Везунчик. Проводник (СИ), стр. 1

Бубела Олег Николаевич

Везунчик 3. Проводник

ВЕЗУНЧИК

Книга третья: Проводник

Нечто вроде эпиграфа:

В твоей жизни началась полоса невезения?

Не переживай! Когда-нибудь она обязательно закончится.

Ты же не бессмертный.

Глава 1. Начало новой жизни

Обратная дорога в заброшенную деревеньку ничем особо не запомнилась. Не желая усложнять себе жизнь, мы передвигались вдали от опасной территории, а посему проблем с агрессивно настроенной флорой и фауной не имели. Люди тоже не доставляли неприятностей. Встреченные по дороге редкие путники с опаской оглядывали нашу компанию и старались как можно быстрее скрыться с глаз долой, а поселки, помня нездоровую реакцию местных жителей, мы сами огибали по широкой дуге.

Но не все. В один я рискнул наведаться и не прогадал, за какой-то десяток серебрушек получив несколько мешков провианта - различные крупы, муку, специи, свежие овощи, сушеные ягоды, орехи, среди прочего горшочек меда для сладкоежки Лисенка... В общем, я с трудом дотащил все это до нелюдей, дожидавшихся моего возвращения под сенью фруктовой рощицы, зато вопрос пропитания двуногих членов нашего большого семейства был снят с повестки дня минимум на месяц. Во всяком случае, во мне теплилась надежда, что дичи в окрестных лесах хватит, чтобы прокормить Мурку и пару подрастающих четверолапых проглотов.

Скорость нашего передвижения, и доселе не особо высокая, после закупки съестного упала до минимума, так что знакомые покосившиеся домишки с обветшалыми крышами мы увидели лишь на пятые сутки пути. С облегчением сбросив с плеч поклажу, мы бегло осмотрели деревню, убедились в отсутствии незваных гостей и предались заслуженному отдыху, развалившись кто где. Правда, долго разлеживаться нам не позволила хозяйственная Вика. Подняла начальственным рыком (а кое-кого ласковым пинком в мягкое место) и заставила включиться в процесс облагораживания жилья, затянувшийся до позднего вечера.

Я бы не сказал, что в результате наш дом превратился в обитель чистоты и порядка, однако некое подобие уюта в нем появилось. Первым смыв в ручье трудовой пот, я приготовил сытный ужин, а Дар, пробежавшись по округе, собрал шикарный гербарий, из которого на скорую руку сварганил душистый зеленый напиток. Этим травяным настоем мы и отметили начало нашей новой жизни, поскольку мысль запастись чем-нибудь алкогольным по странному стечению обстоятельств никому в голову не пришла. Вот уж не подозревал, что Вика с Ушастиком такие трезвенники!

Мы еще немного посидели, обсуждая бытовые мелочи и подспудно наслаждаясь ощущением покоя и умиротворения, непонятно отчего снизошедшим на нас, а потом я заметил, что налопавшаяся до отвала Лисенок начала клевать носом, и решил завершить семейную трапезу. Собрав и перемыв посуду, мы отправили рыжую спать, пожелали сладких снов Дару, который изъявил желание немного похимичить, и удалились к себе в комнату, где предались плотским утехам. Толстая перина и новые простыни оказалась выше всяческих похвал, без потерь пережив дикие скачки. Вдоволь насладившись друг другом, мы моментально отрубились.

На рассвете нас разбудил Дар. Ничуть не смущенный прелестями сонной Вики, которые та даже не попыталась скрыть от чужих глаз, он протянул мне кружку и приказал:

- Пей!

Заглянув в нее, я обнаружил густое киселеобразное варево цвета детской неожиданности, источавшее насыщенный аромат старых портянок, и поинтересовался:

- Что это?

- Отвар, который поможет повысить эластичность твоих связок и сухожилий, - пояснил Ушастик.

Задержав дыхание, я отхлебнул немного на пробу и тотчас об этом пожалел. Вкус варева был под стать цвету и запаху. С огромным трудом заставив себя сделать глоток, я скривился:

- Фу-у, ну и гадость! Что ты туда намешал?

Дар ухмыльнулся:

- Поверь, лучше тебе не знать. Пей, давай!

