Лучшее прощание (ЛП), стр. 3

У нее были мои волосы, по крайней мере, мой натуральный цвет волос и мои глаза, и благослови ее сердце, кажется, она также унаследовала мой невысокий рост. Единственное что в ней было не от меня, это ее цвет кожи. Я была беленькой, в то время как кожа Фрэнни становилась золотисто коричневой от пребывания на солнце, даже немного. Это ей досталось от ее отца. У нее также было его чувство юмора и его улыбка. Но это были те признаки, которые могла заметить только мать. Для всех остальных, она была точной копией меня.

Я поймала рыбу, мамочка! Настоящую живую рыбу. Только мне пришлось достать крючок у нее изо рта и выкинуть обратно, пока она не умерла. Я не хотела ее убивать. Надеюсь, крючок не сильно травмировал ее. Миссис Диана сказала, что это нормально. Что рыб нужно есть, но я хотела чтобы она нашла свою семью. Они могли бы потерять ее.

Фрэнни едва переводила дыхание в своем длинном объяснении, затем она обвила руками меня за талию и крепко обняла.

- Я скучала по тебе сегодня, но нам было весело. Мы приготовили шоколадные брауни со сливочной помадкой.

Я наклонилась поцеловать ее макушку и повернулась посмотреть на миссис Бэйлор. Она тепло улыбнулась и встала. Длинное платье без бретелек, которое было на ней, танцевало на ветру, у ее ног, пока она шла к нам. Она всегда выглядела такой собранной и гламурной.

Как сегодня дела на работе, Роуз? - спросила она.

Спасибо, хорошо, - ответила я улыбаясь. - Я слышала, у вас двоих сегодня был день полный веселья.

Миссис Бэйлор ласково улыбнулась Фрэнни.

- Это девочка делает день ярче. Но из нее никудышный рыбак.

Фрэнни захихикала и взяла меня за руку.

- Давайте зайдем в дом и поедим немного брауни с молоком.

Да, давайте мы все перебьем аппетит перед ужином декадентством, а именно шоколадом и сливочными помадками, - согласилась миссис Бэйлор, указывая в сторону главного дома. Казалось, она никогда не стремилась, чтобы мы вернулись в наш собственный коттедж. Мне интересно, будет ли она скучать по Фрэнни, когда на следующей неделе начнется школа. Они так сблизились. По крайней мере, я знала, что когда каждый день Фрэнни будет выходить из школьного автобуса, ее будут ждать объятия и угощение.

Это так все упрощало. Я боролась с решением покинуть Оклахому, где мы жили и были в безопасности. Там у Фрэнни были друзья, и моя работа в качестве секретаря в школе позволяла мне быть ближе к ней. Переехать сюда было для нас большим шагом, но я сделала это ради Фрэнни. И в глубине души, я сделала это ради Ривера.

Я не хотела сожалеть об этом решении, хотя, чем больше я видела Ривера, тем больше хотела, чтобы мы остались в Оклахоме.

Четырнадцать лет назад

Еще один приемный дом. Я не смогла прижиться ни в одном из них. Я перестала мечтать о семье еще много лет назад. Теперь я просто надеялась, что никто не причинит мне боль и, что меня будут кормить каждый день. Потому что я знала, что такое чувствовать боль и быть голодной.

Кора стояла позади меня в своей напряженной и нахмуренной позе. Она тоже не ожидала, что я продержусь здесь. Мы проходили через это раньше. Меня перемещали из дома в дом в течение последних восьми лет, с тех пор, как моя мама оставила меня на парковке продуктового магазина. Кора Харпер была моим социальным работником и была ответственна за мое размещение в каждом новом доме.

Веди себя здесь хорошо, Эддисон. Не спорь с ними. Не жалуйся. Когда тебе скажут что-то сделать, делай. Получай хорошие оценки и не дерись в школе. Это может стать твоим настоящим домом. Они хотят дочь. Тебе просто надо хорошо себя вести.

Я всегда вела себя хорошо. По крайней мере, я старалась. Я не спорила. Я просила еды, когда мой желудок начинал болеть из-за голода, и я только один раз подралась в школе, потому что другая девочка толкнула меня и обзывала. Я делала все возможное, чтобы быть хорошей. Просто я поняла, что этого не достаточно. Я не могла надеется что здесь будет по-другому.

