Порочные насквозь (ЛП), стр. 2

Калеб не был готов сменить тему, но Хантер вдруг задергался. Что бы это ни было, для его сына это было чертовски важно.

- Валяй.

- Помнишь, как я приехал домой в конце мая, а затем вернулся сюда обратно в августе?

- Смутно, - пожал плечами Калеб.

- Ката была на десятой неделе беременности и потеряла ребенка.

Воздух покинул легкие Калеба, и он наклонился вперед, уставившись на сына. Затем он нахмурился.

Хантер поднял руки.

- Перед тем, как ты скажешь это, я знаю. Но Ката хотела сказать мне первому, лично, и у меня не получилось уйти. Я ничего не знал, пока она не позвонила из больницы. Она не хотела, чтобы кто-то, кроме ее матери, знал. Это же Ката. Ты же в курсе, она не хочет, чтобы ее жалели.

- Вот дерьмо. Мне очень жаль, сынок. - Он осторожно похлопал Хантера по плечу, жалея, что не знает, как помочь. Ката была независимой, и его сын научился это уважать - так что он должен был сделать то же самое.

- Не буду врать – это были тяжелые три месяца. У меня была смешанная реакция на все, но это заставило меня взглянуть в лицо некоторым вещам, которых я избегал. - Хантер тяжело вздохнул. – Я не могу вечно мотаться по спецназначениям.

- Уверен, после тридцати это та еще работенка.

- Аминь. Сейчас Ката хочет детей. Я планировал подождать, пока не уйду из военно-морского флота. Я не хотел...

Хантер выглядел так, словно подбирает тактичные слова, и Калеб спас его от этого.

- Того, что было у меня и твоей матери?

- Да. Она пыталась вырастить троих детей, пока тебя не было. Она была одна, в ярости и депрессии. Я знаю, что другие женщины справляются с этим, но не хочу рисковать, заставляя Кату проходить через подобное, так как боюсь, что это может сделать ее несчастной. И когда мама ушла, потому что не могла больше это терпеть, я чертовски на нее злился.

Сын озвучил некоторые проблемы, но у него и Аманды было еще множество других. Он был властным. Защита была его способом показать любовь. Ну, защита и секс. Аманда хотела кого-то более очаровательного и менее грубого. Он не знал, что делать с ее слезами и тирадами о том, что жизнь сложилась не так, как ожидалось, поэтому он закрылся.

Калеб провел рукой по волосам, остриженным коротко, по-военному. Вероятно, теперь уже больше седым, чем золотистым, как в былые дни. Не должна ли была с этим дерьмом приходить и мудрость? Впервые в жизни он не знал, что сказать своему сыну.

- Как я понимаю, ты пришел к какому-то выводу? - вместо этого спросил он Хантера.

Сын выглядел задумчивым.

- Джек и Дик предложили мне работу. Хорошие деньги, медицинское страхование, гораздо меньший риск умереть где-нибудь в гадюшнике страны третьего мира.

- Но ты любишь свою работу.

- Да, но все знают – одна травма, и я покину команду навсегда. Мне два раза стреляли в плечо. – Он покрутил рукой. – Оно немеет. Я боюсь... что, если его сведет во время миссии? Что, если, держась за эту часть моей жизни, я подвергаю опасности товарища по команде? Я беспокоюсь об этом, но... - Хантер повертел в руках телефон, вероятно, чтобы не встречаться с отцом глазами.

Яблоко от яблони. Умение общаться - важно, но оба они были гораздо лучше, разбираясь с проблемами других. Свои они, как правило, хоронили.

- Недостаточно, чтобы все бросить?

- Не-а. Я просто больше выкладываюсь. А потом вспоминаю те шесть месяцев, которые я думал, что я и Ката были разведены. – Хантер с дрожью выдохнул. – Это убивало меня, черт возьми, я не смогу пройти через это снова. Она хочет детей. Она хочет мужа, который будет дома. Она хочет нормальной жизни.

- И ты думаешь, что пришло время повзрослеть и взять на себя обязанности?

Хантер посмотрел на него своими синими глазами.

- Да. И на самом деле, я обнаружил, что с нетерпением жду этого.

- Ты чертовски умнее меня. Я не уяснил все это дерьмо, пока мне не стукнуло сорок.

Сын фыркнул.

- Конечно, я умнее. Это дар.

