Милосердия нет (СИ), стр. 1

Annotation

Продолжение романа "32 Адреналин для убийц"

Брайт Владимир

Предисловие

Глава 1

* * *

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

-А...

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

* * *

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

*********

Глава 15

Глава 16

* * *

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 21

*********

Глава 22

Глава 23

Глава 24

Глава 26

Глава 27

Брайт Владимир

32.01 Милосердия нет

Владимир Брайт

32.01 Милосердия нет

Предисловие

"32.01" - вторая часть трилогии о человеке, заброшенном в параллельный мир, чтобы уничтожить его, прежде чем пересечение осей мироздания приведет к столкновению.

С помощью Милой - саморазвивающегося искусственного интеллекта, помещенного в трубку сотового телефона, Тридцать второй, должен собрать установку, провоцирующую реакцию "Большого взрыва".

Противостоит угрозе извне, аналитический отдел, возглавляемый гением по имени Зет. Зафиксировав возмущение межпространственной ткани, в дело вступает команда полковника Фабела - двенадцать человек, наделенных сверхспособностями.Задача охотников осложняется тем, что "Чужой" нужен живым. Шанс Зета остановить апокалипсис - выяснить как уничтожить врага нанеся превентивный удар.

Во время операции полковник теряет половину команды. По приказу аналитика ядерным ударом уничтожается город Таллоу. Однако главная цель не достигнута. Единственная удача Фабела - захват Вивьен. В чем заключается роль девушки, поручено выяснить доктору Свенсону, специалисту по "вскрытию" сознания жертв.

С помощью сильнодействующих препаратов, Свенсон взламывает ментальные барьеры, пациентки. Но не выдержав противостояния погибает, успев сообщить ассистенту, что столкнулся с проявлениями нечеловеческого разума.

Тем временем, ликвидировав очередную группу охотников, Тридцать второй берет заложника, пытаясь оторваться от преследователей на захваченном автомобиле.

На этом заканчивается первая часть трилогии о битве обреченных миров.

Глава 1

Все рано или поздно умрут: люди, вселенные, даже боги - неизбежное всего лишь вопрос времени. Но само время погибнуть не может.

Нижняя половина лица ЛСД была залита кровью, сочащейся из ушей и носа, верхняя - неестественно бледная, выглядела слепком гипсовой маски.

-Дерьмовая операция, - пробормотал Вспышка, втыкая иглу анализатора, в вену напарника.

-И это только начало.

Из-за смерти Кары и необъяснимого поведения Альфы командование операцией перешло к нему. Но что можно сделать в одиночку, когда не справилась группа?

Об этом лучше не думать. Так же как том, что при возникновении внештатной ситуации нужно принимать решение в соответствии с обстановкой, для чего требуется нечто большее, чем просто реакция: нужно иметь талант и способности лидера. А Вспышка был прекрасным исполнителем - не более.

-Оставайся на связи, следуй за машиной и все получится.

Казалось, Фабел прочитал его мысли, пытаясь вселить уверенность.

-Так точно...

Вертолет преследовал беглеца на предельно допустимой в городских условиях высоте. Будь это легкая полицейская "вертушка", особых проблем не возникло. Жаль, невозможно предусмотреть все - они отправлялись на задание как группа захвата, не рассчитывая на подобный исход. Поэтому сейчас тяжелому транспортнику приходилось идти на риск.

Да. На подходе второй вертолет с группой захвата. Но помощь подоспеет через десять минут, за которые сумасшедший водитель без глаза, с застрявшим в голове осколком, может уйти.

Вспышка был наслышан о способностях безумного Вишни и не питал иллюзий, насчет того, что погоня обойдется без неожиданностей.

Которые не заставили себя ждать.

***********

Сумерки окутали уставший от жары мегаполис мягкой прохладой.

Придя в себя и выяснив отношения с напарницей, я переключился на дорогу, мгновенно пожалев об этом. Когда речь заходит о степени риска, все-таки лучше оставаться в счастливом неведении.

-На такой скорости я даже не успею почувствовать, если сумасшедший...

-У нас на хвосте вертолет преследования, к которому скоро присоединятся еще три. Если не оторвемся в ближайшие пять минут, нас обложат со всех сторон. После чего, мне придется тебя убить.

Не сказать, чтобы я сильно удивился ее словам. Последнее время Милая все больше походила на человека. Искусственный интеллект явно не стоял на месте, постоянно самосовершенствуясь.

-Наш водитель, в темпе продолжала она, - безумен даже с МОЕЙ точки зрения. Не последнюю роль в этом играет застрявший осколок гранаты в его голове. Но так как выбирать не приходится, будем надеяться на лучшее.

Мягко говоря, ее ответ не вселял оптимизма.

-Что насчет процентных выкладок?

Меня не оставляла мысль, что эта гонка добром не кончится. Невозможно бесконечно играть в "русскую рулетку". Рано или поздно пуля вырвется на свободу чтобы прошить череп азартного игрока. В нашем случае в роли куска свинца могла выступить любая случайность - начиная от перебегающего улицу пешехода, и заканчивая неожиданно переключившимся светофором.

-Мы держимся в районе сорока проце...

Она не успела закончить. Раздался отчаянный визг тормозов, машину резко бросило вправо - так, что я чуть было не выбил головой боковое стекло. Мне даже показалось, что левые колеса оторвались от земли, и несколько мгновений автомобиль двигался только на правых. Машина словно зависла в воздухе, решая, перевернуться прямо сейчас или дождаться подходящего случая.

-Какого? - хотел спросить я неизвестно у кого.

Не успел.

Секунду спустя она качнулась влево и, встав на четыре колеса, продолжила безумную гонку.

-Это больше похоже на десять процентов, - прохрипел я, сглатывая комок.

-Вовсе нет! - с нездоровым энтузиазмом воскликнула Милая.

Меня удивило ее поведение: казалось, бездушный набор микросхем заразился веселым безумием, одноглазого гонщика. Правда на чем базируется уверенность Милой в благополучном исходе, оставалось загадкой.

-Три с половиной века назад в этом мире, - она решила прояснить ситуацию.

-Когда?

-Не перебивай.

-Ок.

-Жил величайший математик-философ по имени Агель. Он разработал несколько теорий, оказавших огромное влияние на науку. Самым же великим своим достижением считал недоказанную теорему, названную его именем, - "теоремой Агеля". Которая базировалась на парадоксе теории вероятности. Вкратце. Если подкинуть монету, она упадет на землю орлом или решкой. Орел может выпасть два, пять, десять и даже сто раз. А раз так, то чисто теоретически ничто не мешает выпасть ему миллион раз подряд.

×