Кринос (ЛП), стр. 16

— Куда ты собралась в таком наряде, Принцесса? — спрашивает он, осматривая мою одежду.

— Роберто пригласил нас на ужин в свой ресторан. Я отменила твоё приглашение, а своё приняла, — улыбаясь отвечаю я. Стефано оборачивается, говорит сестре захватить свою сумочку и тащит меня на улицу к машине.

Кассандра и Скала запрыгивают на заднее сиденье, а Стефано с улыбкой на лице забирается на переднее. Я поворачиваюсь, что бы взглянуть на Кассандру и вижу, что она уже смотрит на меня. Сестра Стефано очень красивая девушка. И я могу понять, почему он любит и защищает её так сильно. У неё невинное сердце и заразительная улыбка. Я улыбаюсь ей в ответ и поворачиваюсь лицом к Стефано. Он сжимает моё бедро и не убирает руку на протяжении всего пути.

Глава 23

Мы сидим в ресторане, наслаждаясь компанией Роберто уже полчаса. Он, на самом деле, довольно очаровательный мужчина. Я не знала, что он знаком с Кассандрой. Думаю, поэтому Стефано взял её с нами. Так же, мне стало понятно, что Роберто дамский угодник и любит льстить всем женщинам. За этим очень увлекательно наблюдать. Он поцеловал наши руки, когда мы приехали, и предупредил парней, что может нас украсть. Кассандра покраснела и посмеялась над ним.

— Милая Кассандра, ты случайно, не нашла ещё своего счастливчика? — спрашивает Роберто, глядя на неё. Я замечаю, как Скала поднимает голову и смотря на девушку, ожидает ответа.

— Нет, Роберто. Ещё нет, — отвечает Кассандра, вновь краснея. Я тянусь к ней и сжимаю её руку. Она смотрит на меня, улыбается и сжимает мою руку в ответ. Стефано глядит на нас с тёплой улыбкой.

— Ну, знаешь, у меня есть несколько сыновей.

— Роберто, — предупреждает его Стефано.

— Спокойно, Стефано, я шучу, — говорит итальянец и посмеивается.

Извинившись, я направляюсь в дамскую комнату. Кассандра идёт за мной.

Я заканчиваю свои дела в кабинке, выхожу и нахожу её, сидящую на скамейке. Пока я мою руки, то замечаю, что она наблюдает за мной.

— Ты знаешь, я никогда раньше не видела, чтобы Стефано вот так выходил из себя из-за кого-то. На самом деле, я никогда раньше не встречала ни одну из его женщин, — я киваю ей потому, что мне нечего сказать, но она продолжает, — однажды он мне сказал, что любовь — это слабость, и что она разрушает нас, но я верю, что ты перевоспитаешь его. Рядом с тобой Стефано становится другим. Я думала, что он был таким властным со мной потому, что… Ну в любом случае, могу сказать, что он любит тебя, Элиза. Надеюсь, ты дашь ему ещё один шанс.

— Я даю ему шанс, Кассандра. Просто всё зависит от Стефано, не просрёт ли он его, — отвечаю я, стоя перед ней.

— Ты знаешь, мне на самом деле нравится Мэтт. Я просто не знаю, как сказать об этом брату, — говорит она, опуская голову.

— А Скала чувствует тоже самое по отношению к тебе? — девушка смотрит мне в глаза непонимающим взглядом. — Мэтт, Скала, какая разница, — Кассандра смеётся и улыбается.

— Думаю, что нравлюсь. Он не говорит об этом много, но да, наверное нравлюсь. Когда Мэтт обнимает меня, возникает такое ощущение, будто он пытается поглотить меня целиком.

— Просто расскажи ему, и если возникнут какие-то проблемы, сообщи мне и Скала заработает ещё один синяк под глазом.

— Знаешь, Стефано с тобой не из-за того, кто ты. Статусы его не волнуют, и никогда не волновали, — я киваю, потому что это было видно с самого начала. Ему никогда не была нужна власть. Он не так жаждет её, как некоторые.

Мы возвращаемся обратно к мужчинам и видим, что они все пьют и смеются. Я сажусь рядом со Стефано, и он наклоняется, чтобы поцеловать меня в шею. Повернувшись, я целую его в губы, и мы теряемся друг в друге.

— Превосходно, — бормочет он напротив моего рта под конец поцелуя. Он отстраняется и кладёт руку на моё бедро.

