Время рокировок (СИ), стр. 1

Андрей Васильев

«Ковчег 5.0. Группа «Свата»

Книга третья

Время рокировок

Часть первая

Глава первая

— А река стала еще шире, — заметил Джебе, сидящий на носу лодки. — Причем значительно.

— Чем ближе к тому месту, где река впадает в море, тем река полноводнее, — лениво ответил ему Голд, подставивший лицо солнцу. — Это не я придумал, это законы природы. Мир тут вывихнутый, но законы природы те же.

— Жалко, что людские законы другие, — подала голос Милена, сидящая в соседней лодке.

— Даже смерть ее не изменила, — усмехнулась Настя, она тоже была в одной лодке со мной. — Как была пацифисткой — так ей и осталась, стреляй в нее, не стреляй. Вот что за человек?

Милена, естественно, знала все — и то, откуда мы все ее знаем, и как она погибла. Только про Окуня мы ей рассказывать ничего не стали — зачем? Лишнее это.

И, следует заметить, что она одобрила все свои действия, даже те, которые привели ее к смерти, чем вызвала у Насти неподдельный хохот, да и не у нее одной. «Волчата» за последнее время порядком заматерели и сами мысли о том, что можно посочувствовать врагу или попробовать решить вопрос миром с тем, кто наставил на тебя оружие, вызывали только смех.

Меня же больше всего опечалило подтверждение моей догадки о том, что вместе с памятью о прожитом и набранными характеристиками при смерти человека теряются и приобретенные магические умения. Одним магом у нас стало меньше — и это плохо.

Впрочем — в одном месте убывает, в другом прибывает. Да, Милена выбыла из числа магов, но на ее место пришли сразу трое новых чародеев. Ну, чародеев — это сказано громко и вообще не слишком хорошо отражает суть вновь прибывших, но я это слово услышал от Викентия, который очень быстро стал в группе своим, обретя братскую поддержку в лице Профа и Германа, и оно мне понравилось. «Маг» — слово хорошее, но больно заезженное. А вот «чародей» — звучит красиво.

Откуда эти трое взялись? Я их получил в дар от Салеха, при этом надо сказать, что этот подарок не слишком просто мне достался. Впрочем, тут особый разговор, тут надо быть последовательным.

Начать следует с того, что я не слишком ожидал его увидеть на обговоренном месте встречи. Пяток степняков с хитрыми глазами — это да, это предполагалось, но сам Салех? Что те, кого он в нашу прошлую встречу назвал «преступники и негодяи», на него же и работают, не вызывало у меня никаких сомнений, но то, что он вот так решится дать мне понять их взаимосвязь — это меня удивило.

— Здравствуй, брат мой, — Салех раскинул руки и обнял меня, изображая всем своим видом, как он мне рад.

Я решил соответствовать и сделал то же самое, добавив:

— Как не расставались.

Его подручные подбросили в костерок дров и водрузили на заранее вкопанные в землю рогульки вертел с насаженным на него небольшим оленем. Или лосем, я в животных не разбираюсь, особенно в тех, которые уже освежеваны. Так-то хоть по рогам понять можно, а когда это просто освежеванная туша — пойди пойми. Разве что только потом, по вкусу.

— Не ждал тебя здесь увидеть, — решил я сразу взять быка за рога. Может в том, что Салех здесь, есть какой-то подвох? Может, он у своего повелителя в опалу попал и сейчас у меня политического убежища попросит? В этом случае ему не повезло, завалю я его прямо здесь и сейчас — мне конфликты с каганом не нужны, по крайней мере, по столь незначительному поводу.

— Я подумал — нам долго скакать по степи вместе, — возвышенно ответил мне Салех, предлагая мне присесть на изрядно потертую кошму в стороне от всех, так, чтобы нас никто не мог услышать. — Как я мог не прийти? Тем более ты все равно уже понял, что именно я поставляю тебе тех людей, которые тебе нужны.

— Как не понять, — я с удовольствием сел и вытянул ноги. — Салех, давай без этих твоих витиеватостей, мы целый день ноги по степи глушили. Кабы скакали, как ты сказал, а то ведь все на своих двоих.

