Мое седьмое небо, стр. 3

– Я уверена, что он эгоистичный любовник, – откровенно заявила Роми. – Он был очень эгоистичным другом.

– Наверное, ты права. – Губы Максвелла изогнулись в улыбке. Он всегда улыбался в присутствии Роми.

Она забавляла его, даже когда этого не хотела. Она интриговала его и манила. Они были очень не похожи.

Его озадачивало непостоянство Роми. Он был уверен, что она согласится на непродолжительные отношения с ним, но она отказалась. И он не понимал, почему ее обидело его предложение.

– Итак, почему ты заинтригован?

– А как ты думаешь? – спросил он, задавшись вопросом, как хорошо она узнала его, пока они недолго встречались.

Роми подумала, а потом наконец сказала:

– Ты самый любопытный человек из всех, кого я знаю. Ситуация показалась тебе бессмысленной. Ты захотел в ней разобраться.

Он кивнул, не слишком удивляясь ее догадливости. Он понял, что она изучает его так же внимательно, как он изучает каждого своего конкурента в бизнесе.

– Истории сами по себе головоломки, – согласился Максвелл. – Хотя ты и Мэдисон Арчер обожаете привлекать внимание средств массовой информации, ни одна из вас не славится сексуальными подвигами.

Вот на это Максвеллу следовало обратить особое внимание, прежде чем делать Роми предложение. Он должен был понять, что пресса не пишет о ее сексуальной жизни потому, что у Роми ее просто нет.

Невинная Роми не согласится на отношения, к которым привык Максвелл.

А это означает, что ему придется иначе завоевать ее расположение.

Глава 2

– И ты считаешь это интригующим? – спросила Роми.

Максвелл удивился тому, что Роми и Мэдисон не прославились своими сексуальными связями. А потом он сделал логичный вывод. Причина в том, что Роми и Мэдисон не имели сексуальных партнеров.

Самый большой чувственный опыт Роми приобрела год назад, встречаясь с Максвеллом.

– Не очень. – Максу удалось притвориться смущенным. – Я просто узнал правду. Вот и все.

– Что ты имеешь в виду? – сказала она, словно не догадываясь.

Великолепное лицо Макса исказилось от циничной улыбки.

– Ты действительно хочешь, чтобы я объяснился?

– Вероятно я этого не хочу. – Роми сдержала вздох.

Она желала говорить о том, почему ее несуществующие любовники не обсуждают отношения с ней в средствах массовой информации, еще меньше, чем рассуждать об ухудшающемся здоровье своего отца. Даже с Мэдди. Если Роми сделает вид, что все в порядке, возможно все будет в порядке.

– В чем дело? – спросил Макс тоном, который у любого другого Роми назвала бы тоном искренне заботливого человека.

– Ни в чем.

– Неправда, – возразил он.

– А это имеет значение? – скептически сказала она.

Он подошел к ней ближе:

– Имеет.

Они просто стояли рядом. Его большое, красивое тело казалось щитом, закрывающим Роми от мира. Такой защищенной она чувствовала себя только с Максвеллом Блэком.

Максвелл настоящий хищник, но рядом с ним Роми ощущает себя в безопасности.

– Почему? – Она не понимала, отчего его беспокоят ее чувства.

Он уставился на нее в упор серыми глазами:

– Ты мне небезразлична.

– Я тебе не верю.

– Поверишь.

– Что? Постой… – Он говорит так, словно у них есть будущее.

– Ты смущена, моя неугомонная малышка, – сказал он.

– Я тебе не принадлежу.

– Нет?

– Нет.

– Значит, у тебя появился парень, – произнес он.

Она открыла рот, чтобы заявить, будто у нее в самом деле есть парень, но не смогла солгать. Роми отлично уходила от вопросов, но становилась косноязычной, если приходилось скрывать правду. Она не могла врать тем, кто ей дорог.

– Моя личная жизнь тебя не касается, – сказала она.

– У тебя нет никакой личной жизни.

– Это ты так считаешь.

– Именно так я считаю. Назови мне имя мужчины, с которым ты встречалась после того, как отклонила мое предложение.

Она посмотрела на Макса, сожалея, что не может назвать любое имя. Ей просто не удастся это сделать.

