Просто верь!, стр. 27

— Понимаю, — мягко сказал Коул и вздохнул. — Сам знаю, такое происходит неожиданно. Понемножку, потихоньку — и ты неожиданно для себя оказываешься на крючке. В случае со мной и с Тейрин произошло то же самое.

— Это не любовь. Я не собираюсь плюхаться перед ней на колено и предлагать ей владеть моими сердцем и душой! Я просто не хочу с ней расставаться.

— Декс, братишка, будет лучше, если ты признаешь — это все-таки случилось. Это поначалу только страшно…

— Она не вернется.

— Тогда ты должен поехать к ней!

— А что потом? Я не могу жить в Маунтин-Ридже. Я должен работать здесь. А Шелби не согласится иметь роман на расстоянии. Да и не заслуживает она этого.

— Если ты хочешь ее, любишь ее, ты не сможешь забыть.

Декс услышал это слово — «любовь» — и не смог просто так от него отмахнуться. Способен ли он на любовь?

— Я не сделаю ей больно, — сказал он. — Ей и так достаточно пришлось пережить.

— Впрочем, тебе виднее, — уступил Коул. — Вполне возможно, ты не создан для семейной жизни — кому, как не тебе знать об этом лучше всех?

Глава 15

Шелби открыла дверь и замерла от удивления. Что Риз здесь делает? И почему у нее на лице такое виноватое выражение?

Первым побуждением Шелби было сказать Риз, что она занята, — не важно, с чем пришла ее бывшая подруга. Но Риз выглядела такой уставшей и изнеможенной…

— Ты выглядишь бледной. Не хочешь присесть?

— Да, я не очень хорошо себя чувствую. Мне нужно с тобой поговорить. — Подбородок Риз дрогнул, в глазах заблестели слезы. — Я беременна.

Шелби сжала губы, не в силах произнести поздравления. Она уже переболела своей любовью к Курту, но некоторые вещи было тяжело простить.

— Есть еще кое-что, Шелби… — Риз побледнела еще больше. — Курт уехал.

— Уехал? Куда?

— В другой город. В другой штат. Подальше от Маунтин-Риджа. От меня. От нас…

Шелби схватилась за дверную ручку.

Говорят, что посеешь, то и пожнешь. Но сейчас, видя Риз — такую потерянную и испуганную, — Шелби помнила только все хорошее, что было между ними в прошлом.

Она обняла Риз и почувствовала, как дрожит подруга.

Риз смахнула слезу, катящуюся по щеке:

— Не могу простить себя за свой поступок. Ты была моей подругой, моей лучшей подругой, и пока ты находилось между жизнью и смертью…

Шелби взяла холодные руки Риз и сжала их:

— Не надо. Не вини себя.

— Ты помнишь его сестру?

— Как я могу забыть? — Шелби фактически обвинила Курта в том, что у него был роман на стороне в день их помолвки.

— Оказалось, она вовсе ему не сестра. Курт уехал к ней. Ты и я… мы были лишь частью их плана.

Шелби подвела Риз к качелям на веранде. Им обоим не помешает сесть.

— Мы потеряли семейное ранчо, — продолжила Риз. — У Курта ничего не было за душой. Он лишь надеялся заполучить землю либо благодаря тебе, либо мне. Но у нас так много долгов! Мы не смогли удержать ранчо… Когда Курт узнал, что мы должны его продать и у нас почти ничего не останется, он разозлился… Ну, и выложил мне все.

Умом Шелби понимала, что произошло, но осознать это сразу…

Получается, если бы она не заболела и вышла замуж за Курта, те документы были бы подписаны, их с отцом земля стала бы его землей, в то время как он продолжал бы изменять ей на стороне…

Шелби слегка подтолкнула Риз в плечо:

— Помнишь ту машину, которую любил Курт? Его «мустанга»? До того, как сверкнула молния и то дерево упало…

Когда она призналась, как неумышленно врезалась в его машину пару раз, Риз даже рассмеялась. Затем она снова погрустнела и накрыла своими руками руки Шелби:

— Шелби, ты можешь меня простить?

Шелби заглянула в ее измученные глаза.

— Что ж, у твоего ребенка будет тетя, — с ободряющей улыбкой произнесла она.

И девушки обнялись, как когда-то в прошлом.

— Я слышала, ты на некоторое время вернулась к отцу.

В неясном свете Шелби узнала грузную фигуру миссис Фэллун.

