Получить еще один шанс (СИ), стр. 2

А потом Чарли громко выдохнул, прикрывая глаза. Он понял. Захотелось сесть на пол и закричать, заплакать или засмеяться. Как-нибудь выразить эмоции. Усилием воли он остался стоять, но всем телом навалился на стену. Он понял и мгновенно смирился. Чарли никогда не причинит ей зла. Не сможет. Слежка, безукоризненные планы, блестящие идеи, — все это оказалось напрасным. Вот она сказала пару слов, посмотрела на него, и он уже не способен ее тронуть. А был ли когда-нибудь способен?

А потом начался цирк.

— Чарли! — в кабинет ворвалась взволнованная женщина. — Братик, что случилось? Пустите его немедленно! Алис? — она замерла, увидев девушку.

— Тара? — ответила потерпевшая на приветствие тем же.

Пара мгновений тишины, в течение которых женщины рассматривали друг друга, скрестив руки на груди, и началось выяснение отношений. Таре быстро обрисовали ситуацию.

— Чарли, это правда?

Чарли улыбался, рассматривая грязь на кедах.

— Алис, я уверена, что мы сможем все уладить мирно. Это же Чарли!

— С какой стати? — шипела девушка. — Он пытался украсть мою сумку с деньгами и документами. Черт побери, вы что, с ума все посходили? Что за день такой! Сначала на работе появилась новая ведьма, а теперь еще ты!

Тара пораженно открыла рот, ошеломленная наглостью собеседницы, но потом быстро поняла, что из присутствующих никто ничего не понял, вытолкала Алис из кабинета. После чего последняя минут через двадцать появилась в дверях и заявила, что случившееся нелепая шутка ее старого друга Чарли, не без труда убедила полицейских в своих словах. Уехала вместе с Томом, а Чарли отпустили.

— Дай денег, — сказал он сестре, когда они подошли к ее машине.

— Чарли, что это было?

— Скажу, если дашь денег. У меня полицейские забрали все, что было. Тара, дай мне денег, — железным тоном повторил он, вглядываясь сестре в глаза.

Та тяжело вздохнула, достала кошелек, вытащила несколько купюр и протянула брату. Он смял деньги, не пересчитывая, засунул в карман и пошел прочь.

— Чарли, подожди!

— Не ищи меня! — рявкнул он, поворачивая за угол и скрываясь из вида.

Он набрался в баре до состояния трупа. Перестал пить лишь тогда, когда закончились деньги. Виски, двойной виски, еще виски… стаканы мелькали один за другим, вероятно, официант неплохо заработает сегодня, понимая, что парень не замечает, что именно вливает в себя. Чарли давно уже пил далеко не односолодовый виски. Цель была лишь одна — забыться, неважно каким способом, хоть на минуту вырваться из кошмара, которым стала его жизнь. Его судьба, как и судьба любого человека, состояла из черно-белых полос. Вот только делилась строго пополам. До отъезда — сплошная широкая белая полоса, после — бесконечная черная. И никакой надежды на изменение. Чарли рассеянно качал головой, фокусируя взгляд на стоящем перед ним стакане…хорошо, на плывущем перед ним стакане, не понимая, почему все это случилось именно с ним, почему ему не оставили ни единого шанса.

— А можно в долг? — спросил он, умоляюще сводя брови. Бесчувственный бармен, протирающий стакан белой салфеткой и рассматривающий симпатичную блондинку в глубине зала, отрицательно качнул головой, даже не соизволив посмотреть на источник просьбы.

— Ну, пожалуйста, я же тут каждый день бываю, — поморщился Чарли, припоминая, что чаевые обычно оставляет неплохие. — Мужик, ну что тебе стоит? Всего один стакан.

— Шел бы ты домой, — бармен, наконец, подошел к посетителю, наклонился, — я тебе серьезно говорю. Тут место приличное, до такого состояния пить нельзя. Вышвырнут на улицу, если не прекратишь орать, еще и ребра сломают. Приходи завтра с деньгами.

Чарли кивнул, поднялся с места и, шатаясь, побрел в сторону выхода, по пути налетев на двух девушек, повалив при этом их на пол. Случайно, честное слово. За что охранник "помог" парню покинуть пределы бара…вернее, выползти из бара, никого больше не потревожив. Чарли шел домой, вяло переставляя ногами. Шел долго, пару часов, периодически отдыхая на лавочках.

