Демон и его сумасшедшая (ЛП), стр. 31

Да, она направилась туда, куда ему будет противно зайти, на территорию паукообразных, где пауки были достаточно крупными, чтобы проглотить живьем демона или завернуть его в кокон, чтобы поесть позже. Умышленно? Ну да. Казалось, что если она спрячется там, куда Ксафан зайти испугается — учитывая гигантских, восьмилапых, волосатых чудищ — паника утихнет.

Несмотря на ее заявление, что Ксафан не может ее любить, что он просто воспрянул духом, иррациональная ее часть верила, что он найдет ее. Что придет весь такой мужественный, с суровым выражением лица, встряхнет Кети, приведет в чувства. Затем затрахает, пока она не пообещает никогда вновь не уходить.

Глупая мечта, а ведь Кети считала себя достаточно зрелой для таких фантазий. И все же, как бы часто она не ругала себя, обзывая последними словами, стоило где-то хрустнуть ветке или зашуршать листве, она приободрялась.

Но, три дня. Их предостаточно, чтобы найти Кети, если бы Ксафан захотел. Видимо, не захотел.

Сидя на ветке, она размахивала ногами и думала:

"А я ведь почти поверила его признанию".

Вокруг ее торса обернулись руки, ловя ее тело в ловушку.

— Какого хрена! — вскрикнула Кети, которая не услышала ни шороха, ни намека на движение, пока не оказалась пойманной. Она обернулась, и сердце заколотилось быстрее. Угрюмый, но такой сексуальный, демон. "Он пришел за мной!"

— Привет, — хрипло промурлыкал Ксафан ей на ухо, отчего по телу пробежала дрожь. — Как ты подкрался ко мне? — спросила она, неготовая к встрече, несмотря на радость в теле и разуме.

— Мастер по теням, помнишь?

— Но я замела следы

— Воспользовался носом друга.

— Я посреди территории пауков.

— Угу, я заметил. Хорошо, что взял с собой спрей против паукообразных.

Кети пришлось сдержать хихиканье, рвущееся наружу при мысли о Ксафане с флакончиком Raid.

— У тебя ушло три дня на поиски, — обвинила Кети.

— Я был занят.

Чем? Искал новых девушек? Пытался забыть Кети?

— Что ж, ты опоздал.

— Куда?

— Ко мне. Я больше не заинтересована.

— Заинтересована. Я скучал. А ты скучала? — пробормотал он, щекоча ее ухо дыханием.

Он по ней скучал? Сердце забилось еще чаще.

— Не-а. Не скучала. Вот вообще ни доли секунды не скучала.

— Лгунишка. — Он усмехнулся и развернул ее в кольце своих рук.

— Зачем пришел?

— Я люблю тебя. — Он закрыл ее рот ладонью, прежде чем она смогла заговорить. — Нет, пока молчи. Я заметил у тебя тенденцию делать неверные выводы, так что, пока я не закончу, ты просто слушаешь. Я люблю тебя, Кети — убийца демонов и сексуальная сумасшедшая.

Она покачала головой.

— Не пытайся это отрицать. Я разбираюсь в своих чувствах. И таково прежде никогда не испытывал.

Кети прищурилась

— Никогда. То, что было у меня с Роксаной даже близко не стояло к тому, что я чувствую к тебе. Ты нужна мне.

Нет, Кети не сдастся. Она должна быть стойкой.

— Упрямая сумасшедшая. Ладно, хочешь доказательств? В первый день, когда ты ушла, я пошел в бар.

Ага, изменник!

— И позволил женщинам приставать ко мне.

Ох, Кети чувствовала, как в ней просыпается неистовое желание убивать.

— Но мне было плевать.

Желание тут же испарилось

— Поэтому я пошел в агентство знакомств.

Кровяное давление росло.

— Там меня познакомили с красивой женщиной, милой.

Кети готова была взорваться.

— Но никто не мог сравниться с тобой.

Пожар в крови потушен, и Кети не могла вдохнуть.

— Я уверен, что мне ты можешь доверять. Я триста лет не замечал женщин, и многие пытались залезть ко мне в штаны, поверь. Но ни из-за кого из них я не спал ночами. Никто, даже Роксана, не ласкала меня, пока член не начинал ныть от наслаждения. Никто не мог заставить меня улыбаться. Пока я не встретил тебя.

