Охваченные Восхищением (ЛП), стр. 44

Но я знала правду. Он не был злодеем. Он был кем угодно, но только не злодеем. Он был разбит, с несчетным количеством шрамов, может быть, даже больше, чем у меня. Больше, чем я могла себе представить. Я могла это утверждать по тому, как он вел себя по отношению ко мне. Он заботился обо мне. И теперь настала моя очередь позаботиться о нем.

– Не делай этого, Коул. Уйди сейчас, пока не стало слишком поздно, – взмолилась я, когда его член поднялся между его ног, большой и твердый. Моя киска сжалась.

– Уже слишком поздно. – Он снял через голову рубашку, открывая твердые мышцы туловища.

Татуировки на руках выпячивались из-за его движений. Он подошел и потянул мои шорты вниз.

– Разве ты не видишь это? Стало слишком поздно с того момента, когда я впервые на тебя взглянул. – Он бросил их на пол и схватил подол моей рубашки, переводя взгляд то на нее, то на пристегнутую наручниками руку, прежде чем разорвать рубашку пополам. То же самое он сделал с моим спортивным бюстгальтером. – Мне крышка. – Он прошелся своими пальцами вверх от живота до моей груди, обхватив ее ладонью.

Я подавила стон, который угрожал сорваться с моих губ.

– Ты стояла на коленях перед этим тупым мудаком Виктором, и посмотрела на меня. Я думал, ты будешь выглядеть уязвимой, покорно смирившейся со своим местом у ног этого человека, который собирался трахнуть тебя. – Он крутил пальцем вокруг одного соска, который мгновенно покрылся пупырышками. – Но все было не так. Ты была далеко от этого. Эта искра в глазах. Эти флюиды. Это, блядь, разорвало меня на части. Вывернуло наизнанку и перевоплотило меня. Это сделало меня хищником, отчаянно желавшим только тебя. – Он наклонился и подул горячим дыханием напротив моего пика. – Это была искра, которую я ждал всю свою жизнь. Только взглянув на тебя..., я это понял. Я знал, что ты была той самой. – Он всосал сосок в рот.

– О Боже, Коул. Да! – Я застонала, закрыв глаза от сладкого удовольствия. Его слова проникли под мою кожу. Мог ли он действительно это чувствовать ко мне все это время?

– Я стал одержим тобой. – Он скользил губами вниз по моему телу. – В тот же вечер, когда ты отвергла меня, я порвал с Элейн. Мне надоело жить во лжи, но от того, как сильно я хотел тебя, мне было мучительно больно. Настолько чертовски горько. – Он прикусил чувствительную плоть на моей лобковой кости.

– Черт, Коул. – Я прикоснулась свободной рукой к его голове.

– Но я не знал, как бороться с этим. – Он раздвинул мои ноги. – Я не знал, как с этим справиться. Моя жизнь пошла под откос, Джулия, отымев меня за то, о чем ты даже не имеешь понятия. Я не знал, как заставить тебя захотеть меня. – Он нежно всасывался в мою сердцевину, заставляя ноги дрожать.

– Я испугался, ты можешь в это поверить? – Он снова припал ко мне. – Я жутко испугался того, что ты можешь со мной сделать. Я уже хотел тебя. Я уже чувствовал эту нужду. Что тогда это значило для меня?

Еще одно прикосновение.

– Чем ты могла мне угрожать после одной единственной встречи? – опять. Я подтянула свои ноги вокруг его головы, когда глубоко в моей сердцевине возрастал оргазм.

– Я знал, что ты можешь уничтожить меня. – Прикосновение. – Поэтому я хотел уничтожить тебя. Мне пришлось. Мне пришлось доказывать, что ты для меня ничто.

Он закружил языком, что вызвало мой стон, и я сжала свои бедра.

– Я должен был доказать тебе, что я был выше этого всего. – Он нежно, чтобы не поранить, провел зубами по моему клитору.

Я посмотрела в его глаза. Те глаза, что пленили меня и вытащили наружу, пока я тонула, была потеряна.

