Согласна на все, стр. 6

– Ты не завтракала, – заявил он.

Она покачала головой. Проглоченный утром шоколадный круассан вряд ли можно считать завтраком.

Вик заказал блинчики для нее и кофе для себя.

– Ты пригласил меня, чтобы напомнить о тех днях, когда у нас были дружеские отношения? – Она и сама знала ответ на этот вопрос.

– Я привел тебя сюда, потому что тебе всегда нравились банановые блинчики, и надеялся, что это заставит тебя поесть.

Стул был слишком маленьким для крупного мужчины, и любой другой в такой ситуации выглядел бы смешно. Но только не Виктор Бек. В нем не было ничего смешного – от темных, коротко остриженных волос и гладко выбритого подбородка до запакованной в итальянский костюм фигуры, которой мог позавидовать любой атлет.

Делая все возможное, чтобы игнорировать его мужественную внешность, Мэдисон поправила на коленях салфетку.

– Как ты узнал, что я еще не завтракала?

– Догадался.

– Да, я всегда теряла аппетит, если была расстроена. – Ее удивило, что Вик помнит такие подробности.

Слишком многое было таким же, однако Мэдди не собиралась говорить ему об этом.

Нельзя забывать, что интересы Вика тесно связаны с интересами ее отца. Он четко дал это понять шесть лет назад, и до сих пор все оставалось по-прежнему.

Да, Виктор заставил Конрада сосредоточить внимание на обуздании Перри и прессы, но сделал это для компании, а не для Мэдди.

И какую бы выгоду ни преследовал он сейчас, конечной целью было процветание ИХА, она в этом не сомневалась.

– Освети ключевые моменты договора, – попросила она.

Ей было любопытно, чем отец соблазнил таких людей, как Виктор Бек или Максвелл Блэк. Почему они готовы жениться на ней?

Вик приподнял бровь:

– Ты веришь, что я расскажу тебе самое главное?

– Я позже проверю, все ли так.

– Твой отец опасается, что ты не станешь его преемницей.

– И что натолкнуло его на эту мысль?

Впрочем, это был риторический вопрос. Мэдди отказалась получать образование в сфере бизнеса и игнорировала все просьбы, требования и предложения работать в компании.

– Ты хочешь, чтобы я перечислил все пункты?

– Нет.

– Достаточно сказать, что Джереми наконец согласился с тем, что ты никогда не возглавишь ИХА. – Вик был скорее удовлетворен, чем разочарован этим фактом.

– В противном случае на твоей дороге возникло бы серьезное препятствие, – улыбнулась Мэдди. В его кофейного цвета глазах мелькнуло удивление. Он не догадывался, что она в курсе. – Ты думаешь, что твоя мечта все еще остается секретом?

– Это семейный бизнес.

– Который ты планируешь когда-нибудь возглавить, и, если Джереми не понимает этого, он слепец.

– Это одно из его слабых мест.

– Однажды ты попытался ему сказать.

Это произошло за год до ее неуклюжей попытки совращения Виктора. Тогда Мэдди показалось, что он заступился за нее потому, что ему не все равно. Правда, оглядываясь назад, она поняла, что его предложение дружбы было вызвано исключительно целью добиться безграничного доверия Джереми Арчера.

Мэдди стоило бы объяснить Вику, что дружба с ней ничего ему не принесет, потому что она безразлична отцу. Единственное, что важно для Джереми Арчера, – компания. Он женился на ее матери, чтобы получить необходимое вливание капитала и сделать ИХА главным игроком на мировом рынке. Дочь интересовала его только как потенциальная наследница.

– Он потерял ко мне интерес, поняв, что бизнесом я никогда заниматься не буду.

– Единственное, от чего отказался Джереми, так это от попыток вовлечь тебя в бизнес.

Мэдди покачала головой, ни на секунду не поверив ему.

– Ты сам все слышал. Если бы ты не вмешался, он и не подумал бы заставить Конрада помочь мне.

– Твой отец недальновиден.

– Он так и не понял, какой ущерб репутации холдинга нанесет этот скандал.

– Ты права.

Мэдди подождала, пока официантка поставит блинчики на стол и уйдет.

