Кринос (ЛП), стр. 17

Я смотрю на Стефано, чтобы узнать, есть ли ему что добавить, но по нему видно, что он тоже старается собрать все кусочки воедино.

— Это бессмысленно. Он ещё не знал о своем сыне, — я киваю головой, соглашаясь, и смотрю на Скалу, который лихорадочно ходит туда-сюда по коридору.

Кажется, мы сидим здесь уже несколько часов, прежде чем приходят новости из операционной. Молодая женщина-доктор выходит и говорит, что отец до сих пор не пришёл в сознание, но они делают всё возможное. Я даже не благодарю её, а лишь наблюдаю, как она уходит.

Мы сидим, пока не замечаем знакомую фигуру в дверях больницы. Она даже не оглядывается вокруг. А сразу же бежит к стойке и спрашивает про отца. Медсестра говорит, где сидит его семья, и в этот момент она замечает меня.

— Элиза, дорогая, что случилось? Я приехала так быстро, как смогла, — я обнимаю её, когда она, утешая, оборачивает руки вокруг меня. Я ощущаю, как запах моей матери окружает меня. Мама всегда совершенна и собрана, но не сегодня. Похоже, она плакала. Её макияж размазан, и она выглядит утомлённой.

— Мам, как ты узнала, что отец в больнице? — спрашиваю я из любопытства.

— Я ближайший родственник твоего отца, милая. Они позвонили мне сразу, как он попал сюда, — я киваю ей, и мы садимся. Она берёт меня за руку и сжимает её так крепко, что кровь буквально перестаёт циркулировать.

Подходит Стефано, садится рядом со мной и здоровается с моей мамой. Она тоже приветствует его, и я понимаю, что они знакомы. Но я слишком устала и сейчас меня это не волнует.

Кажется, проходит несколько часов, когда врач, наконец, выходит и подходит ко мне.

— Операция прошла успешно, однако, мы погрузили вашего отца в кому. Мы не уверены, когда возможно будет его вывести из неё, так как его травмы очень обширны. Вероятно, он потерял моторные функции, но мы не можем знать этого наверняка, пока он не очнется.

Доктор всё нам рассказывает и говорит, когда мы сможем его навестить. Я слышу, как плачет моя мать. Обняв маму, я стараюсь утешить её, но это не в моих силах унять боль любящей женщины. Подходит Скала и забирает от меня маму, обнимая и успокаивая ее, а я падаю в объятия Стефано.

— Я знаю, где он, Принцесса, — шепчет мужчина мне в ухо. Я осматриваюсь, чтобы понять, кто рядом, и вижу, что все люди отца остались. Они просто отошли в конец комнаты.

— Пошли, — я машу рукой головорезам, и они все встают. Скала идёт со мной, но я останавливаю его.

— Мне нужно, чтобы ты остался с матерью, Скала, — по нему видно, что он борется между желанием навредить кому-нибудь и желанием защитить. Телохранитель знает, что я имею в виду, и неохотно соглашается остаться.

Я целую маму и выхожу через дверь, проверяя свой пистолет, который лежит в сумочке.

Глава 25

Мы едем в течение часа, и никто из нас не произносит ни слова. Я в недоумении смотрю на Стефано, когда мы приезжаем к Роберто.

— Нам нужна сила, — просто поясняет он. Мы выходим из машины и идём к двери. Роберто уже там.

— Заходите. Я говорил тебе, Кринос, ты можешь получить столько оружия, сколько тебе нужно, — мы следуем за ним в заднюю часть ресторана и спускаемся в подвал. Он забит продуктами питания, отчего я оказываюсь в замешательстве. Я смотрю на Стефано, который злобно улыбается, когда Роберто останавливается и открывает двери холодильника.

Я поражена от того, что вижу. Он огромный и в нём очень много оружия и боеприпасов. Всё, что нашей душе угодно. Роберто машет нам рукой, и мы заходим.