Брак хорошо повлиял на Хантера. Он все еще был чертовски скрытным, и Калеб знал, что в значительной степени это было из-за него. Но он обнаружил, что теперь может смеяться, говорить о своих чувствах и поклоняться земле, по которой ходит Ката.

В некотором смысле, Калеб ему немного завидовал.

- Я совру, если скажу, что не готов к еще нескольким внукам. Два здоровых парня, а какой толк? У Джека нет детей. Ваша малышка-сестра превзошла вас по части потомства.

- Вот тут-то мне и нужна услуга. - Хантер сделал глубокий вдох. – Я наскреб кое-какие сбережения и, получив бонус от подписания контракта, смог купить нам дом. Хочу сделать сюрприз Кате на Рождество.

- Это здорово, сынок. Но ты не думаешь, что она тебе яйца оторвет за то, что ты купил дом без ее ведома?

Хантер рассмеялся.

- Да, моя жена часто мне этим угрожает. Я просто напомню ей, что, если она хочет детей, тогда моим яйцам и ножницам не стоит находиться в одном предложении… или одной комнате. К счастью, она видела этот дом, и ей понравились соседи. Но над ним нужно поработать. Он старый и долго пустовал. Особенно это видно по кухне. Я отложил еще пару кусков на перепланировку… но мне нужно вернуться на базу через два дня.

И у него нет времени возиться с ремонтом в последние недели до Рождества.

- И ты хочешь без зазрения совести воспользоваться мной, чтобы я сделал ремонт? – подразнил Калеб.

- Именно. Я уже сам поменял замки, так как в нем частенько селились бомжи. И купил новый ковер для спальни, заказал деревянные полы для прихожей, кухни и большой комнаты и плитку для ванных комнат. Их должны доставить к завтрашнему дню. На счете, связанном с этой картой, есть еще десять тысяч. Я скину тебе PIN-код смс-кой. Что бы ты ни сделал с этими деньгами за четыре недели… Я буду чрезвычайно тебе благодарен.

- Ты - счастливый сукин сын, тебе повезло, что я ушел в отставку и не против поработать над улучшением твоего дома, - улыбнулся Калеб.

Правда же заключалась в том, что было бы неплохо занять голову чем-то, кроме мыслей о Шарлотте под ним, разводящей свои прекрасные, округлые бедра, чтобы он мог видеть ее киску. Потрогать ее. Попробовать. Он не сомневался, что у нее никого не было с самого развода, и был готов сыграть на ее желании, вызванном воздержанием, если придется. Но сначала он бы предпочел обнять ее, укрепить доверие между ними, заставив ее чувствовать себя комфортно и счастливо. А затем он заставит ее выкрикивать его имя.

- Даже знать не желаю, о чем ты думаешь, - Хантер притворился, что вздрагивает, а затем бросил ему ключи.

Калеб поймал их одной рукой и дал сыну подзатыльник другой.

- Болван. Я помогу тебе с одним условием.

- Валяй.

- Не говори с Катой насчет ее матери. Я думаю, что... У меня есть идея.

* * *

- Можно тебя на минуту, Шарлотта?

При звуке голоса Калеба Эджингтона позади нее – как он смог подобраться так бесшумно? – она вздрогнула. В животе взвились бабочки, которых она не ощущала с самой юности, и ей не нравилось, какой женственной он заставлял ее себя чувствовать. Его голос всегда был низким и наполненным желанием. Он плохо скрывал свои чувства. Хотя, она не думала, что он вообще пытался.

Несмотря на то, что она боролась с пневмонией два года назад, она никогда не забывала, как проходило ее выздоровление. Хантер и Ката, поженившись, забрали ее из дома бывшего мужа, который плевать на нее хотел, и привезли к Калебу выздоравливать. Он повсюду носил ее на руках, просто сгребая в объятия, чтобы отнести в спальню наверх, а потом вниз на кухню, чтобы поесть. Она не была хрупкой женщиной, так как же этому мужчине удавалось обращаться с ней так, словно она ничего не весила?

Калеб прочистил горло, вырывая ее из мыслей и возвращая обратно в реальность. Она оглянулась через плечо. Хотя он молчал, но взгляд его голубых глаз на покрытом шрамами лице почти заставил ее сдаться. Шарлотта прерывисто вздохнула. Правда заключалась в том, что она в долгу у него за его грубоватую заботу во время ее выздоровления. Да, она делала для него выпечку и подарила ему некоторое преимущество перед остальными, но она нарочно оставила все на крыльце, когда его не было дома.

×