Немного грешный, стр. 59

Неужели это Бьюкасл?

Мужчина вышел из кареты и повернулся, чтобы помочь спуститься женщине. И тут память вернулась к Аллену яркой вспышкой озарения. Это был не Бьюкасл, это был граф Росторн. Тот самый, который устраивал пикник в Брюсселе. Тот самый, который до неприличия откровенно ухаживал за его сестрой Морган.

Морган… Да, именно Морган была невестой. Она с улыбкой взглянула в сторону дома, и тут же улыбка будто замерзла на ее губах. Девушка побледнела, увидев Аллена, стоящего на террасе. Казалось, она сейчас упадет в обморок.

— Аллен! — только и прошептала она.

У него перехватило дыхание. Он готовился к этой встрече долго-долго, наверное, целую вечность, и все же оказался совершенно не готов к ней. Он раскрыл объятия и бросился навстречу сестре.

— Аллен, Аллен! — продолжала она шептать снова и снова, не веря своим глазам.

Аллен обнимал любимую сестру, поднимал и кружил ее в воздухе. Он не мог оторвать от нее глаз. Сбитый с толку жених удивленно наблюдал за происходящим.

— Морган! — засмеялся Аллен, глядя в глаза сестре. — Разве мог я пропустить твою свадьбу? Если уж я опоздал в церковь, то к банкету-то опоздать никак не мог. Так, значит, ты вышла замуж!

— Аллен, Аллен! — только и продолжала повторять Морган, не в силах прийти в себя от потрясения.

Оторвав взгляд от сестры, Аллен заметил, что к дому подъезжают другие экипажи. И вдруг он почувствовал такое чувство единения с семьей, такую радость от того, что он оказался дома в этот прекрасный и важный момент, что все страхи разом исчезли. Все было так, как должно было быть.

Он увидел в подъезжающих экипажах бабушку, Рэнналфа с Джудит, Фрею с Холлмером и других.

Они еще не заметили его и весело переговаривались между собой, видимо, обсуждая венчание.

Рэнналф первым вышел из кареты и протянул руку, чтобы помочь дамам. В этот момент он, видимо, хотел улыбнуться Морган и повернулся к дому. И увидел Аллена. И замер, стоя с вытянутой рукой возле кареты. А потом бросился к брату.

— Боже мой, Аллен! — кричал он. — Аллен!

И тут начался настоящий переполох. Все бросились к Аллену, стремясь обнять его и расцеловать. Бабушка радостно восклицала:

— Мой дорогой мальчик! Ты жив!

И только Фрея осталась стоять в стороне. Она была очень бледна и не сводила с него взгляда. Наконец Аллен повернулся к ней и раскрыл объятия. Но вместо того чтобы броситься к нему, она медленно подошла и довольно сильно ударила его в челюсть маленьким кулачком.

— Где ты был? — закричала она. — Где ты был все это время?! — Она колотила кулачками по его груди. — Я убью тебя своими собственными руками!

— Фри! — сказал Аллен, потирая челюсть. — Не надо так, дорогая. Я же только что приехал, может, ты подождешь меня убивать, а? Имей в виду, я буду просить Холлмера о защите!

К дому подъехал экипаж Эйдана. Его жена и дети вышли из кареты, и дети тут же повисли на Аллене. Ева, жена Эйдана, в смятении остановилась возле кареты, прижав руку к губам. Эйдан на секунду замер рядом с ней, а потом бросился к Аллену.

— Боже мой, Аллен, ты жив! — воскликнул он, крепко обнимая брата.

Когда первые возгласы восторга стихли, Аллен

— Прошу, пожалуйста, не задавайте мне сейчас никаких вопросов, я все расскажу позже. Фри, умоляю, пощади меня, неужели тебе не интересно будет хотя бы выслушать мой рассказ?

И тут какое-то необъяснимое чувство заставило Аллена оглянуться. В некотором отдалении на террасе стоял герцог Бьюкасл. Его появление заставило всех замолчать и даже немного отступить от Аллена. Как это ни странно, но одно только присутствие герцога всегда вносило порядок в самую несусветную сумятицу. Герцог поднес к глазам монокль и пристально посмотрел на Аллена. Потом он сделал несколько решительных шагов в его сторону и обнял брата.