Когда он добрался до места и, задрав голову, оглядел многоэтажку, от неожиданности не сумел справиться с равновесием и сел прямо не землю, судя по ощущениям — в грязь. Приподнялся, небрежно отряхивая джинсы, вновь обвел взглядом ставший таким знакомым двор. Чарли пришел к ней. Черт, он этого не хотел. Ноги сами принесли. Уже неделю ноги сами приносят его сюда. Потер лицо, поздно поняв, что руки были испачканы, добрел до крыльца. В ее окнах свет не горел. Либо уже спит, либо где-то развлекается. Вероятно, с тем Томом, что был с ней в участке. Чтобы скоротать время, Чарли решил посчитать звезды, на двадцатой сбился и начал заново. Хотелось думать, что находясь там, откуда с таким трудом вернулся, он скучал по звездному небу, но это не было правдой. Ему в голову никогда не приходило поднять глаза, уставиться в темноту и посетовать, как сильно ему не хватает подобной романтики. Скорее уж кроссовок и пиццы.

Была уже глубокая ночь, тишина с темнотой обнимали, успокаивали, настраивая Чарли на сладкие сны и блаженное забытье, стоило лишь опустить налившиеся свинцом веки, но он знал, что это дьявольский обман. Как только он закроет глаза — кошмар вернется. Чарли не собирался спать, он ждал. Ее? Зачем? Еще раз попытаться украсть ее сумку? Закашлялся, подавившись как будто своей горечью.

Яркий свет фар выруливающего из-за поворота автомобиля упал на пустующую детскую площадку, затем на огороженную клумбу увядающих, но все еще по-летнему зеленых растений, вскоре ослепив Чарли, прячущегося в тени. Он прищурился, закрываясь ладонями, пытаясь рассмотреть пассажиров белой немецкой машины, остановившейся точно напротив подъезда, в котором находилась квартира Алис.

— Тебя точно не проводить? — беспокоился уже знакомый блондин, выходя из машины.

— Точно, все в порядке. Спасибо, что съездил сегодня со мной на опознание, Том. Мы не виделись с Чарли много лет, признаюсь, я вообще не думала, что увижу его еще когда-нибудь, а при таких обстоятельствах… — покачала головой. — Действительно начинаешь верить в чудеса.

— Главное, что мы успели на открытие клуба, — ответил парень, возвращаясь за руль. Алис стояла напротив приоткрытой двери.

— Это точно. Джил бы с меня три шкуры сдернула, если бы у нас не получилось взять интервью у владельца. Она и так меня ненавидит.

— Ты преувеличиваешь. Она просто завидует твоей молодости и красоте, — подмигнул. — Ну, все, беги, я посмотрю, как ты зайдешь в подъезд.

Алис закатила глаза и звонко рассмеялась. С Томасом всегда было легко общаться. Идея работать с фотографом уже пару недель не казалась такой глупой, как изначально. Помимо умения создавать эпатажные снимки, нередко украшающие первые полосы "Белых новостей", ее не переставала удивлять его безграничная коммуникабельность. Он одинаково легко мог найти общий язык с продавщицей горячих булочек на рынке и собственником нового вип-клуба, на открытие которого журналисты едва не опоздали сегодня.

Конечно, стоило пригласить Тома на чай, но Алис смертельно устала, она мечтала лишь оказаться в кровати. Алис направилась домой, по пути пытаясь нащупать ключи в сумке, которую теперь держала на всякий случай крепко. Практически добравшись до цели и (ура!) вытащив ключи, подняла глаза и отшатнулась. Наверное, это усталость в купе с пережитым стрессом, иначе как объяснить секундную панику, охватившую девушку при виде возвышающейся над ней мужской фигуры, преградившей дорогу. Алис попыталась взять себя в руки: "Просто кто-то потерял ключи. Нет никаких поводов для паники". Не может этот ужасный день закончиться еще одним приключением! На всякий случай обернулась, убедившись, что машина Тома все еще недалеко. Бояться нечего.

— Извините, позвольте мне открыть дверь, — попросила она посторониться загородившего подход к двери мужчину. Рассматривать его совершенно не хотелось — хватило тошнотворного запаха перегара. Никаких сомнений, неприятная личность.

×