Проклятие. Отверженные (СИ), стр. 3

— Почему именно я? Найди кого-нибудь другого для этого дела — внезапно выдохнув, я обратил взгляд к своему другу.

— Да потому, что, я могу доверить это только тебе. Твои взгляды и ум просто не позволят сектантам промыть тебе мозги. Я смогу не беспокоиться о том, что они переманят тебя на свою сторону…

— Мои взгляды? А что с ними не так?

Я состроил гримасу откровенного удивления, хотя и понимал о чем он. Раньше Витя и Эльза частенько становились заложниками моего ораторского таланта. Бедняги выслушивали от меня про серость бытия, лицемерную людскую натуру и прочие подобные вещи — стоит мне только перебрать с алкоголем.

Мой друг постукивал пальцами по поверхности оцарапанного дубового стола, и, не скрывая охватившего его азарта, ожидал ответ.

— Я понимаю — внезапно сменил тактику Витя. Улыбнувшись, он достал из кармана, лежавшей рядом куртки ручку и написал на салфетке пятизначную цифру — Это твоя доля. Да и, кроме того, думаю, что после такой статьи «Кот» тебя на коленях будет просить работать у него в штате. Прибыльное дельце с перспективой на будущее. Так что подумай хорошо.

Опустив взгляд на свои руки, и глубоко вздохнув, я обратил внимание на пустую пивную кружку, что томилась без дела. А ведь Витек во многом прав. Может это тот самый шанс, что выпадает раз в жизни? А вдруг «игра стоит свеч»?

— Решайся — подзадоривал меня друг, увидев как искра сомнений в моих глазах медленно блекнет — Подпишемся под статьей вдвоем. Да и я ведь тоже займусь делом. Буду копать под них. Кое-что на них у меня уже в принципе есть. Согласишься — расскажу.

Вот же сволочь! Знает, что мне стало интересно и нагло играет на этом. Есть у меня такая слабость. Не могу я устоять, перед перспективой послушать интересную историю.

— Черт с тобой! Я в деле.

— Вот и молодец. Знал, что на тебя можно положиться.

Витя заметно повеселел. Вся его серьезность тут же куда- то улетучилась.

Мне даже стало как то не по себе. Давно я не видел его таким расслабленным. Будто с его плеч только что свалился тяжкий груз и он, наконец, смог вздохнуть полной грудью.

— Эльзочка, милая! Два пива, пожалуйста — махнул он хозяйке таверны рукой, расплывшись в полной умиротворения улыбке.

Глава 3

Вспоминая рассказ Вити, я долго не мог уснуть. Подобное и правда, было трудновато переварить.

Утром, прыгнув в автобус, я направился прямиком к южным районам города. Меня интересовал храм, что «длань света» возвела там во времена, когда их популярность только начинала набирать обороты. Из-за пробок добираться мне пришлось дольше, чем я рассчитывал. И это учитывая даже две пересадки…

Я бросил раздраженный взгляд на хмурое небо. Казалось, словно оно вот-вот ответит мне шквалом проливного дождя. Прохладный, задиристый ветер трепал мои и без того растрепанные волосы, а гул «пролетавших» совсем рядом машин закладывал замерзшие уши.

Пройдя дальше к окраинам, я повстречал всего нескольких человек. Да и те показались мне какими-то далекими от реального мира. Ничего не выражающие, бледные лица. Пустые отсутствующие глаза. Эти люди будто жили на автопилоте. Привычное утро, привычные улицы, привычная работа. Все как всегда. С точностью до шага.

Лай озлобленной своры бездомных собак доносившийся из переулка, мимо которого я проходил, отвлек меня от размышлений. Эта улица… она была значительно грязнее тех что, мне встретились раньше. Сразу чувствовалось, что где-то совсем рядом начинается местное «гетто».

Выйдя за пределы города, я медленно побрел вверх по холму. На его вершине и обосновался храм, к которому вела массивная каменная лестница из девяноста девяти ступеней, символизирующих людские пороки. Почему их так много и какие это пороки — я не знал. Но вроде как идея в том, что с каждой пройденной ступенькой человек отбрасывает кусочек тьмы из своего сердца. А достигнув вершины — входит в храм «очищенным».

