Самолёт для валькирии (СИ), стр. 1

Крысолов

Самолёт для валькирии

-- Между эболой и золотом

Василий изнывал.

Уже сколько раз приходилось повторять одно и тоже, но эти ср...е журналисты всё шли и шли!

И приходилось снова делать нечто типа пресс-конференции. Всё дело было в панике. Европа, помня великий мор, почувствовала смрадное дыхание смерти. На Британских островах бушевала эбола.

Не так чтобы очень. То ли кордоны карантина выстроили-таки вовремя, то ли сама эбола была не настолько крута, как недоброй памяти Чёрная Смерть(1), но расползалась она медленно. Сказывалась не такая бешеная заразность, как у реальной чумы. Особенно лёгочной её формы.

Но так или иначе, Василию приходилось отвечать на бесконечные, повторяющиеся вопросы. И всё это буквально в последние два дня. Он даже сделал себе на ум заметку, чтобы поинтересоваться свежими новостями. Может там уже реально скачут Всадники Апокалипсиса, а в Санкт-Петербурге никто ни сном, ни духом.

Вообще англичане изначально были кругом виноваты.

Во-первых, не вняли предупреждению о местообитании болезни. Полезли в долину Монгалы и далее на Эболу(2).

Во-вторых, не вняли предупреждению о мерзопакостности вируса.

В-третьих, проигнорировали предупреждения о точном исполнении мер защиты.

В-четвёртых, БЛИН-Н! Наср..ли на карантинные меры!!!

Ну вот кто их за задницу кусал, что они немедленно, уже по прибытию в порт погрузились на корабль и рванули на Альбион?! И это после того, как 95% состава экспедиции в джунглях дало дуба от вируса по дороге назад?!!

Василий был зол. И на англичан, и на вот этих приставучих журналюг. Но... приходится отвечать. Сейчас братья Эсторские типа-герои -- награждены из рук Самого. Того самого, что "...Всея Руси". И "спасители человечества".

Хотя ещё хрен это человечество спасли. Даже не приступали. И не ясно даже от кого и от чего спасать в первую очередь. Ведь реально от чего сейчас стоило бы спасать, так это от дикой глупости.

Ведь ничем кроме глупости, возникновение нынешнего кризиса объяснить невозможно. А как спасать от глупости - загадка веков.

Все эти мысли смешались в голове у Василия. На лице проступила и закрепилась лишь вселенская скорбь. Ибо скорбел он о бездарно потерянном времени. Однако журналисты эту печаль истолковали по своему. Как "печаль о судьбах мира и человечества, подвергающегося смертельной опасности".

Да-да! Прямо так впоследствии и напечатали.

Григорий ржал над передовицей так, что стёкла дребезжали. Ему же аж подвизгивая вторила Натин.

Но Василий ещё не знал какая участь его ждёт. Ибо это было только на следующий день.

А сейчас... Сейчас толпа журналистов, собранные в большом зале "Общества по изучению древнейшей истории", все как на подбор с сур-ровыми выражениями лиц, с придыханием пытали бедного Васю. И всё потому, что доподлинно знали о том, что он почти безвылазно сидит на телеграфе -- отвечая на повторяющиеся депеши из Англии.

- Господин Эсторский! Могут ли занести эболу во Францию? Например, рыбаки.

- Вероятность есть, но очень мала. Англичане объявили на весь мир, что Корнуолл поражён смертельно опасной болезнью. И блокировали это графство с суши и моря.

- Но ведь беженцы под покровом тумана... - чуть ли не до земли подобострастно кланяясь попробовал "уточнить" щелкопёр. Но Григорий, и так поняв куда клонят, тут же начал отвечать.

- Под покровом тумана, пересечь на лодках в том месте "Канал" - это подвиг. И скорее всего потонут. Да и французы со своей стороны увеличили меры предосторожности. Ко мне уже прибегали. Пара французов вполне официального вида. Великую Чуму помнят все народы Европы. - на лице Василия, при этих словах, проявилась мрачная, почти садистская улыбка. Но вскоре увяла, заменившись прежним страдальческим выражением.

- Но, Господин Эсторский, что же нам тогда ожидать? И что ожидать англичанам? - вступил другой журналист, давно тянущий руку, на которого указал Василий.