Кети почувствовала, как воздвигнутый вокруг сердца, щит дал трещину. И она мыслями об убийстве и погроме его залатала. В Аду скоро станет очень мало женщин.

— Недавно ты сказала, что если бы я любил Роксану, то знал бы о ней какие-то мелочи. Ну, я оказывается, не любил ее. Но могу доказать, что люблю тебя. — Сев на землю, он усадил Кети себе на колени.

Да, ей следовало бы сопротивляться, вынуть кинжал и пустить Ксафану кровь, но… она хотела его выслушать.

— Тебе не нравится розовый цвет, несмотря на то, что у тебя много одежды такого цвета. Твой любимый — лиловый цвет. Все белье у тебя такого цвета, как и простыни и полотенца. Даже тарелки у тебя девчачье-сиреневенького оттенка. Но думаю, что мне стоит привыкнуть есть из них, так как хочу остаться с тобой.

Ага, так он шпионил и всё сложил воедино. Но это ничего не значило. Любой мог бы это понять.

— Ну, чтобы ты знала, — продолжил он, — ты переедешь ко мне, так как у меня квартира больше. Я уже позвонил малярам, и они выкрасят стены спальни в лиловый, но если ты кому расскажешь об этом, я раскрою секрет твоей любви к просмотрам "Фабрики Звёзд".

Она округлила глаза. Он ведь не станет? Хм-м-м, судя по тому, как подергивались его губы, станет. Черт возьми, ей понравился его стиль.

— Твоя любимая еда, и моя теперь тоже, зажаренная курочка, с картофельным пюре, соусом и лепешкой. Хотя, я рекомендую лепешку заменить на багет, естественно французский.

Опять же, это очень легко выяснить. Ее последний ужин перед смертью был записан на бумаге, и Ксафан мог легко найти и прочитать записку. Вновь, это ерунда. Даже несмотря на то, что она в это не верила.

— Тебе нравится "Венерина мухоловка" [2], потому что она тебе напоминает твой любимый фильм "Лавка ужасов" [3]. Ты хочешь назвать первого ребенка Дженнифер, потому что тебе нравится это имя.

Так и было.

— Любимый десерт — кокосовый пирог с взбитыми сливками, а кофе — с тремя ложками сахара и большой порцией сливок. И любишь рогалик с двойной сырной начинкой. Ненавидишь девчачьи фильмы. Любишь песни Мадонны. А еще считаешь оборотня из "Настоящей Крови" сексуальным. Что, к слову, не долго будет так, потому что я дам ему такого пинка, после которого он откажется покидать свой дом, растолстеет и станет уродливым. — Он убрал ладонь с ее рта.

— Нет необходимости надирать зад Альсиду. Твой намного симпатичнее.

— Это все, что ты можешь сказать?

Кети пожала плечами. Ладно, он раскрыл все ее тайны, постарался на славу. Но это не значило… ох, да пошло оно всё. Кого она обманывает? Она любит демона, и если он ее не любит, то очень хорошо притворяется. И если он когда-нибудь причинит ей боль, она порежет его на самые мелкие кусочки, что даже крошечные демоны не подавятся, пока будут его поедать.

— Ты кое-что забыл.

— Нет, не забыл. — Обхватив ее лицо ладонями, он посмотрел прямо в её разноцветные глаза. — У тебя есть мечта, полюбить того, кто не ранит твоих чувств, никогда тебя не предаст. Кто предпочтет умереть, а не уйти от тебя. Хочешь кого-то, кого будешь любить и кому доверять. И этот кто-то — я. Я твоя мечта, а ты причина моей жизни.

— Ладно, признаю. Я тебя люблю. Но, чтобы ты знал, моя любовь не встанет на пути желания вырезать твое сердце, если ты когда-нибудь похотливо посмотришь на другую женщину.

— Моя милая, буйная сумасшедшая, к тебе это тоже относится.

Ничего, кроме тенденции к убийствам не подошло бы к ним, как описание "созданные друг для друга".

— И что теперь?

— Теперь, мы отправимся домой, вместе. Потому что, детка, это навсегда.

— Пока смерть не разлучит нас?

— К черту эту хрень. Я даже после смерти пойду за тобой, потому что для сумасшедших и демонов есть загробная жизнь.

Она рассмеялась.

— Скрепим это поцелуем?

— Секундочку. Раз уж ты меня любишь, у меня есть для тебя задание.

— Какое? — спросила она, склоняясь ближе для поцелуя.

×