Да, мэм, - вежливо ответила я.

Кора посмотрела на меня и слегка вздохнула.

- Ты прекрасное дитя. Если бы ты просто правильно себя вела, ты бы нашла дом, в котором могла остаться.

У меня было желание сказать ей, что я не делала ничего неправильного. Это было на кончике моего языка, но я проглотила это и только кивнула.

- Да, мэм, - снова ответила я.

Я последовала за Корой вверх по лестнице к красивому желтому дому с большим белым крыльцом вокруг него. Мне нравилось то, как это место выглядело. Другие дома, в которых я жила и близко не были похожи на него. Обычно, они были старыми и, там плохо пахло.

До того как Кора постучала, дверь медленно открылась. Там стоял высокий мальчик. У него были светлые волосы, которые были немного длинноватыми и мохнатыми. Его зеленные глаза переместились с Коры на меня. Затем он нахмурился. Никогда раньше до сегодняшнего дня, я не видела мальчика, которого могла бы считать красивым и, он хмурился, смотря на меня. А я пока даже ничего не натворила.

Ты маленькая. Думал ты будешь моего возраста, - сказал он, уставившись на меня.

Я ненавидела, когда мне говорили что я низкая. Все говорили, что я маленькая для своего возраста. Меня достаточно дразнили по этому поводу в школе. Выпрямив плечи, я попыталась стать выше.

- Может быть, просто ты слишком высокий, - отрезала я в ответ.

Рука Коры обернулась вокруг моего плеча, и она так сильно ущипнула, что я вздрогнула. Ее длинные ногти впились в мою кожу, напоминая мне, что я должна справиться с этим. Если у меня не получится, то в следующий раз меня отведут в интернат для девочек, а я знала какой кошмар творится там. Я слышала разные истории.

Прости, - пробормотала я, сквозь боль в плече, где Кора не отпускала меня.

Отпустите ее. Вы делаете ей больно, - со злостью сказал мальчик, снова привлекая мое внимание к своему красивому лицу. Он смотрел на Кору, словно был готов сам убрать ее руку. - Боже, она такая маленькая. Вам не нужно так чертовски сильно сжимать ее, - сказал он хмурясь.

Ривер Киплинг! Следи за своим языком, - раздался голос прямо перед тем, как фигура женщины, которая станет моим самым худшим врагом, заполнила дверной проем.

Капитан

Мои глаза раскрылись, и я скинул одеяло, откатившись и соскользнув на край кровати, прежде чем сделать глубокий вдох. Я был покрыт холодным, потом и мое сердце до сих пор сильно колотилось. Это был сон, который я хорошо знал, но прошло время с тех пор, как я видел его. С тех пор как мне было шестнадцать, я боролся с единственным демоном — с тем, который вырвал мое сердце и никогда не возвращал обратно.

Чертова смерть. Я убивал людей. Так много людей. Людей, которые заслуживали смерти. Людей, которые издевались над детьми. С каждой смертью, я спасал ее. Ту, которую подвел. Ту, которую не был в состоянии спасти. Я пытался взять вверх над этим ужасом разными путями, и все же, даже десять лет спустя, я по-прежнему видел сны о ней. Другой ночью я видел сон о том, как потерял ее. О том, насколько я был слаб, чтобы спасти ее. Зажмурив крепко глаза, я глубоко вдохнул и спрятал лицо в руках. Каждый вздох обжигал, разрывая мою грудную клетку.

Красивое лицо Эдди смотрит на меня, улыбаясь, пока ее светлые волосы танцуют вокруг нее на ветру. Этот образ заставлял меня чувствовать себя полноценным, но это была лишь иллюзия. Прекрасное воспоминание. Одно из последних воспоминаний о ней, что было у меня. Но сон всегда так быстро менялся. Повсюду кровь. Эдди в луже крови и все что я мог видеть это она. Женщина, которая вырастила меня, смеется, наблюдая, как умирает Эдди. Каждый раз я кричал, но был не способен подобраться к ней. Я застывал. Неспособный спасти ее во сне, или хотя бы обнять ее.

×