«Длань» каждый день устраивала приемы, на которых её послушники вербовали и приветствовали новых членов. Так что попасть к ним не было проблемой. Но вот сам храм оказался не таким, как я себе его представлял. Он больше напоминал поселение, нежели церковь. Большая территория, усеянная зданиями и садами. Видимо, это здесь живут и работают послушники культа.

Кроны золотистых деревьев податливо склонялись под напором редких, но сильных, порывов прохладного осеннего ветра. Лучи охладевшего к людям солнца безразлично расчесывали покрытую выцветающей травой землю.

Не похожа была эта община на тот рассадник зла, каким я привык его считать. Повсюду в воздухе витали миролюбие и спокойствие. Улыбающиеся всем послушники в белых одеждах, занимающиеся разнообразными делами в садах храма. Играющая неподалеку ребятня, которой, казалось, вовсе и не было дела до всего, что происходит вокруг. Все они словно наслаждались временем, что проводят вместе. Радуясь простым вещам, эти люди ценили каждый прожитый момент и просто успевали «жить».

Казалось, будто это место — целый, отделенный от нашего измерения, мир. И в нем нет тех серости и холода, которыми веет от наших улиц и домов. Люди вокруг, будто излучают доброту и нежность, кардинально отличаясь при этом от людей из раскинувшегося у подножия холма города.

«Могучие вековые колонны» моих убеждений внезапно пошатнулись как в эпицентре начинающегося восьми бального землетрясения. Быстро расшатываясь, они трескались и пыльными обломками осыпались на мертвую землю. Казалось, что если побуду тут еще немного, то мой скучный мирок развеется подобно дыму на ветру, и я, наконец, получу то, чего мне всегда так не хватало. Зачем же Витя дал мне с собой пистолет? Для чего он может понадобиться в таком месте?

— Приветствую вас, дорогой гость — склонив голову, обратилась ко мне улыбчивая, красивая девушка, когда я проходил в гостевое здание.

Дыхание вдруг перехватило. Не подобрав подходящих для ответа слов, я просто поклонился и быстро прошмыгнул внутрь.

Огромный зал, усеянный хрустальными люстрами, что подобно звездам в ночном небе мерцали холодными огнями. Ряды столов, заставленные различными блюдами, аппетитный аромат которых быстро разлетался по всем уголкам этого впечатляющего размерами помещения.

В углу зала виднелась сцена, на которой расположился небольшой оркестр. Исходя из обстановки этого места, я решил что происходящее здесь больше напоминает светский прием, нежели деятельность вербовочного центра.

Множество людей вокруг общались под приятную для ушей, успокаивающую музыку, что ненавязчиво разносила по залу атмосферу дружелюбия и покоя. А один из стоявших неподалеку послушников вдруг улыбнулся мне. Он словно отчетливо увидел всю ту бурю эмоций, что в тот момент разрушала устои моего маленького личного мирка.

— Приветствую вас в нашем доме — произнес незнакомец.

Приблизившись, он робко протянул свою руку к моему лицу, а его вдумчивый взгляд вдруг вспыхнул пониманием:

— Раньше я был таким же, как и вы. Когда я впервые пришел сюда, то чувствовал тоже самое. Многое переосмыслил, и многое открыл для себя заново. Не бойтесь. Нам всем иногда необходимы перемены. В этом нет ничего плохого…

Я удивился и даже не смог этого скрыть. Неужели все написано у меня на лице?

— Я Андрей — неожиданно для себя, я вдруг протянул ему руку.

— Максим — радостно ответил на мое рукопожатие послушник — Старший послушник храма «Длани света». Я вижу вы в смятении. Так бывает в моменты когда, уже потеряв надежду, мы вдруг находим то, чего нам так не хватало. Облака в вашем сердце расступаются, освобождая место лучам теплого солнца. Со мной было так же. Искоренив из сердца тьму, я решил остаться здесь, обретя при этом новый дом и новую семью. Теперь у меня есть сила спасать других людей. Показывать путь к свету тем, кто похож на меня прежнего…

Я никогда не встречал таких людей. Его глаза были чисты, добры и невинны. Будто у ребенка, что еще не успел запятнать себя проблемами и пороками взрослого мира.

×