Кратко о великом. Царствование Ивана Грозного (СИ), стр. 2

Во второй половине 1550-х гг. бояре-наместники и бояре-волостели, в массе своей, были от «городов и от волостей отставлены». Их власть перешла к «излюбленным старостам» и «излюбленным судьям», «выбранным всею землею». Место наместничьих тиунов и доводчиков (низшего чиновничества) заняли выборные целовальники и земские дьяки. Губных старост, исполняющих полицейские функции (русских шерифов), выбирали на всесословном уездном съезде из числа служилых людей (то есть лиц, умеющих хорошо владеть оружием). А их помощников, губных целовальников – выбирали посадские и крестьянские общины, «по выборам сошных людей», из своей среды. При губных старостах, для ведения следственных дел, находились губные дьяки, также избираемые «по выборам всех людей». Прихожане получили право выбирать своих священников и учить детей в приходских школах.

Искоренение наместничьего правления, ликвидация княжеских и боярских частных «государств в государстве» способствовало сложению общенационального рынка. Видный медиевист Б. Д. Греков, в своем исследовании «Очерки истории феодализма в России», писал о быстром развитии внутреннего рынка в Русском государстве времен Ивана IV. Схожего мнения придерживался и историк С. В. Бахрушин, который отмечал возникновение общероссийского рынка и быстрый рост железоделательного, суконного, кожевенного производств в эпоху Ивана Грозного. Литовский писатель 16 века Михалон Литвин с воодушевлением сообщал: «Так как московитяне воздерживаются от пьянства (!), то города их изобилуют прилежными в разных делах мастерами».

Владение вотчиной (частное земельное владение) теперь обязывало владельца к государственной службе, как и условное земельное держание (поместье). «Уложение о службе» 1556 года четко ставила землевладение в зависимость от государственной службы. «Велможы и всякие воини многыми землями завладали, службою оскудеша, – не против государева жалования и своих вотчин служба их.» Приравнивая вотчину к поместью, «Уложение» 1556 года наносило серьезный удар по привилегированному землевладению, которое являлось краеугольным камнем феодальной системы. Оно обеспечивало каждого воина земельным окладом по четким нормам. По всей стране писцы измерили земельные владения в общегосударственных имущественных единицах – «сохах». По результатам кадастровых работ был произведен передел, земельные излишки от крупных владельцев передавались мелким.

Одновременно принимались меры по снижению долгового бремени служилых людей. Они освобождались от уплаты процентов по долговым обязательствам, вводилась пятилетняя рассрочка по погашению долгов. Четко устанавливая зависимость землевладения от службы, реформа отворяла доступ в служилое сословие представителям низких сословных групп – «поповичей и простого всенародства», как выражался недовольный Курбский.

Царь строит новые пристани на Нарове и Белом море. Создает протяженные оборонительные линии на направлениях вражеских набегов (в т.ч. Большую засечную черту). Организует станичную и сторожевую службу с глубиной действия свыше 400 верст, что позволяет отнять у Дикого Поля десятки тысяч квадратных километров земли. Формирует постоянное стрелецкое войско.

Создание этого войска относится к 1550 году, когда «учинил у себя царь… выборных стрельцов и с пищалей 3000 человек». Стрельцы отличились уже при взятии Казани, где первыми двинулись на городские стены и ворвались в город. «И тако скоро взыдоша на стену великою силою, и поставиша ту щиты и бишася на стене день и нощь до взятья града.» Отличились стрельцы и при взятии Полоцка, где уничтожали вражеских пушкарей и штурмовали крепость. Стрельцы были русским ответом наемному войску, приводимому польскими и шведскими королями. В отличие от западных наемников, живших на деньги, выдаваемые правителями на войну, а еще больше от мародерства, стрельцы имели постоянное денежное жалование, а также коллективно получали землю.

