Главное — выжить (СИ), стр. 101

Ему повезло, что среди аграфов не оказалось псионов, поэтому, используя ментальные техники, он избавился от пятерых, остался только лидер. Настиг он его в каком-то тупике, где ранее скрылся телариец. Несмотря на всю свою маскировку аграф почувствовал его, развернулся и Одака обдало жаром. С таким эффектом он уже однажды встречался — неведомый враг. Сбросив свою маскировку, он перешел в боевой транс, а в руке у него появился неизменный узкий клинок. Он был уверен, что только ближний бой может принести ему победу.

— Сполот, — с ненавистью прорычал «аграф».

В следующее мгновение в тупике закружился танец смерти. Враг обладал какой-то непонятной псионной техникой, защищаться от которой было очень трудно, хотя и сам пропускал удары сполота. Напряжение псионных полей возрастало, на дорожном покрытии появились капли крови. Из тупика почти два десятка крыс бросились наутек, за углом завизжала какая-то женщина, увидевшая их, а потом раздался звук падающего тела. Все это промелькнуло у Одака на краю сознания, а он понял, что, если не предпримет чего-либо, то проиграет схватку — он уступал противнику, немного, но уступал. Не раздумывая, он пропускает удар, лишь немного подправив его с помощью пси, поэтому лезвие прошло мимо сердца, схватил свободной рукой руку врага, и молниеносным движением ударил своим клинком в горло, чувствуя как тот пробивает шейный позвонок. Увидел удивление в глазах аграфа, а потом тот упал на землю, оставив свой клинок в теле сполота. Одак выдернул его, поскольку почувствовал онемение, исходившее от раны. А потом как будто кто-то дернул его руку, держащую оружие врага, и он рассек перед собой воздух, вложив в удар остатки энергии. Ноги его подкосились и он рухнул на землю.

* * *

Государство Калдари.

Столица.

Район космопорта.

Я немного пришел в себя только в доме на «той стороне». Камуфляж перевел в режим полной маскировки и медленно направился в сторону космопорта и орбитальных лифтов. Отсутствие ощущаемой опасности мне очень не нравилось, так как я был уверен, что погоня уже должна быть, тем более, что некое мелькание опасности периодически проявлялось. Подойдя к космопорту постарался слиться с окружающей средой.

— Что у тебя, Квирт, — услышал я веселый мужской голос.

— Да как обычно, Тод, — ответил водитель большого грузового гравилета, — Открывай давай ворота, вот держи путевой лист.

— Ты знаешь правила, — возразил первый голос, — открывай проверочное окно.

Я увидел, как в задней части грузовика открылось окно где-то полметра в ширину и немного больше в высоту, куда залетел небольшой дроид. Менее чем через минуту тот вылетел и подлетел к проверяющему. Идея пришла внезапно. И откуда взялись силы — я одним рывком допрыгнул до грузовика и влетел в еще открытую дверь.

— Проезжай, — сказал проверяющий.

— Я же тебе говорил, что у меня все в порядке. А ты все «я главный, я главный» — голосом своего собеседника передразнил водитель.

И только после этого окно закрылось.

* * *

Покинуть грузовик оказалось проще простого — грузчики, как и везде, не спешили приниматься за разгрузку, хотя таскать им самим не приходилось. За те пять минут, когда машина стояла с открытой дверью можно было вывести целый взвод. Попал я на грузовой терминал, где стояло два десятка различных кораблей. Я ходил и прислушивался к разговорам, пытаясь понять, кто отправляется в рейс в ближайшее время.

— Ты сейчас куда?, — услышал негромкий мужской голос.

— Да опять к этим торгашам, будь оно неладно, — ответили тому.

— Понятно, опять без халтуры останешься.

— Ага, разве что в трюм какой-нибудь корабль упакую, — и говоривший невесело рассмеялся.

Я еще некоторое время слушал разговор, очень надеясь, что корабль полетит именно на торговую площадку космических кораблей. Повезло! Дальше дело техники — отвлек собеседников броском какого-то сломанного тестера, а сам в то время, когда они посмотрели на шум, пробрался на корабль. Это не военный корабль, где много различных датчиков и сканеров, поэтому незамеченным я прилетел на станцию «Полет». Лионэль сказала, что завтра прилетает дядя, поэтому вместо отдыха занялся покупкой понравившегося разведчика и продажей своего корабля. Успел очень быстро, тем более, что я сознательно занизил стоимость «Рокота» на пятнадцать процентов и купил его у меня какой-то перекупщик.

* * *

Я открыл глаза, проверил себя — наконец-то отдохнул. Сколько я там провалялся?

— Почти двое суток, — ехидно ответила мне Селена.