Оценив количество оставшейся отравы, я обреченно вздохнул, собрался с духом и залпом переправил ее в желудок. Тот вполне ожидаемо возмутился, но я покрепче стиснул зубы и постарался подавить рвотные позывы. Борьба с природным инстинктом была нелегкой, но в итоге разум и воля одержали победу по очкам. Окончательно убедив себя в том, что даже если открыть рот, зелье останется внутри, я осторожно выдохнул и спросил:

- Что дальше?

- Ждем, когда подействует, - ответил эльф и удалился, забрав пустую тару.

- Как скажешь, шеф, - пробормотал я ему вслед и поморщился.

Судя по всему, мерзкий гнилостный привкус надолго прописался на моем языке. Мелькнула мысль сходить за водой и попытаться его смыть, но тут же подала голос моя лень. Искусно притворившись здравым смыслом, она заявила, что концентрация сваренного Даром пойла наверняка имеет немаловажное значение, поэтому от экспериментов лучше воздержаться. Аргумент показался мне весомым. Выбросив из головы все постороннее, я вернулся под бочок к любимой супруге и вознамерился покемарить еще пару часиков. Но не тут-то было!

Не успел я снова задремать, как почувствовал разливающееся внутри тепло. Алхимическая дрянь, вступив во взаимодействие с желудочным соком, начала активную работу по перестройке организма. Сонную одурь как рукой сняло. Я сосредоточился на ощущениях, даже не пытаясь гадать, какие конкретно реакции происходят у меня в брюхе. Во-первых, общего курса химии для более-менее жизнеспособных версий было явно недостаточно, а во-вторых, как говорится, меньше знаешь - крепче спишь. Ведь может статься, что зелье Ушастика сейчас мне всю микрофлору кишечника изничтожает на корню. Хотя, тот факт, что 'портяночный' настой не просился наружу, можно считать добрым знаком.

Тепло, усиливаясь с каждой минутой, волнами растекалось по телу, доходя до кончиков пальцев, и приносило с собой сладкое чувство неги. Но так продолжалось недолго. Вскоре от приятных ощущений не осталось и следа, а мое состояние стало напоминать самую настоящую гриппозную лихорадку. В желудке заполыхал пожар, мышцы сделались ватными, дыхание участилось, а сердце принялось колотиться, как ненормальное. Голова, тяжелая из-за резко подскочившей температуры, каким-то невероятным образом сумела родить полезную идею: нужно сходить и уточнить у Дара, правильно ли мое тело реагирует на отвар. А то мало ли - сырье попалось некачественное, в рецепт закралась ошибка или мой иномирный организм слабо сочетается с местной алхимией. Так ведь и копыта отбросить недолго!

Вытерев со лба испарину, я поднялся с кровати, ухитрившись не потревожить тихо посапывающую орчанку. Меня ощутимо повело, словно после ста грамм без закуски. Видимо, температура достигла градусов сорока, если не больше. Пошатнувшись, я с трудом восстановил равновесие и понял, что надо поспешить. Чувствуя себя матросом на корабле во время качки, я кое-как натянул штаны и в сопровождении изрядно обеспокоенной моим состоянием Мурки поплелся на кухню, где хозяйничал Ушастик.

Зайдя в просторную комнату, наполненную разнообразными, большей частью отвратительными ароматами, я увидел стоявшего у печки учителя и произнес, с трудом выдавливая слова из пересохшего рта:

- Дар, что-то после твоего зелья я странно себя чувствую.

- Жар, головокружение, боли в суставах? - уточнил Ушастик, не отрываясь от увлекательного процесса помешивания какого-то малоаппетитного варева в котелке. - Не переживай, это нормально!

- Серьезно? - чтобы не упасть, мне пришлось ухватиться за косяк. - И как долго это продлится?

- Осталось совсем чуть-чуть. Потерпи, пожалуйста!

Как маленькому ребенку, ей богу! Пару секунд я раздумывал, не обидеться ли, но потом мне резко и без предупреждения поплохело. Вернулась тошнота, потемнело в глазах, навалилась усталость. Сил хватило только на то, чтобы осторожно, по стеночке сползти на лавку. Сидячее положение принесло некоторое облегчение. Отдышавшись, я машинально почесал за ушком Мурку, примостившую голову мне на колени, и принялся наблюдать за работой эльфа.

×