Серебряный - цвет ярости, стр. 74

- Никогда не любил принимать чей-то облик. Это не очень то приятно. К тому же, я не полноценная тень, так что для меня это в разы труднее. Но прямо сейчас я готов навсегда примерить на себя эту маску. Ты так искренне ко мне прижималась. И твой поцелуй…

Он наклонился вниз и провел губами по моей шее.

- Знаешь, я понял, как снять проклятие.

Я вздрогнула, когда он слегка прикусил кожу на моей шее.

- Забавно… Мне нужно то, что ты испытываешь к демону…

Я вздрогнула сильнее.

- И я мог бы влезть к тебе в голову и исказить твое сознание, изломать твое представление о мире. Сделать тебя своей… Но этого будет мало. К тому же, для этого нужно время…

Он, наконец, перестал щекотать дыханием мою шею и выпрямился. Горячие пальцы скользнули по моему лицу.

- А может и не так много времени как мне кажется. Мы ведь с тобой похожи. И даже больше, чем ты можешь себе представить.

- Ты – чудовище!

Он улыбнулся и погладил пальцами мою шею.

- Но ты испытываешь ко мне симпатию, - с улыбкой проговорил он и коснулся губами моих губ. – Признай, я уже тебе нравлюсь.

- Я не влюблюсь в тебя, даже если в мире не останется больше никого, кроме нас двоих.

Улыбка исчезла с его лица. Губы поджались, золотистые глаза заволокло тьмой.

- Что ж… У тебя будет достаточно времени, чтобы изменить свое мнение. Позже…

С этими словами он начал гореть. И я вначале растерялась. Но затем адская боль обожгла босые ступни. Я дернулась, попыталась вырваться. Но черное пламя охватило тело полностью, лишая возможности дышать. А когда оно схлынуло, я рухнула на грязный каменный пол. Все мое тело будто все еще горело в огне. Взглянув на руки, я с ужасом обнаружила жуткие ожоги.

- Не волнуйся, - донесся будто издалека голос Цербера, - когда я закончу, следов не останется.

Я вздрогнула, а он поднял меня на руки и медленно отнес к чему-то смутно напоминающему стоматологическое кресло. Сгрузив меня на него, он закрепил мое тело ремнями. Сознание все норовило уплыть. Было слишком больно. Я даже дышать не могла. Воздух попадая в ноздри казался слишком горячим. Скользя же по телу, он казался невыносимо холодным.

- Что ты делаешь? – слабо спросила я, пытаясь удержаться в сознании.

- Обращение будет болезненным, не хочу, чтобы ты себе навредила…

Обращение? Я дернулась. Кожа лопнула в местах соприкосновения с ремнями.

- Нет…

- Извини, солнышко, но ты, так или иначе, станешь моей. Возможно, я даже позволю тебе взглянуть на то, как он будет умирать. А может, я позволю тебе лично вырвать его сердце.

- Нет…

Я сильнее задергалась. Цербер погладил меня пальцами по щеке, едва касаясь, но я все равно ощутила невыносимую боль и резко отвернулась. Взгляд скользнул по заброшенному помещению, чем-то напоминающему больницу. Присмотревшись, поняла, что это никакая не больница, а скорее уж пыточная. Я мотнула головой и застонала от боли. В глазах потемнело на мгновение, а когда прояснилось, взгляд зацепился за знакомую подвеску. Кулон капелька, лежал на столе, рядом с кучей жутких пыточных инструментов. Дрожа всем телом, я потянулась к нему рукой. Цербер в это мгновение как раз отвернулся. Боль не позволяла сосредоточиться. Но, когда в глазах в очередной раз потемнело, в пальцы ударилась тонкая цепочка. Резко выдохнув, я еле успела ее схватить. Нашарив пальцами кулон, сдавила его в руке изо всех сил. Цербер повернулся ко мне лицом и закатал рукав. Я вздрогнула. Он поднес запястье к губам и легко прокусил тонкую кожу. По его руке побежала темно красная кровь с легким золотистым отливом.

- Не надо… - тихо взмолилась я.

