Тейнквил (ЛП), стр. 86

Потом из оврага появился покрытый грязью корень, напоминая щупальце морского левиафана, и обвилось вокруг ноги висящего существа, крепко сжимаясь. Фигура в черном плаще крутанулась и стала бороться, чтобы ослабить этот захват. Через мгновение напавший на Пена упал в пропасть, вниз, в черноту. Когда послышался звук от удара при падении, корни Матери Тейнквила зашевелились, со скрежетом скользя друг по другу. Пен услышал звуки разрываемой плоти, ломания костей и бьющей фонтаном из оторванных конечностей крови.

Из глубин оврага раздался последний вопль.

А затем наступила тишина.

ГЛАВА 30

Пен сидел, повернувшись к оврагу, с трудом переводя дыхание и думая, что сердце не выдержит. Он уставился в пустоту, отчасти ожидая, что существо в капюшоне появится вновь, несмотря на то, что понимал - оно мертво и никогда не вернется назад. Ошеломленный внезапностью смерти той твари, не совсем уверенный, что может доверять увиденному, но просто ждал.

Когда он поднял глаза, то увидел Хайбер. Она стояла на другой стороне оврага в напряженной позе с вытянутыми руками. Положение ее тела и шок, отражавшийся на ее лице, указывали на ее роль в том, что случилось. Именно ее друидская магия отбросила его в сторону. Она воспользовалась ею так же, как сделала это несколько недель назад на борту "Скользящего", когда снесла их преследователя с палубы воздушного корабля в воды Лазарина. В обоих случаях она спасла ему жизнь.

Он с недоумением и благодарностью смотрел на нее, затем поднял руку и помахал. Она выпрямилась и помахала в ответ. Они еще какое-то время оставались на своих местах, глядя друг на друга через овраг, и не только через этот овраг, но и через все перенесенные ими тяготы и смертельные схватки, в которых они все-таки выжили. Внезапно он почувствовал себя ближе к ней, настолько, что ему захотелось позвать ее и рассказать об этом. Но между ними была завеса темноты, а ночь, казалось, была готова украсть его слова, поэтому он промолчал.

Она еще раз помахала ему, указала в сторону руин и направилась в темноту.

Он посмотрел ей вслед, затем собрался с силами, поднялся и подошел к краю обрыва. Ему не хотелось смотреть вниз, но все-таки он это сделал. Он всматривался в черноту, говоря себе, что все нормально, что ему больше нечего бояться, что тварь, которая столько времени преследовала его, действительно мертва. Довольно долго он оставался там, ожидая, когда осядут тревожные воспоминания и эмоции, чтобы забыть о них и найти внутри свободное место покоя.

Когда он пришел в себя, то медленно выдохнул и отвернулся. Он гадал, обрела ли покой Синнаминсон от всего произошедшего, погрузившись в сон в руках Матери Тейнквил. Он надеялся, что так оно и было.

Он снова пошел по краю оврага, осторожно ступая в ночной темноте; над его головой проплывали облака, через разрывы которых проглядывала серебряная россыпь звезд на небосводе. Он не имел никакого представления, сколько сейчас было времени. Он оглядел горизонт в поисках луны, надеясь по ней определить который сейчас час, но не смог ее обнаружить. Он никак не мог вспомнить, росла ли луна или была на ущербе, было ли сейчас полнолуние или новолуние. Он устал, понял он. Слишком устал, чтобы думать.

Его мысли рассеялись и он вдруг осознал, что думает о том, знали ли эриады, что Хайбер находилась на той стороне оврага и была готова действовать, чтобы его спасти. Интересно, не участвовала ли в этом и Синнаминсон, и если да, то, будучи связанной с тейнквилом, не попросила ли она тоже ему помочь. Потом ему пришло в голову, что для того, чтобы существо в черном плаще перебралось на остров и начало на него охотиться, вначале тейнквил должен был разрешить ему пройти по мосту, таким образом приглашая к собственной гибели.

Он посмотрел на темный жезл. Отдав свою ветку в обмен на его пальцы и Синнаминсон, не стало ли это дерево связано с ним так, как он еще полностью не понимал? Было очевидно, что он находился в безопасности по крайней мере до тех пор, пока не пересечет мост. Не было никакой случайности в том, что он был спасен этой ночью. Хайбер не случайно нашла его. Эриады не повели бы его к краю оврага, не зная, что там ждет Мать Тейнквил.

Насколько далеко распространялась защита этого дерева?

Он остановился и обернулся в темноту островного леса. Он хотел знать гораздо больше того, что знал. Он хотел вернуться к дереву и узнать ответы на свои вопросы. Однако в этом не было смысла. Его дорога лежала впереди, на той стороне оврага, в мир друидов и Паранора.

И еще дальше, в мир Запрета.

Он снова уверенной походкой тронулся в путь. Мост уже был недалеко. Он заметил вдалеке свет от костров в руинах Страйдгейта. Там его ждали Кермадек и его тролли. Вернется Хайбер. Ему вдруг очень сильно захотелось увидеть их всех. Он устал от одиночества. Ему нужна компания; он нуждался в утешении от вида их числа.

Он протиснулся через заросли молодняка, растущего прямо у опор моста и резко остановился.

Три огромных военных корабля висели на якорях над руинами, их массивные черные корпуса тускло отражали свет от костров, горящих повсюду в цветущих садах Страйдгейта. Тени, отбрасываемые пламенем, танцевали на травяном ковре и увитых лианами стенах, как рой мерцающих черных мотыльков. Кермадек и его горные тролли сидели безоружные и окруженные гномами-охотниками, опустив свои бесстрастные лица и обнимая огромными руками колени, отвернувшись от своих захватчиков.

Прямо напротив Пена, на дальней стороне моста, стояла одинокая фигура в черном плаще с капюшоном. При его появлении, эта фигура повернулась лицом к нему.

Пен почувствовал, как упало его сердце, и его эйфория испарилась.

Друиды снова нашли их.

(2004)

×