Голубой Лабиринт (ЛП), стр. 88

- Естественно. И все же, весьма любопытно.

- Интересно, Констанс, к чему ведет этот допрос?

Констанс лукаво улыбнулась. - Ты избавился от активов одного серийного убийцы – Иезекии, – оставив активы еще одного: Эноха Ленга. Разве нет?

Возникла пауза, пока Пендергаст обдумывал сказанное. - Я предпочитаю лицемерие нищете.

- Если вдуматься, то в этом есть логическое обоснование. Ленг заработал свой капитал не на убийствах. Он нажил его, спекулируя на железных дорогах, нефти и драгоценных металлах.

Пендергаст приподнял брови. - Я этого не знаю.

- Вы до сих пор еще многого о нем не знаете.

Они ехали в тишине, под урчание двигателя. Пендергаст помедлил, а затем повернулся к ней, заговорив с некоторой долей неловкости. - Я не уверен, что должным образом поблагодарил тебя – или доктора Грин – за спасение моей жизни. И за такой чудовищный риск…

Она прервала его, приложив палец к его губам. - Пожалуйста. Ты знаешь, как я к тебе отношусь. Не смущай меня, заставляя повторяться.

На мгновение показалось, что Пендергаст на грани какого-то признания. Но в итоге он только добавил: - Я выполню твою просьбу.

Под ворчание двигателя он вывел автомобиль на дорогу из белого гравия. Большой особняк медленно исчезал позади них за линией горизонта.

- Это прекрасная машина, но не особо комфортная, - сказала Констанс, осматривая салон. - Мы поедем на ней до Нового Орлеана, или до самого Нью-Йорка?

- Может, оставим принятие этого решения за машиной? - и, проезжая по теневой дорожке, связывающей изящные дубы с главной дорогой, Пендергаст вдавил педаль газа в пол, и рев двигателя разнесся по протокам и сонным мангровым болотам прихода Сент-Чарльз.

×