Он схватил пальцами мой подбородок, заставляя держать рот открытым. Кулон наконец лопнул в руке. Стекло вспороло кожу и руку обожгло тупой болью. Я очень надеялась, что это сработает. Потому что для меня лучше умереть, чем служить кому-то до конца своих дней. Пряная кровь наполнила рот. Уже теряя сознание, я сделала злополучный глоток и ощутила волну жара, пробежавшуюся по всему телу. Кровь будто воспламенилась. Адская боль пронзила все тело. Я выгнулась на злополучном кресле, захлебываясь собственным криком. Но боль только усилилась, постепенно превращаясь в агонию. И только после этого сознание покинуло меня.

****

Цербер в последний раз провел пальцами по щеке девушки. Что ж… Ему будет не хватать ее бунтарского духа. Ожоги медленно исчезали прямо на глазах. Он улыбнулся. Все же его кровь обладает удивительными целебными свойствами, хоть и отравлена ядом вампиров. Пол под его ногами задрожал, предупреждая о приближении угрозы. Он неторопливо подошел к стенду с оружием. Пальцы обхватили рукоять черного клинка. Клинок Хаоса мгновенно отозвался на его силу, согревая его ладонь.

Цербер бросил последний взгляд на девушку и выпрыгнул в окно, уже не услышав, как на пол упала тонкая цепочка. Небо заволокло тучами. Появился жуткий ветер, настолько сильный, что вековые деревья вырывались с корнем. Прогремел гром, всего в нескольких метрах от него ударила молния. Первые капли дождя упали ему на лицо, и начался ливень. И в этом ливне он с трудом рассмотрел парня появившегося напротив. Стена дождя не позволяла его, как следует рассмотреть, но он точно знал, кто перед ним и не собирался отступать.

- Где она!?

Цербер улыбнулся.

- Она моя…

Сразу несколько молний ударило в землю. Жуткое серебристое пламя окружило фигуру демона. Серебром запылали узоры на его лице, и Цербер вздрогнул. Из-за пламени картина выглядела еще более неправдоподобной. Но все же перед ним стоял демон во второй ипостаси. А ведь у таких как он второй ипостаси просто нет. Они и так наделены огромной силой. Прямо сейчас перед ним находилось самое могущественное существо во всех мирах.

Удобнее перехватив клинок, он уже чувствовал себя не таким уверенным. Ударила молния, и начался бой. Цербер с трудом успевал отражать удары демона. Даже для его глаз тот двигался слишком быстро. Но все же у него было преимущество. Один точный удар клинком, и демон умрет. Земля под его ногами задрожала. Демон замахнулся, и в последнее мгновение Цербер отскочил. На месте где он стоял, прогнулась земля и по почве побежали трещины. Вот он момент. Замахнувшись, он пронзил клинком грудь демона. Тот даже не вздрогнул. Опустив взгляд вниз, он накрыл рукой ладонь Цербера и с силой сдавил. Цербер не сразу понял, что происходит, но когда осознал, было уже слишком поздно. Жизненные силы медленно покидали его тело. Появилась ужасная слабость. Открылась недавно зажившая рана на животе. Демон резко отбросил его к стене, и он с трудом смог пошевелиться. Прежде чем он смог подняться, его грудь пронзил острый клинок. Адская боль завладела его телом, лишая возможности дышать. С отвратительным хлюпающим звуком клинок покинул его грудь. Цербер невольно улыбнулся и мир потемнел.

Демон с отвращением отбросил клинок, наблюдая за тем, как воспламеняется обезглавленное тело. Он отошел на несколько шагов. Все же пламя фениксов в такие мгновения особенно опасно. Волна боли в очередной раз пронзила его сознание. Он поднял голову вверх и исчез, появляясь уже в замке. И все проблемы отошли на второй план, когда он увидел привязанную к пыточному креслу девушку. Он мгновенно оказался рядом и ухватился за ближайший ремень и тут же отдернул руку. Языки золотистого пламени обожгли кожу, заживляя уродливый ожог на коже девушки.

- Нет… - хрипло прошептал он, обхватывая ладонями лицо девушки. – Алекс… Милая моя, хорошая…

Золотое пламя вновь обожгло его кожу. Он вздрогнул и отошел на шаг. Нос уловил запах крови и плесени. Подобное бывает, когда рядом разлита кровь мертвого вампира. Он присел возле кресла и подцепил пальцами окровавленную цепочку. Вздрогнул и переместился обратно на поле битвы. Тело полукровки исчезло. Как и клинок Хаоса. На земле остался только выгоревший круг.

×