Роми не умеет врать. Отец говорил, что в этом она пошла в свою мать. Жаль, что Роми не помнит свою мать. Дженна Грейсон умерла, когда ее дочери было всего три года.

– Могу поспорить, ты назовешь сотни имен, – упрекнула она его в ответ.

– Не наберется даже полдюжины.

– Ты слишком много работаешь, – заметила она.

– Ты так думаешь?

– Я знаю это наверняка. – Роми убедилась в этом за то короткое время, что они встречались.

Макс не двигался, но вдруг ей показалось, что он заполняет собой все пространство вокруг нее.

– Для управления такой компанией, как «Блэк информейшн текнолоджиз», не хватает сорока часов в неделю.

– Тебе хватило бы этого времени, если бы ты не жаждал владеть всем миром. – Ей вдруг захотелось прижаться к нему и позволить себя обнять.

От смеха Максвелла ее словно опалило пламенем.

– Поверь, я не стараюсь завоевать весь мир, – сказал он.

– Только его часть?

– Ну, у меня много конкурентов.

– Как скажешь. – Роми ему не верила.

Максвелл – безжалостный делец и ради первенства применит даже самые грязные методы.

– Ни с одной из женщин, с которыми я встречался в прошлом году, я не сходился снова, – сказал он.

– Бедняжки.

Максвелл хищно улыбнулся:

– Это ты так считаешь.

Роми знала, что расставаться с Максом крайне тяжело. Но она не позволит ему завладеть ее сердцем и заставить страдать.

– Мне нравилось с тобой встречаться. – Она явно преуменьшала.

– И мне.

– Правда? – От смущения Роми покраснела.

– Но ты меня отвергла.

– Наши желания не совпали. – По-видимому, ей не пришло в голову предложить ему часть компании «Грейсон Энтерпрайзиз», чтобы заполучить то, что она хотела.

Она сдержала истерический смешок:

– Жаль, что мой папа не предложил брак как дополнение к сделке, да?

Макс притянул ее к себе и опустил голову:

– Я полностью с этим согласен.

– Наглец. – Она смеялась, отвечая ему с таким же сарказмом.

Как только Макс ее поцеловал, она разомкнула губы.

Ее тело опалило огнем, она обмякла, а из ее головы вылетели все мысли. Она так соскучилась по Максу, что ответила на его поцелуй со страстью, которую старательно скрывала даже от самой себя.

Она жаждала этого мужчину каждой клеточкой своего тела, хотя рассудок твердил ей, что она рискует.

Роми целовала его в ответ, их языки переплетались. Она льнула к Максвеллу, страстно поглаживая его мускулистую грудь.

Громко простонав, Максвелл прижался к Роми, и она ощутила, как сильно он возбужден. Его пиджак упал с ее плеч, когда она обвила Макса руками за шею и сильнее с нему прильнула. Ее тело буквально взорвалось от восторга от такой близости, она стала целовать Макса еще ненасытнее.

То, что происходило между ними, напоминало безумие.

Именно Максвелл прервал поцелуй и сделал шаг назад.

Слишком взбудораженная, чтобы стыдиться, Роми спросила:

– Почему?

Он хочет ее. Она это знает.

– В следующий раз мы займемся сексом в постели, и я не остановлюсь, пока ты не станешь моей. – Он говорил с придыханием и абсолютной уверенностью.

Роми едва не спросила, когда это произойдет. От желания она потеряла голову.

– Этого не будет. – Она сожалела, что говорит не так уверенно, как он.

– Это ложь, а ты не привыкла лгать, – ответил он.

Она открыла рот, чтобы возразить, понимая, что он прав.

– Пожалуйста, Макс, не поступай так со мной.

– Как я не должен с тобой поступать, Роми, моя милая девственница? – соблазнительно произнес он. – Разве мне следует тебя бросить? Секунду назад ты не жаловалась.

Этого она не могла отрицать:

– Ты тоже не пожалел.

– Нет, я никогда не пожалею об этом.

Зачем он говорит так обнадеживающе? Ведь она может ему поверить. А доверять такому человеку, как Максвелл, нельзя.

– У нас с тобой разные желания.

×