Царь организует за счет казны выкуп русских пленных у татар, ставит десятки новых городов, в первую очередь, на границе Дикого Поля, но и в северо-восточных пределах, в Прикамье, на Урале. Ликвидирует казанскую угрозу. Наказывает знаменитого короля Густава Вазу за рейды его феодалов на русские земли – шведские войска разбиты на Неве и финской реке Кивинеби; в мирном русско-шведском договоре 1557 года имеется положение о свободе торговых сообщений Московской Руси с европейскими странами через шведские владения. И вообще во всех договорах с датчанами, англичанами, шведами, Иван Грозный непременно оговаривает право беспрепятственной торговли для русских купцов. С покорением Астраханского ханства было покончено с одним из крупнейших центров работорговли. (А в 1569 удалось уничтожить огромное турецкое войско, идущее к Астрахани.) Более того, русский контроль над Волгой означал закрытие пути, по которому на протяжении тысяч лет из центральной Азии в Европу шли кочевые орды. Для крестьянского освоения открываются новые территории на юге и юго-востоке с более плодородными почвами.

Немалую роль сыграл в этом и разгром нашествия крымско-татарских и турецких войск летом 1572 года – в судьбоносной битве при Молодях, в 70 верстах от Москвы. (Эта битва была не менее судьбоносной, чем Полтавское сражение. Но мы ухитрились ее забыть, потому что либеральные гуманитарии посчитали, что царь Иван IV и опричный воевода Д. Хворостинин не могут выступать в роли спасителей Отечества.) В правление царя Ивана русские выходят на Северный Кавказ, ставят крепости на Тереке, Сунже, Койсу-Сулаке. При Иване Грозном происходит разгром Сибирского ханства; с исчезновением этого государства было снято основное препятствие как для освоения Урала, так и для долгосрочного движения русских на восток, к Тихому океану. Иван Грозный, предвосхищая Петра Великого, добивается широкого выхода к Балтике. Но и усилия его врагов становятся более согласованными. Быстро формируется цепь фронтов; и уже во время первого наступления в Ливонии, зимой 1558 года, Русь получает удар с южного рубежа, от крымцев.

Тем не менее, если бы не исторически случайное перемирие 1559 года, которое заключил царь Иван с Ливонским орденом под влиянием Дании и боярской «Избранной Рады», война за Балтику могла бы завершиться быстрой победой Московской Руси. Царю удалось разгромить Ливонский Орден, лежащий на пути к Балтике, но к концу перемирия Русь столкнулась уже с рядом сильных западных государств, поделивших между собой прибалтийские земли.

Теперь в ряду противников ведущие военные державы того времени – Польша, Литва, Швеция, которых поддерживает Ганза, Германская империя, Римская курия; в союзе с Западом выступает Крымское ханство и ряд других кочевых орд, за которыми стоит Османская Империя. Население вражеской коалиции превосходило 5-6-миллионное население Московской Руси в несколько раз, несравнимо большими были денежные возможности западных противников по вербовке войска. (Если б численность стрельцов не была бы намного меньше числа наемников, нанятых вражескими государствами, то исход Ливонской войны оказался бы другим.) Русь расходует силы в борьбе на нескольких фронтах, и крупные вотчинники, с самого начала не желавшие воевать против ливонских баронов и польско-литовских панов, склоняются к саботажу, а затем и предательству.

Уже со второй половины 1550-х князья и бояре, обозленные оскудением вотчин (семейства вотчинников росли, а крестьяне согласно Судебнику могли покидать вотчины и искать себе новое место), отменой кормлений и обязательной службой (несущей все больший риск, так как началась Ливонская война), терявшие административный и судебный контроль над уездами и волостями, наращивали противодействие центральной власти.

Озлобление боярства и князей на царя усиливается дальнейшим ограничением их прав на наследование и преумножение вотчин. Указы 1562 и 1572 гг. запретят князьям продавать, покупать и менять вотчины. Вотчинные владения смогут переходить по наследству только к ближайшим потомкам собственника («дале внучат вотчин не отдавати роду»), а в случае отсутствия наследника мужского пола будут отходить в казну. Переход к ближнему родственнику по завещанию сможет происходить лишь с разрешения правительства, «посмотря по вотчине, по духовной и по службе». Вотчины, купленные у казны из фонда «порозжей» земли, можно будет передавать только сыновьям или в приданое дочерям. В случае бездетности они станут отходить в казну с некоторым возмещением родственникам.

×