Прошла неделя с того дня, как к ней в дом постучалась Риз. Сегодня ее подруга предложила сходить на вечер кино под открытым небом.

Они с Риз встретились на стадионе за школой, где и планировался киносеанс. Когда они усаживались на стулья, Шелби чувствовала — на них обращены все взгляды. Одна пара глаз принадлежала Милли Обри, поэтому не приходилось сомневаться — скоро об этом событии узнает весь город. Шелби лишь усмехнулась про себя.

Но Джуди Фэллун не была сплетницей. Это была милая и терпеливая женщина, когда-то бывшая подругой ее матери.

— Вообще-то, миссис Фэллун, я приехала навсегда.

Джуди Фэллун улыбнулась:

— Ищешь какую-нибудь работу?

— Вы имеете в виду, работу в детском саду?

Пожилая женщина коснулась ее руки:

— Мы скучали по тебе.

— Я бы хотела. Спасибо. Но я не могу работать как прежде — подала заявление в колледж. Дистанционное обучение. Хочу стать учительницей.

Джуди Фэллун заключила ее в объятия:

— Любой школе повезет иметь такую учительницу, как ты!

Когда миссис Фэллун отошла, Шелби спросила у Риз:

— Не хочешь вернуться и угоститься горячим шоколадом?

— Я бы не возражала попить горячего шоколада, если бы так сильно не устала — зеваю не переставая. И я бы с удовольствием поела твоих кексов!

Сердце у Шелби сжалось. Она снова вспомнила Декса. Как он любил ее выпечку! Как счастлива она была с ним, пусть даже совсем недолго…

Словно прочтя ее мысли, Риз спросила:

— Какие-нибудь новости о Дексе Хантере?

— Он звонил, — стараясь говорить спокойно, сказала Шелби. — Но я попросила его больше не звонить. В этом нет смысла.

И никогда больше Декс ее не поцелует. Может, она слишком драматизирует? Но ведь то, что Декс может ей предложить, недостаточно. Лучше остановиться сразу. Да, она влюбилась в него — Шелби признала это еще в тот день, когда Декс приехал сюда. Она поняла это, проснувшись в то утро. Но у него другая жизнь и в той блестящей жизни нет места Шелби Скотт.

Тем не менее Шелби даже позвонила Тиган и предложила, чтобы Тейт еще некоторое время пожил у нее. Зная, что она уезжает, Тиган согласилась.

Киносеанс заканчивался. Все начали расходиться. Шелби попрощалась с Риз. Она уже повернулась, когда на экране что-то мелькнуло. Девушка остановилась. Неужели в программе был еще третий фильм?

Когда на экране возникла фигура Рудольфа Валентино, идущего к женщине, сидевшей за барной стойкой. Шелби замерла. Она очень любила эту сцену, в которой Валентино танцевал свое знаменитое танго.

Где-то неподалеку от Шелби раздался стук копыт. Она повернула голову и заметила скакавшую вдали белую лошадь. Шелби перевела взгляд на экран и обомлела — перед белым полотнищем стояла реальная фигура в плоской шляпе, в какой Валентино танцевал танго. Как и у героя Валентино, через плечо мужчины было переброшено полосатое пончо. Когда мужчина подошел поближе, Шелби услыхала звяканье шпор. Мужчина стоял в тени, и его лица было не разглядеть, но сердце девушки вдруг бешено заколотилось, а колени словно превратились в желе. Шелби знала, кто перед ней.

Декс Хантер подошел ближе, вытащил изо рта розу и подал Шелби.

— Уверяю тебя, — раздался глубокий голос, — шипов на ней нет.

Роза была несколько необычная. Шелби поднесла цветок к своему носу и понюхала.

— Это шоколад, обернутый в фольгу, — сказала она.

— Да, — кивнул Декс. — Идея Тейта.

Декс говорил с Тейтом на эту тему? Неужели Декс и в этот раз привез его с собой? А как тот ненормальный Джоэл? Он все еще разгуливал на свободе?

— Что ты здесь делаешь? И почему так нарядился? — спросила она.

— Я пришел кое-что получить. — Он обвил ее талию рукой. — Танец.

Их носы соприкоснулись.

— П-прости… Что ты только что сказал?

От исходившего от него тепла и мужественности кровь в жилах Шелби сразу забурлила. Она уперлась ладонями ему в грудь, но каждая клеточка ее тела жаждала не оттолкнуть Декса, а прильнуть к нему еще ближе.

×