– И каково твое предложение?

– Ты выходишь замуж за человека, которого можно будет выучить и сделать наследником.

– Если отец не может получить это непосредственно от меня, он получит свое, используя меня?

– Несколько упрощенно и не совсем точно.

Мэдди не собиралась спорить о том, что было очевидно и для нее, и для Вика.

– Джереми хочет, чтобы наследник был членом его семьи. Для этого нужен брак.

Как старомодно!

– Это значит, что его внуки получат компанию в целости, – заметил Виктор. – Вот что важно.

– Для него.

От запаха блинчиков, свежих бананов и сиропа у нее текли слюнки.

– А что касается тебя? – поинтересовалась она.

– Тебе действительно нужно знать?

– ИХА – твоя жизнь.

Впрочем, как и жизнь ее отца.

– Лучше сказать, что ИХА – двигатель для моих мечтаний.

– Я не предполагала, что такие мужчины, как ты, мечтают.

– У руля должны стоять те, кто умеет видеть будущее, иначе компании наподобие холдинга Арчера не процветали бы.

– То есть ты считаешь, что мой отец просто преданный своему делу мечтатель. – Отпустив саркастичное замечание, Мэдди с удовольствием принялась смаковать блинчик.

Виктор рассмеялся:

– Можно и так сказать.

– А твои мечты включают желание стать президентом ИХА?

– Да.

Его честность удивила ее и очаровала. Мэдди всегда казалось, что такие, как он, люди – неэмоциональные, стремящиеся только к успеху.

– Ого! Похоже, под доспехами американского бизнесмена по-прежнему бьется русское сердце.

– Мои дедушка с бабушкой предпочитают считать именно так.

Она протянула ему свою тарелку.

– А твои родители?

Словно в прежние времена, Вик взял кусочек блинчика, и на Мэдди нахлынули воспоминания о том времени, когда они были друзьями.

– Сколько себя помню, матери рядом не было. А отец напоминает компьютерный вирус – постоянно возвращается.

Она улыбнулась:

– Я должна бы сказать «мне жаль», но то, что отец сводил тебя с ума, сделало тебя более человечным.

Вик усмехнулся. И все же Мэдди сомневалась. Возможно, он специально упомянул об отце, чтобы наладить между ними контакт. По ее мнению, Вик уже давно превзошел Джереми в способностях к манипуляции.

Арчер все еще считал, что это он управляет ИХА. Однако любой, у кого была хоть капля здравого смысла и кто не был ослеплен подобострастием, понимал, что на самом деле возглавлял холдинг Виктор.

– Чьей идеей было добавить в колоду Стивена Уитли и Брайана Джонса?

– Эти кандидатуры вряд ли стоит рассматривать. – Вик прихлебывал кофе с таким искренним выражением лица, что Мэдди почти поверила ему… Почти.

– Женитьба на расточительной дочери президента дает возможность когда-нибудь встать во главе компании, – протянула она.

Для такого человека, как Вик, это выгодно.

– Тебя с большой натяжкой можно назвать расточительной.

– Разве?

– Ты не выкинула свое наследство на ветер. Если подумать, ты на редкость ответственный человек.

– Спасибо.

– Ты не покинула семью, чтобы увидеть мир.

– Я уехала из фамильного особняка.

Он подмигнул:

– Но осталась в городе.

– Мне нравится Сан-Франциско.

– И твой отец.

– Я предпочла бы не говорить об этом.

– Понимаю. – Виктор улыбнулся, и девушка почувствовала тепло. – Упоминания о тебе в прессе не подходили под определение настоящего скандала.

– Пока не началась шумиха с Перри.

Вик замахал рукой, отвергая значимость этого события:

– Все будет улажено.

– Спасибо. – Мысль о том, что придется отказаться от появления в школе из-за подмоченной репутации, сильно ранила ее, смешиваясь с болью от предательства Перри.

Он знал, как важна для Мэдди работа с детьми.

– Ты не ответил. Как в список попали Уитли и Джонс?

Вик усмехнулся, но ответ был очевиден.

– Из всех топ-менеджеров именно они вероятнее всего справятся с работой.

– Быть моим мужем?

– Быть президентом компании.

×