Джейс – без возражений! (ЛП), стр. 1

Энни Стоун

Джейс - без возражений!

Пролог

У Йельского университета есть Черепа и Кости, в Гарварде – фарфоровый клуб, тайное общество Корнелла известно как Сфинкс, в Кембридже – Беда апостолов.

Но у нас, у нас в Оксфорде было общество бунтарей и разврата. Ладно, ладно, возможно, у нас не было того формата тайных обществ, как в других университетах, но мы были той еще тайной…Это было нашей тайной, только нашей. Всего одиннадцать человек. Этого было вполне достаточно.

Вместе мы прошли через огонь и воду, мы могли смело полагаться друг на друга, и это спустя четырнадцать лет со дня знакомства и до сегодняшнего дня, хотя мы и разбросаны по всему свету…

Мы встретились в теплый, летний день 2001 года в Оксфорде. Брошенные на произвол судьбы, вместе мы делаем это для лучшего шанса в мировой истории. Кто бы мог подумать, что трое англичан, четверо австралийцев, и четверо американцев создадут такой интересный микс как Мартини?

Несмотря на это, Джейс, Саймон, Ник и Майк вернулись в Соединенные Штаты, вместе с Эваном, Тайлером, Этаном и Джонатаном они встречаются в обществе бунтарей и разврата где-то раз в году, во время встречи выпускников. Но что-то в этом году не так… Совсем не так…

Глава 1

Я медленно вертела бокал в своих руках, пока моя подруга Далила делилась планами своей предстоящей свадьбы. Я старалась придать своему лицу заинтересованный вид, но на самом же деле пыталась побороть зевоту. Возможно потому, что я слушала это уже как минимум в третий раз. И каждый раз она рассказывала обо всем в мельчайших подробностях, так что я помнила абсолютно всё. Так или иначе, я была первой подружкой невесты. Очевидно, мне дали эту роль специально, чтобы помучить меня.

Все это время, я незаметно поглядывала на Стива, свидетеля со стороны жениха, лучшего претендента на это место. Почему для меня это была честь, а он считался лучшим? Он не заслуживал такого статуса, по крайней мере, после той пьяной ночи, шесть лет назад. Ну, что я могу сказать? Я была юна и нуждалась в деньгах.

– Дорогие мои, Лила и Тревор, мне выпала огромная честь сопровождать вас на этом важном для вас пути, – с пафосом сказал он. Теперь вы понимаете, о чем я? Мой внутреннее Я только покачало головой.

– Мы очень рады, что вы помогаете нам, – сказал в ответ Тревор, и я заметила, как предательски запульсировала венка у него на лбу. Это случалось всегда, когда он переживал, словно он сейчас лопнет. – Вы, ведь, не против?

– Был опрос. И я голосовала за тебя, – бросила я в ответ. Он пораженно посмотрел на меня. Наверное, не мог поверить, что я сказала это.

– В самом деле?

Я кивнула.

– Да, конечно. Рассматривались ты, Усама бен Ладден и Саддам Хусейн, но так как двое уже мертвы, я проголосовала за тебя, в итоге… Я здесь.

– Крисс! – пристыдила меня Лила. Я понимала, что это был ее выбор, но как она могла выходить замуж за такого мудака и зануду как Тревор, у которого не было друзей, и кто нагло вмешивался в наш круг общения. Жених хренов.

Кстати, по поводу Стива. Меня по-прежнему воротило от воспоминаний его члена во мне. Фу. Как я могла? Это все алкоголь! Лошадиная доза водки. Клянусь вам!

– А, правда, что свидетели всегда спят друг с другом на свадьбах? – пошутил Тревор.

– Нет! – яростно возразила я. Лила закатила глаза, а Стив посмотрел на меня щенячьим взглядом. Чертов ебарь. «Нет, нет, Крисс, не ведись на эти щенячьи глазки».

– Нууу, может быть, – пошутила я, и, оглянувшись, увидела радостное лицо Стива, что тут же заставило меня пожалеть об этом.

В то время как Тревор и моя подруга спорили о цветах и украшениях стола, Стив наклонился и прошептал мне на ухо:

– Это был лучший секс в моей жизни.