Он был единственным, кого я могла видеть.

– Я не хочу, чтобы ты пострадал, – прошептала я, зная, что представляла собой в этот момент жалкое зрелище. Мне не надо было до этого доводить. Я была не убедительной. Не отпускала его. А тянула вниз, желая остаться с ним навсегда.

Коул улыбнулся мне, и его губы красиво изогнулись.

– Не быть с тобой – больно. Я лучше умру, чем позволю тебе уйти.

Он толкнул бедрами, похоронив свой член глубоко внутри моей киски. Сдавленный звук вырвался с моих губ, а моя спина выгнулась. Я натянула наручники, которые связывали меня.

– Единственное, чего я жажду – ты. Каждый день. – Он толкнулся сильнее. – Каждый гребаный день. – Его руки опустились по обе стороны моей головы, в то время как он наклонился вперед, прижавшись губами к моим.

– Только ты. – Он прикусил мою губу.

Полнейшее блаженство охватило меня, когда оргазм набирал обороты.

– Я хочу обладать тобою. – Слова Коула были полны эмоций, густые, как слезы, прятавшиеся в его глазах, хотя темп не замедлялся. – Но это не так. С самого начала ты завладела мной. – Он посмотрел на меня, выражение его лица было нежным и жестким одновременно. – Только один взгляд – и я стал твоим. Я все еще твой.

Оргазм охватил меня, стимулированный словами, которые бесповоротно погубили меня. Они разрушили мое тело, и я в экстазе воспарила. Я танцевала в этом совершенстве, и позволила реальности обрушиться на меня, когда пришла в себя. Для меня никто больше не станет главнее его. Я знала это. Знала всегда, хотя никогда не хотела это принимать.

Коул толкнулся в меня еще несколько раз, продлевая сладостное блаженство.

– Джулия! – он назвал мое имя, когда его член пульсировал внутри меня. Горячая струя спермы заливала мои внутренности. Я прильнула к нему моей свободной рукой, не желая, чтобы этот момент заканчивался.

Несколько минут спустя он отстранился. Пот капал с его волос на мою грудь.

Я протянула руку и убрала волосы с его лица.

– Я люблю тебя. – Слова сорвались с моих губ, но я и хотела этого с самого начала. – Так сильно.

– Я тоже люблю тебя, Джулия. – От переполнявших эмоций его голос дрогнул.

– Ты был прав. Я люблю тебя, – я улыбнулась, поглаживая рукой щетину на его

щеке. – Я соврала. Но сейчас я говорю тебе правду. Я люблю тебя. – Горячая слеза покатилась по моей щеке.

– И вот почему я должна отпустить тебя. – За ней последовала другая.

Коул в недоумении уставился на меня. Я видела, как сменялись эмоции на его лице. Боль и гнев – все это было видно.

– Нет.

– Коул, ты в опасности из-за меня. Я не могу так с тобой поступить. Больше нет. Посмотри, что случилось к Мэнди. Если у меня есть хоть какая-то возможность спасти тебя, то я так и сделаю. Я спасу тебя. – Слезы усилились.

Он встал, вынув из меня свой полуэрегированный член, что вызвало чувство пустоты, потерянности.

– Ты что, ни черта не слышала? Слишком поздно, Джулия. Я никуда не уйду.

Он схватил с пола свои штаны и начал одеваться. – Ты не будешь защищать меня. Это буду делать я.

– Я не…

– Я защищу тебя. И ты полнейшая дуреха, если думаешь, что я собираюсь уйти от

женщины, которую люблю, и когда она нуждается во мне, даже если придется привязать ее к кровати, пока ее мозги не станут на место. – Он повернулся и направился к двери.

– Подожди! Куда ты идешь? – я дернула за наручники, наполовину поднявшись.

Он обернулся.

– У меня дела.

– Ты не можешь оставить меня пристегнутую наручниками к кровати!

Он прислонился к дверному косяку, заложив руки за голову, темная улыбка образовалась на его красивом лице.

– Разве?

КОНЕЦ

×