Аллен почувствовал себя маленьким мальчиком, который потерялся, долго скитался где-то, но наконец вернулся домой. Бьюкасл всегда был для Аллена как отец, хотя когда их отец умер, герцогу самому было только семнадцать лет. Однако он тогда сумел справиться со своим горем и взять на себя ведение дел всего большого семейства. Рядом с Бьюкаслом Аллен всегда чувствовал себя спокойно и уверенно. Бьюкасл был сдержан в проявлении чувств, но именно на него можно было рассчитывать в тяжелую минуту. Верный себе, герцог осторожно отстранился и вновь взглянул на брата.

— Несомненно, Аллен, — сказал он, — ты предоставишь нам соответствующие объяснения, не правда ли?

Аллен усмехнулся.

— Когда у вас выдастся парочка свободных часов, я к вашим услугам. Ну а пока я непростительнейшим образом отвлекаю внимание публики от главных действующих лиц — молодоженов.

Аллен огляделся по сторонам и отыскал взглядом Рейчел. Он подошел к ней и подал ей руку.

Было видно, что она очень волнуется, но старается казаться спокойной. Его красавица невеста! Он подвел ее к гостям и произнес:

— Имею честь представить вам мисс Рейчел Йорк, племянницу и единственную наследницу барона Уэстона. Мы помолвлены.

Тут же снова поднялся страшный шум, но герцог взял дело в свои руки.

— Мисс Йорк, рад приветствовать вас в своем доме. Я знаком с вашим дядей, бароном Уэстоном. Надеюсь, вам понравится в Линдсей-Холле. Ну а теперь давайте вернемся к нашему торжеству и поприветствуем графа и графиню Росторн!

Бьюкасл предложил руку Рейчел и пригласил всех в дом. Аллена не отпускали родственники. На одной руке у него повисла Фрея, а за другую держалась бабушка. Братья окружили его и наперебой пытались узнать, что же с ним все-таки произошло. Кажется, никогда в жизни Аллеи не чувствовал себя более счастливым, чем сегодня.

И все это благодаря Рейчел! Без нее он бы еще долго не отважился приехать в свое родовое гнездо.

Наступил сентябрь. Из окна своей комнаты Рейчел видела парк с пожелтевшими деревьями. Сегодня был день ее свадьбы, и она была готова вступить в новую жизнь.

С утра Джеральдина с двумя слугами приготовили ей горячую ванну. Джеральдина настояла на том, чтобы помочь Рейчел во время купания. Никакие аргументы вроде тех, что экономке вовсе не пристало выполнять обязанности горничной, Джеральдину не убедили. Кроме того, она настояла и на том, чтобы быть подружкой невесты. Она сказала, что хочет помогать Рейчел, хочет полностью подготовить ее к свадьбе, а потом в церкви, стоя рядом с ней, полюбоваться на свои труды.

— Рейчи, — сказала она, — я скоро выхожу замуж за Уилла, моя жизнь тоже изменится. Полностью изменится, я в это верю. В конце концов, Уилл в каком-то смысле мой первый мужчина. Я имею в виду — первый мужчина, в которого я влюблена и за которого выхожу замуж.

В свою очередь, Филлис настояла на том, чтобы полностью приготовить все блюда для свадебного стола.

— Все будет прекрасно, Рейчи, — сказала Филлис. — Уж я постараюсь, чтобы все вы были довольны. Я до сих пор не могу поверить, что мне предстоит готовить для настоящего герцога!

— А я даже разговаривала с ним, — похвасталась Бриджит. — Он спросил меня, как я поживаю. Честно-честно. Правда, он, конечно, не знает, кто я такая на самом деле.

Все девушки пришли утром поддержать Рейчел. После того как Джеральдина тщательно уложила волосы невесты, Флосси помогла ей надеть шляпку и закрепить фату. Потом она отошла немного назад, чтобы полюбоваться своей работой, и воскликнула:

— Ты самая красивая невеста в мире, Рейчел! По крайней мере я уж точно не видела никого красивее тебя. Даже когда сама была невестой две недели назад, — с улыбкой добавила она.

Перед тем как отправиться в церковь, Рейчел обнялась с каждой из подруг.

С Алленом и его родственниками Рейчел предстояло встретиться уже в церкви. По традиции жених не должен был видеть невесту в свадебном платье до венчания. Это плохая примета.

Проведя некоторое время в Линдсей-Холле, Рейчел успела подружиться с родней Аллена. Сначала она очень смущалось, и это было понятно, ведь она попала в совершенно незнакомую для себя обстановку высшего света, но вскоре поняла, что братья и сестры ее жениха очень милые и сердечные люди.

×