Черт, парень, я вообще думала, что он был у тебя единственным. Может, его предложение и было бы заманчивым, если бы меня от него тошнило. Почему я давала ему ложную надежду? Испытывая вину, я с замиранием сердца ждала, когда эти Средневековые пытки закончатся, и я смогу поехать домой. Слава Богу, это шоу очень скоро подошло к концу, и теперь я могла собираться домой. Только я встала из-за стола, как Стив тут же предложил проводить меня до дома. Чувак, это Манхэттен, а не Мехико.

До своего района я добралась на метро. Моя арендованная квартира находилась рядом с Парк-Вашингтон сквер, так что мне все равно придется пройти пару кварталов пешком. Мои туфли–лабутены не скажут мне за это «спасибо». О, вы, наверное, подумали, что я беспокоилась о своих ногах? Но нет, всё совсем не так. Эти туфли были из последней коллекции, и стоили они целое состояние, гораздо больше, чем я тратила на еду. Враньё. Я тратила слишком много денег на еду. Не только потому, что я не готовила, но еще и потому, что Манхеттен был настоящей Меккой для гурманов.

Я поднялась по лестнице ко входной двери, а затем еще и на третий этаж, к своей квартире. Поднимаясь, я все время повторяла про себя: «Аренда, управление, квартира, аренда, управление, квартира», - это хоть немного отвлекало от боли и усталости в ногах. Зайдя домой, я сняла с себя драгоценные туфли и с любовью поставила их в обувной шкаф. Иногда мне даже хотелось спеть им песню на ночь, но это было бы уже слишком. Кажется, я совсем рехнулась. Устав от такого длинного дня, мне хотелось поскорее улечься в постель с любимой книгой.

Утро выдалось тяжелым. Проснувшись под вой будильника, я выплюнула изо рта волосы и медленно встала. Я направилась в ванную, села на унитаз и потянулась к первой попавшейся вещи, шампуню, чтобы занять себя чтением этикетки. После этого, я забралась в душ, где наслаждалась тем, как горячие струи омывали мое стройное тело. Надев деловой костюм: юбку положенной длины и блузу, я накинула довольно милое пальто. Я выглядела неплохо: не серая мышь, но и не распутная девица. Так и должен был выглядеть юрист в престижной юридической фирме на Манхэттене. Затем я словила такси и направилась на работу.

Теперь, я думаю, вы поняли, на что я тратила свои честно заработанные деньги: еда, такси, туфли и оплата жилья. Может, я тратила бы меньше денег, если бы жила где-нибудь в другом районе, подальше, но так мне было ближе добираться до моей работы.

Я зашла в офис и на лифте поднялась на нужный этаж, где находилась юридическая фирма «Спенсер, Дональдсон и Свиндер». Эх, как бы я хотела, чтобы и мое имя там тоже было. Хоторн. Крисс Хоторн. Ну, ладно, «Хоторн и компания». Хорошо, не будем забегать наперед, хотя я уже много месяцев копила деньги, чтобы стать партнером. В приемной меня встретила мой секретарь, Элейн. Она всегда приходила вовремя и, еще до моего прихода, успевала проверить и составить для меня расписание на день. Каждое утро она сортировала мои письма, используя цветовую маркировку. Она выделяла и подчеркивала важные дела, которыми нужно было заняться в первую очередь. Огромным преимуществом Элейн было то, что она нашла мальчонку, который каждое утро доставлял мне мой любимый черный кофе и булочки с корицей из кафе, в котором он работал.

Когда я только устроилась в эту фирму, я познакомилась с одной девушкой, Мэрри, работавшей в небольшом кафе, что было вниз по улице. Это она приучила меня, как к наркотику, каждое утро пить черный кофе и съедать пару булочек с корицей. Между делом у нас с Мэрри завязалась дружба, и с тех пор как она уволилась с работы, Элейн нашла этого парня, который хлопотал вместо ее.

Да, а еще я была первостатейной сукой. Так меня называли все коллеги- мужчины, проигравшие мне дела. Но, честно говоря, мне это льстило. Потому что, они просто были маменькиными сыночками и идиотами. Они были мне не ровня. В нашей фирме каждый адвокат должен отработать восемьдесят часов в неделю, если хочешь повышение – сто. Я же работала сто десять. Потому что я хотела, чтобы однажды и мое имя оказалось на вывеске с названием фирмы. И в скором времени так и будет. Иначе и быть не могло.

×