладкая моя, маленькая, - нашептывает он ей на ухо, продолжая ласкать губами шею, щеки, глаза. А руки снова на теле, слишком близко, непозволительно... А она не чувствует ничего, призывая смерть в свидетели. Только бы не видеть, только забыть.  Но вместо нее приходит спасительная темнота.

Глава 1

Осторожный поцелуй, следующий уже более уверенный, нежные объятия, сбивчивый ласковый шепот, участившееся дыхание... и маленький ураган с криком “Мама! Мама!” со всего размаху запрыгнувший на кровать.

Притворные стоны и недовольное бурчание мужа:

- Доброе утро, сын! А бабушка где?

- Артемка, вот ты где, негодник! - немного недовольным тоном выговаривала свекровь, вламываясь за мальчонкой в их спальню. Опять без стука. Взрослая ведь женщина.

Наигранная сварливость в голосе и осуждающе сердитый взгляд мужа вызывают неизменную улыбку.

- И тебе доброе утро, мама!

- Эля, Ростик, мы ведь вас не побеспокоили? Там завтрак стынет.

Супруг попытался стащить сына с кровати, чтобы освободить жену от маленького, но такого приставучего счастья. Ребенок лишь крепче обхватил ее за шею и доверчиво, по секрету, прошептал на ухо:

- Мама, я поймал жука!

Поерзав на женщине, удобно устраиваясь, сынишка протянул зажатый кулачок прямо к лицу и деловито сообщил:

- Вот!

А в раскрывшемся кулачке пусто, зато она отчетливо почувствовала какое-то шевеление в волосах.

- Ой, - Эльза поднялась резко на кровати и начала трясти шикарной рыжеватой копной. - Вытащи, вытащи его оттуда! - ну, не любила она насекомых с детства.

Завалившийся на бок сын и смеющийся муж тотчас бросились ей на помощь и столкнулись лбами, придавив любимую жену и мать.

- Вот ведь дети! - проговорила свекровь и только всплеснула руками.

А божья коровка уже активно заработала крылышками, улепетывая в открытое окно от ненормальной семейки.

Такое обычное, но такое счастливое утро, норма для их маленькой семьи. Эльза считала себя удивительно везучей женщиной. Ее первый мужчина, ее любимый, теперь уже муж, всегда внимателен, заботлив и добр. Он неизменно целовал перед сном, улыбался по утрам и готовил для нее зеленый чай, хотя сам предпочитал кофе, никогда не повышал голос и был всегда на ее стороне. Он ее опора, поддержка, а она для него -  тихая гавань.

Они познакомились семь лет назад, когда она, неискушенная провинциалка, приехала в Питер и поступила в престижный ВУЗ на лингвистический. Он же в тот день заскочил проведать своего приятеля-аспиранта. Но до кафедры не дошел...

Симпатичная худющая девчонка облила его колой и затащила в женский туалет отмываться. А он был настолько очарован смазливой мордашкой, заворожён чарующим голоском, что шел за ней, как телок на привязи. Слушая сбивчивые извинения, улыбался, как сумасшедший. А когда ее ручки коснулись его пиджака и попытались прямо на нем замыть пятно от сладкой газировки, понял, что уже никуда и никогда не отпустит, что эта девушка станет супругой и матерью его детей.

Два долгих года Ростиславу требовалось все его упорство и терпение, чтобы научить девушку верить мужчинам, убедить, что ему нужна только она.

Эльза, хоть и была родом из небольшого городка, затерянного где-то в Новгородской области, не была наивной. С детства мать - алкоголичка, бесконечная череда отчимов, которые исчезали быстрее, чем она запоминала их имена и лица, бабушка, практически живущая на могиле единственного сына, быстро приучили к самостоятельности. Научили не верить словам, а к поступкам относиться скептически. Научили, что в этой жизни никому нельзя доверять, даже родным, ни на кого нельзя положиться, что рассчитывать можно только на себя. А потому с самого первого дня она училась, как ненормальная, за два года, не пропустив не одной лекции или практической работы, а в свободное время писала рефераты и курсовые, иногда удавалось получить заказ на перевод. И девушка была полностью довольна такой жизнью. Какая любовь? Зачем она? И хотя Ростислав понравился ей сразу, Эльза твердо решила еще в детстве, что от мужчин одни неприятности.

Как он нашел к ней подход? Как незаметно обосновался в ее жизни? Как сломил сопротивление? Как заставил считать себя необходимее воздуха? Пожалуй, до сих пор она не находила ответа. Просто однажды осознала, что теперь он - часть ее жизнь, такая же привычная, как умывание по утрам. А когда он понял, что она сдалась, сразу потащил в ЗАГС.

Полтора года они наслаждались друг другом, а потом родился рыжий Артемка, их маленькое хулиганистое солнышко. Где-то в перерывах между бесконечными кормлениями и сменой подгузников Эльза получила так некогда вожделенный диплом. Получила и успела забыть. Теперь ей не было необходимости думать о хлебе насущном. В наследство от недавно погибшего отца Ростиславу досталась фирма по клирингу и большой загородный дом, а еще инфантильная мать, которая отказалась там жить, если сын с невесткой и любимый внучек не переедут к ней.

 Впрочем, жаловаться на свекровь Эльза не имела права. Хотя эта женщина абсолютно не была приспособлена к самостоятельной жизни, к ней она относилась как к дочери, о которой мечтала. Галина Степановна постоянно покупала внуку и невестке обновки. Первое время даже пыталась наряжать Элю, как куклу, и всегда называла исключительно доченькой или ласковыми производными от ее имени. Сначала Эля очень снисходительно относилась к свекрови, а потом даже оценила пусть своеобразную, но заботу. Была благодарна ей за помощь с сыном. И хотя, Галина Степановна больше баловала ребенка, чем присматривала за ним, Эльза была признательна этой женщине. Ведь в детстве ей не хватало материнского внимания, и этот своеобразный суррогат давал почувствовать полноту жизни. Девушка купалась в любви и заботе близких и дорогих для нее людей. Но никогда не давала себе забыть, каково быть одной. А потому за каждый прожитый день благодарила небеса. Она умела ценить то счастье, что подарила ей судьба.

×