— Да, лошадей нет — и это очень, очень печалит нас всех, — покивал Салех. — Все есть — сайгаки, сурки, змеи, даже вон, газель сегодня подстрелили, — а лошадей нет.

И очень хорошо, что нет. Если эта дикая орда еще и средства передвижения получит, то нам точно труба настанет. Или придется перебираться на тот берег реки жить, подальше от этой компании.

Да, о том береге. Мы все-таки нашли захоронку сектантов, она была в лесу, километрах в двух от поляны. Ничего особенного, впрочем, в ней не оказалось, я так и не понял, чем они расплачивались с кочевниками. Или просто они им все ценное, что было, уже отдали?

Наиболее интересным, что мы там нашли, был десяток автоматов, причем я таких и не видел никогда — длинный и достаточно тонкий ствол, барабанный магазин, ручка хвата под стволом и скошенный вниз приклад. Будь здесь «Оружейник» — может он и определил бы, что это за диво такое, но — увы.

Хотя одно мне очень понравилось — магазин был аж на сто патронов. Но это был единственный плюс, к тому же патроны к этому автомату были нестандартные, и запас их, обнаруженный в этом же тайнике, был крайне незначителен.

Неудивительно, что эти гаврики предпочитали ходить с тем оружием, что они у нас при ночном налете забрали.

Еще в тайнике нашлось немало белой ткани, десяток пистолетов разных систем, изрядных размеров ящик с железяками и деталями, вроде микросхем, и куча другого разномастного хлама. Особенно меня поразили женские джинсы с пестрым рисунком на правой штанине. Как они сюда попали? Каким образом?

А, чуть не забыл. Еще там обнаружился «ноутбук». Именно так назывались переносные компьютеры допотопных времен. Этот был достаточно громоздкий и, естественно — неработающий. То есть, может и работающий, но проверить это можно было, лишь подключив его к сети, вот только ни ее, ни шнура, через который это можно было бы сделать у нас не было.

Впрочем, у наших умников он произвел фурор, они вокруг него только что хоровод не водили. А как по мне — бесполезнейшая вещь. Нет, кабы он работал — тогда да, разговоров нет, может, и был бы от него какой прок, а так… Кусок пластмассы — и все.

Но это с моей точки зрения, троица же непризнанных гениев только что не стонала, осознав, что расспросить о происхождении этого чуда техники некого, и чуть ли не обвинила нас в безосновательной жестокости. Мол — всех-то зачем было убивать?

Но в целом улов был неплох. И это если еще не забывать о том, что мы хорошее дело сделали, эдакий гнойник выдавили. Да еще и без потерь с нашей стороны. Одно плохо — их духовный лидер таки ушел, и это меня печалило. А Голда, когда он вернулся из похода на поляну, это откровенно взбесило.

Нет-нет, он не выставлял нам претензии вроде: «Почему меня не подождали, обещали же», он трезво оценил ситуацию и признал, что выбора у нас не было. Он даже потрепал по голове Аллочку, чем неслабо ее перепугал, до этого она от него ничего подобного не видела. Вот только понятно было, что у него внутри сейчас всё клокочет.

Уже вечером он зашел ко мне и сказал:

— Плохо.

— Что именно? — уточнил я.

— Эта тварь не угомонится, — пояснил мне Голд. — Он просто начнет все сначала, только далеко отсюда и с большей предусмотрительностью. Это же как сорняк — стебель сорвал, но если корень не выкорчевал, то все твои труды насмарку. Прости за словесные штампы.

— Мы сделали все, — немного виновато сказал я. — Но он очень ловок был.

— Понятное дело, — невесело хохотнул Голд. — Ладно, есть в том, что вы его не достали, и позитивный момент.

— Какой? — не понял я.

— Он будет нам мстить, а значит придет сюда, — консильери улыбнулся так, что у меня мороз по коже пробежал. — Тут-то я его и убью. Не сразу, понятное дело.

То, что он его убьет — это ладно. Мне не понравились слова о том, что этот повелитель Великого Речного зверя нам мстить будет, да еще и сюда придет.

×