Арсенал-Коллекция 2016 № 03 (45), стр. 2

В этот момент Паппенхайм, получив от вернувшихся хорватов информацию о появлении шведов восточнее Подельвица, приказал хорватам вернуться в Подельвиц, чтобы поджечь село. Генерал надеялся, что ветер погонит дым от горящих домов прямо на шведов, создав им дополнительные затруднения. Однако шведские кавалеристы снова отбросили хорватов, а в тех нескольких местах, где огонь был зажжен, его успели потушить, до того как все успело разгореться. Скорее всего, от шведов здесь действовала легкая финская конница из эскадронов Стальхандске и Вюнша, тем более, в самом начале сражения король отправил некоторые отряды финских всадников для разведки.

Как только шведы приблизились на 1000 метров к позициям имперской армии и начали развертывание, 23 орудия, которые Тилли приказал разместить на высоте западнее дороги на Дюбен, открыли по ним огонь, и канонада не прекращалась все время, пока Густав Адольф готовил свои войска к бою.

Правда, особого толку от этой стрельбы не было, и помешать развертыванию противника имперские артиллеристы так и не смогли. Шведская артиллерия начала стрелять в ответ, причем довольно успешно, несколькими залпами накрыв боевые порядки кирасир Паппенхайма.

Есть мнение, что если бы Тилли атаковал в момент переправы шведов через Лобербах или когда они были зажаты на узком участке между Подельвицем и рекой, то успех его был бы несомненен. Однако Тилли совсем не рвался в бой, видимо предпочитая оставаться на господствующей местности и расстреливать врага из пушек. Но слабая имперская артиллерия не могла помешать королю, а Тилли, толком еще не сражавшийся со шведами, не имел представления об огневой мощи и мобильности шведской артиллерии.

На своей стороне Густав Адольф был занят решением насущных проблем. Прежде всего, ему необходимо было растянуть армию, чтобы выстроить свой привычный боевой порядок и иметь возможность задействовать все силы. Растянуться можно было только путем выдвижения вправо, на запад, так как на левом фланге шведы упирались в саксонцев. Кроме этого, растяжение в этом направлении давало шведам возможность обойти левый фланг имперских войск и одновременно избавиться от ветра и светившего в глаза солнца (как об этом потом заявляли сам Густав Адольф и фельдмаршал Горн). Поэтому король приказал всему своему правому крылу двинуться вправо, через Подельвиц к Брайтенфельду и дороге на Делич. При этом маневре шведы оторвались от саксонцев, и контакт с ними был нарушен. Есть мнение, что Густав Адольф сделал это намеренно.

Шведский боевой порядок был типичным для Густава Адольфа. Каждая из трех частей армии была построена в две линии.

Правый фланг шведской армии возглавлял Юхан Банер. В первой линии находились пять кавалерийских полков — «Остгота», «Смаланд», «Вастерготланд», Тотта и Дамица (36 рот). В четырех интервалах между ними находилось по 180 мушкетеров, всего 720 человек (по другим данным мушкетеров было 860, то есть по 215 в интервале). Позади интервалов незаполненных мушкетерами находились кирасирские Ливонский полк (подполковник Юрген Адеркас) и Курляндский эскадрон (полковник Эрнст Дёнхофф) (4 и 5 рот соответственно) и финские эскадроны Стальхандске и Вюнша (по 4 роты в каждом). Вторую линию правого фланга заняли 15 рот в пяти эскадронах кирасирского полка рейнграфа Отто Людвига фон Зальм-Кирбурга. Общая численность войск Банера составила около 5000 человек.

Центр шведского войска — семь пехотных бригад, южнее Подельвица развернулся в две линии. Командовал здесь суровый Максимилиан Тойффель. Первую линию центра образовали четыре пехотные бригады:

1. Бригада полковника Акселя Оксенштерна, состоящая из трех пехотных полков: «Даларна», «Уппланд-Нёрке- Вёрмланд» и Финский пехотный полк; всего в бригаде 591 пикинер и 1140 мушкетеров;

2. «Желтая» под командованием самого Тойффеля: «Желтый полк» Тойффеля из 12 рот, пехотный эскадрон Никласа фон Хемница (четыре роты) и лейб-рота короля — 604 пикинера и 870 мушкетеров;

3. Бригада Эрика Ханда — три пехотных полка: «Остерготланд» Эрика Ханда, «Вёстерготланд» полковника Карла Харда (по восемь рот в каждой) и пехотный эскадрон «Далсланд» полковника Вильгельма фон Зальцбурга (четыре роты) — 636 пикинеров и 1062 мушкетеров;

4. «Синяя» под командованием Ханса Георга Винкеля: «Синий полк» Винкеля и «Красный полк» Гизебрехта фон Хегендорфа; в каждом полку по 12 рот — 573 пикинера и 1022 мушкетеров.