— Итак, скажи мне Кринос. У твоего старика ещё нет женщины? — я мотаю головой, потому что не знаю. Мой отец не любит приводить женщин из-за меня. У него была одна, вскоре после того, как они расстались с матерью, но это не продлилось долго. Я всё ещё верю, что он любит маму.

Моя мать бросила его, потому что не хотела жить как он. Она не хотела, чтобы за ней постоянно следили, как только она выйдет из дома, и чтобы телохранитель вечно ходил за ней по пятам. Поэтому, когда мама уходила, отец сказал ей взять меня с собой. Он хотел, чтобы я выросла вдали от его мира. Тогда папа не знал, что я боготворила землю, по которой он ходил, и была готова сделать всё, чтобы стать похожей на него.

Моя мать двинулась дальше. Она снова вышла замуж и в настоящее время путешествует по миру. Я уверена, что мама любит папу так же сильно, как и он её, но их миры слишком разные. Мужчина, за которым она замужем на данный момент — хороший человек. Скучный, но хороший. Он юрист и начал ухаживать за моей матерью, как только увидел её.

Я часто разговариваю с ней. Мама постоянно присылает электронные письма о своих поездках, прося меня приехать и навестить её. Приезжая в Штаты, она не хочет, чтобы я встречалась с ней, так как знает эту жизнь и понимает, какие могут быть последствия.

Отец всегда спрашивает о ней и о том, как она. В тот день, когда я сказала ему, что мама выходит замуж, я видела, как изменилось его лицо, и мне было больно от того, какие страдания это принесло ему. Это убило меня. Думаю, папа всегда надеялся, что мама вернётся к нему, если у неё будет немного своего пространства. Но она не вернулась.

— Я не знаю, Роберто, — говорю я, возвращаясь обратно к нашему разговору.

— Ну, он должен найти кого-то. После всех этих лет, Контос не может тосковать только по твоей матери. Пришло его время быть счастливым, — я киваю, соглашаясь, и мы собираемся уходить. Я и Кассандра целуем Роберто на прощание. И как только мы собираемся выйти на улицу, в ресторан забегает один из головорезов моего отца весь в крови.

Глава 24

Я стою и смотрю, как мужчина тяжело дышит, пытаясь отдышаться, и все ждут, пока он заговорит. Когда он, наконец, начинает говорить, то произносит слова так быстро, что я едва могу разобрать его речь.

— Люди Кристиана начали в нас стрелять сразу, как только мы вышли из машины к ним на встречу.

— Чья на тебе кровь? — задаёт вопрос Скала. Головорез смотрит мне в глаза, а потом уставляется в пол, после чего глядит на Скалу, и мне хочется закрыть свои уши.

— Это кровь Босса.

Я вылетаю на улицу. Нельзя больше ждать. Как только я завожу мотор, в машину запрыгивают Стефано и Скала.

— В больницу, сейчас же! — кричит телохранитель с заднего сиденья. Я гоню словно сумасшедшая. Виляю между машин, стоящих в пробке, не заботясь о ком-либо ещё. Я слышу, как другие водители кричат мне сбавить скорость. Но я не делаю этого. А еду так быстро, как только могу, чтобы быстрее добраться до отца. Я не знаю, насколько плохи дела, но скорее всего все весьма печально, раз он в больнице, а не у наших врачей.

Мы останавливаемся в зоне экстренной помощи, и я выпрыгиваю из машины практически на ходу. Заходя внутрь, я вижу некоторых людей отца, которые стоят в коридоре. Они видят меня и опускают головы. Я подхожу к медсестре и спрашиваю про папу. Она говорит мне, что он в операционной, и пробудет там, по крайней мере, ещё четыре часа. В него попало несколько пуль.

Я отхожу и падаю на сиденье, ничего не делая. Чувствую безысходность, потому что ни чем не могу помочь. Подняв взгляд, я вижу Скалу, идущего по коридору. Стефано разговаривает по телефону, спокойный и собранный, пока другие люди стоят схватившись за свои головы.

Я поворачиваюсь к ним и спрашиваю, как это произошло. Они начинают рассказывать мне об этом, но останавливаются, когда рядом со мной появляется Скала.

— Всё произошло очень быстро. Мы даже не поняли, как всё началось. Подъехав к клубу, мы вышли из машины, твой отец следом. Должно быть, там был снайпер на крыше. Мы стояли перед ним, но пули в нас не попали. Мы не могли понять, откуда стреляли. Люди Альберто стояли и улыбались, и ни у одного из них не было пистолета. Мы просто не знаем, откуда летели пули.

×