Гавань измены (ЛП), стр. 78

Джек прошелся пару раз к грот-мачте и обратно, громко скомандовал сблизиться с баркасом, а затем с обычной жизнерадостностью произнес:

— Вы абсолютно правы: следует побыстрее плыть к Гибралтару. И раз уж дождь прекратился, а сражение окончено, можно позволить бедной миссис Филдинг выйти из трюма.

Они отошли от гакаборта, где вели политические разговоры вполголоса, и Джек заговорил достаточно громко, чтобы это показалось неприличным в особой и весьма дружелюбной атмосфере, наступившей после минут крайнего напряжения, и Уильямсона вскричал:

— Я схожу за ней, сэр!

— Я точно знаю, где она, сэр, — перехватил инициативу Кэлэми, — позвольте мне за ней сходить?

Лаура вышла на палубу в тот момент, когда на «Сюрпризе» обстенили грот-марсель, а баркас зацепили отпорным крюком. Ей рассказали о судьбе «Поллукса», и она крайне огорчилась, надеясь, что капитан Обри не потерял на нем друзей. Она никого там не знала, хотя её муж, смущенно добавила миссис Филдинг, некоторое время служил под командованием бедного адмирала Харта.

Слова произносились правильные, но в действительности у них внутри гремел гром победы, хотя какое-то время выразить обуревавшие чувства не удавалось, потому что подъем баркаса сопровождается множеством громких приказов и свистом боцманской дудки.

Капитан и без того был куда разговорчивее, чем привычно или желательно в данных обстоятельствах, и даже когда баркас успешно подняли и закрепили на шлюпочных блоках, разговор продолжался, то и дело повторялось слово «обруч». К тому времени как миссис Филдинг поняла положение фрегата на уже далеком рифе, Джек увидел Моуэта, мнущегося, как будто хочет заговорить, за ним стоял явно раздраженный казначей, а за казначеем — мрачный Хани.

— Мистер Моуэт? — позвал Джек.

— Прошу прощения, сэр, — ответил Моуэт, — но мистер Адамс желает со всем уважением доложить, что его обручи так и не вернулись.

— Четыре связки по шиллингу и девять пенсов и две связки по полтора шиллинга, — ответил казначей, словно под присягой. — Одолжил бондарю для запасных бочонков, и их не вернул ни мистер... ни кто-либо еще.

— Он предлагает, — продолжил Моуэт, — обогнуть острова и забрать их, но это не минутное дело для ялика.

— За обручи отвечает казначей, — сказал мистер Адамс, словно обращаясь ко вселенной, а не к конкретному человеку. — Совет уже трижды за последний квартал проверял меня с пристрастием.

— Мистер Моуэт, — ответил Джек, — даже если бы эти обручи были сделаны из червонного золота, они все равно останутся на берегу до тех пор, пока мы не вернемся сюда снова. Нельзя терять ни минуты. Мистер Гилл, проложите курс на Гибралтар, если вам угодно, и давайте поставим все возможные паруса.

— Мои обручи... — протянул казначей.

— С вашими обручами все в порядке, мистер Адамс, — сказал Джек, — но они никак не сравнятся с шансом захватить этих двух засевших французов, если нам повезет с ветром. Да, Киллик, что там?

— Переборки в каюте леди вернулись на своё место, сэр, и я сварил кофе.

Для Джека никто не приводил каюту в порядок в столь краткий срок, и никто не варил кофе, но Джек не сетовал на удачу, а когда корабль покидал залив, несясь с попутным норд-норд-вестом, он произнес:

— Не хочу искушать судьбу, но с такой скоростью и ветром, заходящим так удачно к норду, возможно, мы достигнем Гибралтара во вторник утром — счастливый день, так что я засяду за официальный рапорт этим же вечером.

Если адмирал даст ему линейный корабль с младшим по выслуге капитаном — имена полудюжины из них пронеслись у него в голове — возможно, даже вероятно, захват двух французов снова вернет его на правильный путь, путь карьеры, хорошего назначения, сорокапушечного фрегата на североамериканской станции.

— Я должен действовать решительно и быстро, — сказал он сам к себе со счастливой улыбкой.

— И мне стоит написать, — заметила Лаура Филдинг, — написать Чарльзу и попросить его меня забрать. Я расскажу ему, как вы были добры, и он будет счастлив встретиться с вами: после того как мы с ним побудем немного вместе, он будет очень счастлив встретиться с вами.

— Я тоже должен написать письмо, — сказал сам себе Стивен. Не более восьми или, возможно, девяти человек знали о содержании приказов Джека, и если это не даст Рэю возможность захватить главаря этой шайки иуд, значит тот просто сам дьявол во плоти.

Понравилась книга? Поблагодарите переводчиков:

Яндекс Деньги

410011291967296

WebMoney

рубли – R142755149665

доллары – Z309821822002

евро – E103339877377

Группа переводчиков «Исторический роман»

Исторические книги, фильмы и сериалы

https://vk.com/translators_historicalnovel

×