Напрасная прелюдия (ЛП), стр. 2

Раздражительным тоном он пробормотал сухую благодарность, которая не звучала похожей на то, что он благодарил за что-либо, и ушел.

Я могла слышать и чувствовать его власть, дерзость и равнодушие. Этот холод, одиночество. Всем своим видом он будто говорил: "Я веду себя лучше, чем каждый из вас, я лучше, чем вы". Он звучал просто как подонок, который беспокоился только о себе.

В то краткое мгновение не имело значение, что я даже никогда не была с ним знакома, моя неприязнь к нему была из-за того, как он вел себя, будто владел этим местом и людьми в нем.

Насколько горяч он бы ни был, с таким-то отношением, я не удостоила бы его даже секундным взглядом.

Неужели так тяжело послать кому-то слабую улыбку или хотя бы пожелать доброй ночи?

Игнорируя извинения Джулиет за ожидание, я смотрела, как он приветствовал потрясающую блондинку около лифтов. Хотя он и не посчитал меня или Джулиет достойной улыбки, ей он улыбнулся. И кроме того печального факта, от которого еще больше хотелось упасть в обморок, было то, что легкой улыбке удалось смягчить его хмурое лицо.

Как только он оказался рядом с ней, она наклонилась и припала к его губам в глубоком поцелуе.

Им каким-то образом удалось выглядеть еще более привлекательно, когда они стояли рядом друг с другом. Я могла бы легко насчитать более чем несколько взглядов, направленных на них: женщины, фантазирующие о том, чтобы оказаться в центре его внимания; мужчины, желающие, чтобы в их объятиях была такая женщина.

В его прекрасно сшитом, вероятно, очень дорогом черном костюме он выглядел даже более властным, и не нужно было сильно задумываться, чтобы представить, каким было его тело под всем этим. Добавьте в эту смесь великолепное белое платье, в которое была одета блондинка, и вы просто получите прекрасную пару.

Я продолжала наблюдать, как блондинка сложила руки на его груди, откинула голову и рассмеялась над тем, что он сказал. Ее светлые волосы сияли под мягким светом. Затем он наклонился и поцеловал ее в уголок губ, властно обернул руки вокруг ее талии, чтобы притянуть к себе.

Пока они ждали лифт, она потянулась к его галстуку, чтобы ослабить узел, а ее изящные маленькие ручки поглаживали его грудь сквозь белую, застегнутую на пуговицы рубашку.

Я не могла оторвать от них глаз. Все, что я могла видеть, это ее спина и эти длинные гладкие ноги, а то, что она ему говорила, стерло слабую улыбку с его лица, и появилась более широкая и искренняя. Явная искорка отразилась в его глазах, и он наклонился и поцеловал ее, будто не было больше в мире никого кроме них.

Я покраснела и развернулась, обнаружив, что Джулиет мечтательно наблюдала за той же сценой. Я откашлялась, злясь на себя, что подсматривала за личной жизнью других людей.

— Итак, есть другая комната для некурящих? Думаю, я готова упасть здесь и уснуть.

Она улыбнулась мне. Я знаю, она завидовала им также сильно, как и я, и почему-то знание этого заставляло меня одновременно злиться и грустить еще больше.

— Я предоставлю вам номер улучшенной категории. Думаю, он вам действительно понравится. И надеюсь, вы сможете принять извинения, поскольку до сих пор мы были не очень радушными хозяевами для вас. Ряд наших апартаментов на верхних этажах был отремонтирован, так что это будет номер наивысшей категории, которую я могу предложить. Надеюсь, ваше дальнейшее пребывание будет более приятным.

— Ох, спасибо вам. В этом не было необходимости, но еще раз спасибо.

Я взяла новую ключ-карту, которую она пододвинула мне, и протянула ей свою старую.

— Думаю, там весьма удобная постель, зовущая меня по имени... — я проверила номер на карточке, — ...номер 2460.

Ее взгляд потеплел.

— Хорошей ночи, мисс Харт. Пожалуйста, дайте нам знать, если есть что-то еще, чем мы можем вам помочь. Я позабочусь, чтобы ваш багаж доставили в ваш новый номер.

После благодарности и обещания позвонить, если понадобится что-нибудь еще, я развернулась и направилась к лифтам.

