Забытый Завоеватель (СИ), стр. 1

Забытый Завоеватель

Пролог. Начало конца

"Похоже… это конец…"

На невысоком холме, устало преклонив колени и опустив к земле голову, то ли молясь, то ли прося у кого-то прощения, стоял молодой мужчина. Вокруг него творилось сущее безумие, которое его, признаться, уже ничуть не волновало.

Везде, куда не глянь, валялись искореженные тела поверженных воинов, освещенные первыми лучами восходящего солнца. Даже холм, на котором стоял человек, состоял из сваленных в кучу мертвых тел.

Издали могло показаться, что воин, победив врага, просто отдыхает после тяжелой битвы. Но, сложно было не заметить порезов и кровоподтеков на его лице. От латной перчатки на левой руке, осталась едва ль половина — отсутствовало все, вплоть до локтя. На правой не хватало трех пальцев и части ладони. Выпавший из правой руки небольшой кинжал, воткнулся в одно из лежащих под ним тел.

Сверкающие на солнце серебристые волосы мужчины резко контрастировали с черной броней, не отражавшей даже маленького лучика света. Сквозь сильно поврежденный нагрудник проглядывала изорванная одежда, а за спиной развевался покрытый дырами кроваво-красный плащ.

Человек умирал. Кто-то нанес ему шесть ножевых ранений и три удара мечом — один в спину, меж лопаток, а два в грудь, в область легких и сердца.

У стоящего на коленях мужчины, доживавшего последние мгновенья своей жизни, в глазах застыла вселенская тоска и грусть.

Насладившись последним в своей жизни восходом, он с трудом произнес:

— Мне так… жаль.

Из его стекленеющих глаз, преодолевая множественные порезы и царапины, сбежала скупая слеза, прочертив по покрытой кровью щеке белую бороздку.

Глава 1 Выживший

Робкий солнечный лучик, медленно скользнув по лицу, привел Глэдиса в чувство. А может, причиной тому стал неприятный запах, проникающий даже сквозь повязку, закрывающую нос и рот.

Глэдис попытался пошевелиться, но не почувствовал ни рук, ни ног.

Собравшись с силами, он медленно приоткрыл глаза. Вместе с четкостью зрения, к нему начала возвращаться и чувствительность. По всему телу разливалась невыносимая боль. Любая попытка пошевелиться приносила лишь страдания. Глэдис пытался кричать, но с его губ срывался лишь мучительный хрип.

Прекратив тщетные попытки, он медленно осмотрелся, пытаясь понять, что с ним произошло. Его взгляд замер на фигуре, закованной в темные, как ночь, доспехи, замершей на вершине небольшого холма. За плечами незнакомца развевался изорванный в клочья кроваво-красный плащ.

Внезапно Глэдис вспомнил, кому принадлежал этот плащ. Его волосы встали дыбом, горло сдавил спазм, а по спине пополз предательский холодок. Разум помутился, и он целую вечность выл от страха, пока, наконец, не понял, что этот монстр мертв.

Присмотревшись внимательнее, заметил зияющие в его доспехах дыры. Вокруг, насколько хватало глаз, были раскиданы тела поверженных рыцарей, наемников и паладинов.

Немного придя в себя, Глэдис медленно вздохнул, и его тело вновь пронзила боль. Но зато теперь он помнил, что с ним произошло.

Монстра, один вид которого вызывал у него неконтролируемый ужас, звали Ротал. Единственное, что Глэдис о нем знал, это то, что лорд Ротал был владыкой Андарга. Провинции на континенте Хонос, входящей в состав империи Гулсиан, семь лет назад объявившей о своей независимости. Не в силах простить такого оскорбления и желая вернуть Андарг, император послал в провинцию свою армию, а за головой Ролтала наемных убийц, но, ни те, ни другие с поставленной задачей не справились.

За семь лет Ротал полностью разрушил империю Гулсиан, уничтожил всех членов императорской семьи, и установил на континенте Хонос новый порядок.

Причина, по которой Глэдис оказался здесь, была проста — он участвовал в походе, организованной орденом Хьянль и командованием восьми объединенных континентальных армий.