Расстояние между бригадами было таким, что «кавалерийский полк мог спокойно двигаться между ними». Полковые пушки были развернуты перед фронтом каждой бригады, по две на полк/эскадрон.

Арсенал-Коллекция 2016 № 03 (45) - img_7.jpg

Командир Курляндского кирасирского эскадрона полковник Эрнст Магнус Дёнхофф

Арсенал-Коллекция 2016 № 03 (45) - img_8.jpg

Граф фон Турн, «богемский изгнанник», примкнувший к шведскому королю и ставший командиром бригады

Арсенал-Коллекция 2016 № 03 (45) - img_9.jpg

Закованные в сталь кирасиры Паппенхайма

За серединой этой пехоты стоял кавалерийский полк фон Услара (10 рот в двух эскадронах); на правом фланге располагались 350 приданных им мушкетеров, на левом — 260, между обоими эскадронами — 400.

Во второй линии центра, против интервалов первой, расположены были три бригады пехоты. Первой командовал граф Хайнрих Маттиас фон Турн (один из богемских изгнанников — 697 пикинеров и 1585 мушкетеров, второй «шотландской» — Джеймс Лумсдейн — 504 пикинера и 1215 мушкетеров, третьей «Зеленой» — Джон Хепбурн — 460 пикинеров и 1627 мушкетеров. Артиллерия этих бригад также была развернута перед их фронтом.

Позади центра этой пехоты находились 10 рот кавалерии (два эскадрона) полков Кохтицкого и Шафманна. Таким образом, поддерживающая кавалерия находилась позади обеих линий пехоты.

Левым флангом командовал фельдмаршал Густав Горн, имея в своем распоряжении четыре кирасирских полка — свой, Морица фон Кальденбаха, Адольфа фон Эфферен- Халла и Вольфа Хайнриха фон Баудиссина (первые два по 8 рот, другие два — по 12) и кирасирский эскадрон Николаса де Курвилля (пять рот). То есть всего у Горна было 45 кавалерийских рот. По имеющимся у нас данным, первая линия левого фланга состояла из 21 роты кавалерии и 1240 приданных им мушкетеров пехотного полка, разделенных на четыре блока различной численности. Кавалерия была разделена на шесть эскадронов, мушкетеры разделялись на четыре подразделения.

Вторая линия левого крыла состояла из 16 кавалерийских рот (3 эскадрона). Таким образом, не ясно, куда делись еще восемь рот, возможно просто не упомянуты. В любом случае, левый фланг был явно слабее правого, скорее всего, это объясняется тем, что он примыкал к саксонской армии. Общая численность войск Горна была около 4500 человек.

В центре размещались выдвинутые вперед тяжелые батарейные орудия; кроме того каждая бригада первой линии имела несколько полковых орудий, которые во время сражения при необходимости выдвигались в нужном направлении (для этого было достаточно 2-3 солдат). Артиллерией командовал Леннарт Торстенссон. Сам король находился на правом фланге.

Общая протяженность фронта шведской и саксонской армий равнялась четырем километрам.

Густав Адольф лично объезжал войска во время маневрирования и расстановки, проверял позиции пехоты и кавалерии, и ободрял солдат словами, «что надеется на Бога и правоту своего дела; он идет чтобы стереть королевской короной и двумя курфюрстскими шапками старого капрала; пусть каждый солдат исполнит свой долг».

Арсенал-Коллекция 2016 № 03 (45) - img_10.jpg

Сражение при Брайтенфельде

Около двух часов ни одна из сторон не предпринимала атаки, шведы сдвигались вправо, и все дело ограничивалось обоюдной артиллерийской стрельбой. Так как шведы, и численно, и организационно, и точностью огня, превосходили имперцев в артиллерии, то выдвинутые вперед шведские пушки подлинным командованием Торстенссона нанесли имперским пехотным колоннам в центре и кавалеристам на левом фланге существенные потери. Артиллеристы Тилли, напротив, как-то серьезно потрепать шведов не смогли.

×