- Ну... Не знаю! То, что в Корнуолле может вымереть изрядная часть населения, я думаю, уже ясно. А дальше... Дальше всё зависит от того, смогут ли англичане сдержать распространение болезни только в границах графств Корнуолл и Девон.

- Звиняюс! Пардон!... - сбился журналист заговоривши на каком-то диком диалекте. Но тут же поправился. - В Девоне тоже эбола?

- Было зафиксировано пока десять случаев в одном из поселений. В Девоне "карантинными войсками" блокированы все поселения. И до того, как болезнь вспыхнула на территории графства. Так что возможно, всё будет не так печально, как в Корнуолле, где болезнь ныне представлена во всех населённых пунктах.

- Но всё-таки, каков прогноз, господин Эсторский? - подпрыгнул следующий рыцарь пера, валя с грохотом стул, на котором сидел. - Ваш прогноз?

Василий и ухом не повёл.

- Мой прогноз в том, что болезнь всё-таки будет побеждена. Возможно, в Конуолле к тому времени вымрет половина населения. Возможно я пессимист...

- А возможно вы и оптимист, господин Эсторский! - со смехом заметил кто-то.

- Возможно... Но ясно, что пока ничего не ясно! - скаламбурил Василий.

На этой "оптимистичной" ноте, корреспонденты газет и журналов начали потихонечку истощаться, так как далее пошли уже всё более и более не относящиеся к изначальной теме вопросы. Василий поспешил закруглиться и раскланяться с корреспондентами. На лице его на несколько секунд пропечаталась кислая улыбка, благосклонно принятая всеми присутствующими.

Когда он поднялся из "конференц-зала" в гостиную, его встретили ехидные улыбки Григория и Натин. Паола, скромно попивающая чаёк вместе со всеми, наоборот бросила в сторону Василия полный сочувствия взгляд.

Он молча подошёл к столу и пододвинул заварник.

- Вам тут хорошо -- вы чаи попиваете. А мне от этих крокодилов отбиваться! - бросил Василий наливая себе чаю. Бросил пару кусочков сахара и наконец, уселся за стол. Разговор, так как присутствовала Паола, и никаких особых секретов обговаривать не предполагалось, он вёл на итальянском.

- Мы тебе сочувствуем! - кинул Григорий, хотя по его смеющейся роже нельзя было сказать, что он именно сочувствует.

- Ну хоть что-то новое говорили? Спрашивали? - спросил он.

- Да всё то же что и вчера. Только морды уже другие. - отмахнулся Василий. - А что, должны были?

- Ну, вообще-то да! - почти хором вдруг ответили Григорий и Натин. В следующую секунду они удивлённо переглянулись и рассмеялись.

Глядя на такое веселье и Василий резко забыл о печалях.

- А что произошло? - чуть ли не подпрыгнув спросил он.

- В столицу прибыла делегация буров. Из Южной Африки. - сказала многозначительно Натин.

- Вот так новость! - поразился Василий. - Но ведь у них пока ещё и не война... как бы?... Или я что-то упустил?

- Война-война! - уже чуть серьёзнее ответил Григорий. - Только вялотекущая. Наглы потихонечку хамеют. Буров покусывают. Вот они и прибежали в Рассею-матушку за её широкие юбки подержаться.

- Дык у них же на Островах... - полезли у Василия глаза на лоб.

- Дык ото ж! - подчеркнул Григорий и выпрямился.

Раньше он развалившись в кресле сидел и созерцал собравшуюся компанию. Теперь же установив оба своих немаленьких кулака на скатерть он сурово посмотрел на Василия. Это уже был знак что пора говорить серьёзно.

Василий подобрался, влил в себя чашку полуостывшего за время его отсутствия чаю и посмотрел на собравшихся. Натин тоже отставила свою чашку и в свою очередь бросила вопросительный взгляд на обоих.

Но серьёзный настрой продержался недолго. Сменив выражение лица на сильно озадаченное Василий кинул в пространство вопрос.

- И с чего они так? Ещё эбола на Островах, а они сразу в драку...

Увидев хороший повод похохмить сорвался Григорий.

×