Три королевства: Алсус, Колот и Руэсс. И пять империй: Валейн, Гулсиан, Куилн, Ферильти и Троббо. Они охватывали все семь континентов мира Ловис и пользовались здесь неограниченной властью.

Этот союз был образован за год до падения империи Гулсиан.

Все ради уничтожения Ротала, ради того, чтобы он, захватив континент Хонос, не отправился покорять и другие земли. Но, к сожалению, империя Гулсиан пала гораздо раньше, чем альянс смог набрать достаточное количество солдат и создать сплоченную армию.

Объединенная армия включала в себя более ста тысяч воинов. В ее состав вошли рыцари, мечники и лучники, боевые слоны и гончие, маги и наемники, а так же пять тысяч элитных паладинов и жрецов ордена Хьянль, имеющего огромное влияние по всему миру.

Добравшись до континента Хонос, они узнали, что империи Гулсиан больше нет. Но вместо того, чтобы заключить союз с новым Правителем, уничтожили всех, кто был с ним хоть как-то связан.

А вот, два дня назад, войско достигло столицы Хоноса — Вератораля и именно под его стенами произошло генеральное сражение.

Гледис возглавлял отряд наемников, прозванных в народе "Красными Мечами". Прозванных потому, что в битве они вели себя, словно берсерки и выходили из нее, сплошь покрытые кровью врагов.

Но, даже имея такой опыт, Глэдис не мог поверить тому, что произошло во время сражения. Стотысячная армия союзников, достигнув Вератораля, ожидала увидеть перед собой, по меньшей мере, 50000 хорошо обученных солдат, но никак не одного закутанного в красный плащ воина.

Внешне человек казался сильно изможденным и едва живым. Из-за печальных глаз, казалось, повидавших все на своем веку, и серебристых, спадающих на плечи волос, мужчина выглядел намного старше своих лет. Его породистое лицо со слегка заостренным носом и широкими скулами и отсутствующий взгляд выражали лишь одно — смертельную тоску.

С трудом переставляя ноги, он вышел из ворот Вератороля. Все его тело покрывала черного цвета броня, не отражавшая ни единого лучика света. Те, кто решался взглянуть в его глаза, словно окунались в бездонную пропасть. Изодранный, весь в огромных дырах кроваво-красный плащ, словно живой, мягко обволакивал его броню.

Слева, на талии, старые потертые ножны, при каждом шаге бьющие по ноге. Справа — короткие, из которых торчит рукоять кинжала.

Одинокий мужчина, устало шедший в направлении армии, остановился, когда до первой линии врага оставалось не более ста шагов. Пока те, кто находился в первом ряду, пытались выяснить, кто перед ними, он резко бросился навстречу войску.

Не возникло даже малейшего движения ветерка.

Некоторые бойцы первой линии в страхе отступили назад. Другие, потеряв самообладание, боялись даже пошевелиться, чувствуя, как волосы на их головах встают дыбом. И прежде чем они смогли прийти в себя, возникла яркая вспышка света, от которой у сотни воинов, стоящих в первом ряду, снесло головы. И эти обезглавленные тела, фонтаном извергающие кровь, послужили сигналом к началу сражения. Никто даже не задумался, а стоит ли трогать человека, одним ударом уничтожившего сразу сотню бойцов.

Те, кто пал, даже не поняли, что произошло, а те, кто мог понять, не успели, в следующее мгновенье, последовав за соратниками.

А потом мужчина извлек из ножен меч. Стоило ему взяться за рукоять, как лезвие ярко засветилось. При каждом взмахе меча возникало едва слышное эхо, лезвие словно удлинялось, а воины вокруг него падали, как подкошенные и корчились от боли.

Молниеносно вырезав весь передний край, враг двинулся вглубь строя. Перепуганные лучники и маги ничего не могли ему сделать и теперь напряженно следили за дальнейшим развитием событий.

Мужчина, в тяжелой на вид броне, легко перемещался по полю боя, а за его спиной, словно живой, взметался в воздух красный плащ. Временами он исчезал, но сразу же, появлялся в другом месте, и там, где он проходил, звучали крики боли, и лилась кровь.

×