— Выбирай, что хочешь, милая, — я киваю и захожу, схватив первый пистолет, который привлекает моё внимание. Это дробовик. Я как-то стреляла из такого оружия раньше, и оно довольно мощное. Я отхожу к двери, как только запасаюсь боеприпасами и благодарю Роберто. Он наклоняется, целует меня в обе щёки и говорит, что всегда на связи, если понадобится мне. Я жду, пока все мои люди возьмут себе оружие, и мы идём к своим машинам.

Мы приезжаем на грязный склад и слышим музыку доносящуюся изнутри. Я осматриваюсь вокруг, чтобы понять есть ли кто-нибудь в округе, но никого не замечаю. Выхожу из машины, засовываю нож в подвязку и держу пистолет в руке. Стефано обходит автомобиль, встаёт передо мной и смотрит мне прямо в глаза.

— Я всегда буду с тобой, несмотря ни на что, Принцесса. Я, чёрт возьми, люблю тебя, запомни это, — он наклоняется и целует меня в губы, отстраняясь лишь тогда, когда прибывают другие машины. Я даже не понимаю, что Стефано только что признался мне в любви, и ничего ему не отвечаю на это. Надеюсь, что не пожалею об этом позже.

Стоя со Стефано в центре, мы идём к входным дверям, и открываем их ногой с пинка. Я захожу внутрь, мои каблуки стучат по цементу, и вижу ещё одну дверь, возле которой стоит охранник. Он замечает на нас, но Стефано поднимает оружие, выстреливая в него прежде, чем тот успевает что-то сказать.

Один из людей моего отца открывает дверь и заходит первым. Я слышу выстрелы, и мы идём за ним. Оглянувшись, я вижу, что головорез разнес пулей стереосистему, поэтому все сразу заглохли. Так же я замечаю, что ни у одного из них нет оружия.

Я протискиваюсь вперёд и осматриваюсь вокруг, нигде не замечая Альберто.

— Где Альберто? — кричу я. Никто мне не отвечает, поэтому я делаю выстрел в воздух. Кто-то пищит, будто его тут нет, но это не имеет смысла. Я оглядываюсь на Стефано, чтобы он разобрался, в чём дело, потому что у меня уже раскалывается голова.

— По какому поводу вечеринка? — спрашивает Стефано.

— Босс мёртв! — выкрикивает кто-то. Я поворачиваю голову обратно к толпе и ищу того, кто это сказал. Вижу, как мужчина выходит вперёд и идёт прямо ко мне. Я узнаю его. Он был в нашем доме. Разговаривал с моим отцом. У меня были от него мурашки по коже, и он до сих пор так на меня действует.

— Кринос, какой приятный сюрприз. Разве ты не должна организовывать похороны своего дорогого папаши? — он улыбается мне и продолжает, — Альберто был недоволен тобой, поэтому приказал мне выстрелить в твоего отца, — я смотрю на него и замечаю, как исчезает его улыбка, когда я поднимаю пистолет.

— Тупица, не смей шутить со мной или моей семьей, — говорю я и стреляю ему в голову. Все смотрят на нас в шоке, а я поворачиваюсь, чтобы передать свое послание. — Передайте Альберто, что, если он будет хорошим мальчиком, то я буду достаточно любезной и пришлю ему его сына по кусочкам, — я разворачиваюсь, чтобы уйти. Как только мы оказываемся в машине, я вздыхаю с облегчением. Стефано наклоняется и целует меня в щеку.

* * *

Мой отец болен, смертельно болен. Он не хотел, чтобы я была связана с этим бизнесом, поэтому меня вырастила мать. Я выбрала эту жизнь сама, потому что мы управляли этим бизнесом в течение многих лет. Если бы я родилась мальчиком, то у меня не было бы выбора, но так как я — девочка; его Кринос, он хотел защитить меня. Пока росла, я училась сражаться и постоянно участвовала в драках. Я всегда была странным человеком, и теперь, наконец, нашла своё место. У меня есть мужчина, который любит меня и сделает для меня всё. Он дополняет меня и находится рядом со мной не из-за той власти, которую я однажды получу. Грядёт война, и я буду к ней готова. Я убью любого, кто будет угрожать моей семье или моим людям. Никто у меня этого не отнимет. Я сделаю так, чтобы отец гордился мной.

И я буду главной.

×