— Зато отдохнул. Что там произошло за это время?

— А ты что, ничего не помнишь?

— Да помню только, что в туалет несколько раз ходил.

— Приехал дядя нашей аграфской принцессы, привез искины. Их уже остановили и все ждут тебя, чтобы передать управляющие коды.

— Как сам дядя?

— Как ни странно, но ко всем относится очень доброжелательно, поблагодарил, что спасли ее племянницу. Даже не верится, что он аграф.

— Ладно, пойду брать командование на себя.

Аграфки в кают-компании разговаривали со статным аграфом, на лице которого не было ни капли спеси и презрения. Поздоровались, познакомились, он передал мне управляющие коды со словами «Лионэль сказала, что ты ее муж и должен всем распоряжаться. Не стала активировать искин». Искину дал имя Марс. Пошел приготовить себе куафе, а по дороге достал последний кристалл Древних с бухгалтерской отчетностью. И в это момент что-то всколыхнулось у меня внутри, и наружу вылезла моя созидательная часть. Я сжал кристалл в руках почувствовал, как моя энергия, точнее астральное тело, обволакивает его, а в конце пошла информация. Медленно, так как я так и не научился еще нормально пользоваться этим. Осознав что же на самом деле держу в руках, я расхохотался. А в следующий миг кристалл, лежащий у меня на руке и который я рассматривал, взорвался. И только сейчас со стороны дяди аграфа полыхнуло сильнейшей опасностью.

Я отпрыгнул назад, а в полете ярость, можно сказать, пинком выпихнула доброту. Выхватив в полете клинок, я еле успел отбить атаку аграфа. Быстрый размен ударами и мое плечо окрасилось кровью. Краем сознания замечаю, что Мелинэль правильно оценила обстановку и, схватив принцессу за талию, отпрыгивает в сторону выхода. Полностью перехожу в боевую трансформацию и опускаюсь в верхний слой предвидения. И даже в этом случае я уступаю своему врагу. А еще у меня в голове бьется мысль: «Только не смотреть ему в глаза, я еще не готов. Только не…» А еще его клинок — сталкрит ему ничего не может сделать — они одного уровня. Вижу, как в помещение врываются дети, понимаю, что ни находятся в слиянии. Они воины и им не важно насколько силен враг, если это враг, то его надо уничтожить. Они действуют слитно, но аграф успевает отбивать не только их атаки, но мои. У сына в руках сталкритовый клинок, а дочь орудует двумя абордажными ножами, но под завязку запитанными астралом, поэтому и могут противостоять оружию врага. Понимаю, что в этом состоянии я могу подключиться к их слиянию, и аккуратно касаюсь их связи, которую вижу наяву. Но мои опасения напрасны — наставники их научили этому прекрасно, и вот мы уже втроем действуем как единый организм. Каким-то образом передаю им информацию, чтобы ни в коем случае не смотрели в глаза. Удивительно, но даже в этом случае он сражается с нами на равных. Я понимаю, что дети не могу долго поддерживать такой темп боя, значит, надо придумать что-то нестандартное.

Ксин юлой бросается в ноги аграфа, стараясь хоть как-то его задеть, но получает мощный удар ногой и улетает к стене. Когда аграф находился на одной ноге мы с Ченом одновременно начинаем атаку. Клинок сына намного опасней, так как запитан астралом, поэтому оружие аграфа встречается с ним. Но ушастый делает плавный финт рукой и клинок сына проходит над его плечом, не причиняя никакого вреда, но и сам не может задеть Чена, поэтому бьет того в плечо кулаком, сжимающим свой клинок. Одновременно с этим он поворачивается ко мне пытаясь поймать мой взгляд, но я свободной рукой предусмотрительно закрываю себе глаза. Интуитивно концентрирую в районе груди астральный щит и стараюсь немного повернуться боком, а свою руку с оружием доворачиваю в сторону. Чудовищный удар по мне совпадает с ранением аграфа. Меня раскручивает и я выставляю руку с клинком, делая круговой удар, стараясь, чтобы он проходил не в одной плоскости. Аграф уходит, но я знаю, что сын, теряя сознание, с разворота бросает свое оружие в аграфа. Я как оно летит, теряя по пути астральную энергию и входит в плечо противника. Он на доли мгновения теряет концентрацию и я понимаю, что не от самого ранения, а от астральной напитки, но мне этого достаточно и я вонзаю свой клинок в его сердце. Уничтожили, сейчас всем в медкапсулу. Но тут над телом аграфа поднимается некая энергетическая субстанция и бросается на меня. Ни ментальные техники, ни астральный клинок, получившийся у меня впервые, никакого воздействия на него не оказывают.

×