Когда я увидела, что прекрасная пара еще стояла там, мои шаги замедлились. Что, черт возьми, они все еще там делали? Невозможно, что они все еще ждали лифт. И ни за что на свете я бы не присоединилась к ним в таком маленьком пространстве.

Несмотря на то, что мои глаза закрывались, я замедлила шаг и вела себя так, будто любуюсь мраморным полом и мебелью в зоне отдыха.

Да, я могла бы воспользоваться лестницей, но не верила, что смогу подняться на сорок какой-то там этаж, не заработав при этом сердечный приступ на десятом этаже. Не сегодня... или когда-либо еще.

Когда вокруг уже больше нечем было любоваться, я с большой неохотой пошла в их направлении и мысленно подготавливала себя к не очень комфортной поездке на лифте.

Как только я ускорила свои шаги и оказалась возле них, двери лифта со звоном открылись, и девушка соблазнительно втащила мужчину за галстук. По крайней мере, они больше не целовались. Так все и было.

Я остановилась в нескольких шагах, не уверенная стоит ли мне входить без приглашения. Когда мои глаза проследовали за ее руками, расстегивающими его рубашку, я заметила мускулистую грудь. У меня побежали мурашки по коже, и я заставила себя отвести взгляд, но обнаружила, что мужчина смотрел прямо мне в глаза.

Я заметила, что он опять нахмурился. Кроме того, его глаза сверкали гневом, и они были сфокусированы исключительно на мне.

Тогда я почувствовала, как мое лицо краснеет, и быстро перевела взгляд на мраморный пол. Я вздрогнула и запахнула пальто плотнее. Несколько человек натолкнулись на меня, спеша войти внутрь, что заставило меня замяться, но я не могла оторвать глаз от пола, до тех пор, пока я не услышала звук закрывшихся дверей лифта.

* * *

Моя новая комната была огромной по сравнению с той, в которой я жила раньше. Панорамные окна и мебель золотого, белого и черного цветов привлекли мое внимание в первую очередь, как только я зашла. Несмотря на то, что город выглядел мрачным с заснеженными крышами домов, вид был потрясающим. Комфортная зона для отдыха предшествовала спальне с большой двуспальной кроватью и белоснежным постельным бельем. Я застонала, умирая от желания прыгнуть на кровать и свернуться калачиком под одеялом.

Хотя это было и трудно, я все же проигнорировала постель и направилась прямо к окну. Я прижала ладонь к холодному стеклу, а затем коснулась его лбом. Я отчаянно хотела почувствовать себя живой. Ощутить хоть что-то.

Как я должна наслаждаться собственной жизнью, если единственного человека, который обо мне заботился, не было здесь со мной? Как я должна дышать в этом городе, если была на грани потонуть в собственном горе?

— Ох, папа... — прошептала я, — как же сильно я по тебе скучаю.

Я выдохнула, пытаясь взять себя в руки, и оставила запотевший след на окне. Я все еще могла видеть его лицо, все еще помнила его теплую улыбку.

То, как он заставлял меня смеяться, то, как он был уверен, что я знаю, что я — это весь его мир...

Я услышала стук в дверь и заставила себя прийти в норму за несколько минут.

— Привет, Джеймс, — я прочла его имя на бейдже и тепло улыбнулась, открывая дверь шире, чтобы он мог войти. Это был тот же парень, что приносил мой багаж в прошлый номер.

— Добрый вечер, мисс Харт, — он улыбнулся в ответ. — Куда поставить ваш багаж?

— Куда угодно. Мне так неловко, что я доставила вам столько неудобств, — сказала я, пытаясь найти в сумке кошелек.

— Такова моя работа, никаких проблем. Это один из наших лучших номеров. Вы уже заметили, какой вид открывается из окон?

— Трудно не заметить. Захватывает дух на самом деле.

Он поставил последнюю сумку в углу и снова повернулся ко мне лицом.

— Надеюсь, вы насладитесь вашим пребыванием здесь.

— Абсолютно уверена в этом. Опять же, спасибо вам за все.

Вознаградив его чаевыми, я закрыла за ним дверь и прислонилась к ней спиной. Первый день прошел, а впереди — еще девять.

×