Фильм для любимого, стр. 2

Ариане пришлось приложить некоторое усилие, чтобы побороть в себе начавшее уже было возникать восхищение.

Согласно информации, которую она получила, Маноло дель Гардо купил этот участок, потому что он был расположен прямо напротив гавани. Разрушив старый дом, он построил шикарный особняк.

Скорее, дворец, подумала она. Дворец во французском наполеоновском стиле, ничего испанского. Что странно, принимая во внимание его испанское происхождение.

Она бы многое отдала, чтобы запечатлеть его жилище на пленку. Но одним из условий клиента, когда он давал согласие на этот фильм, был запрет на съемки внешнего вида его дома. Только интерьер, но и здесь перед каждым снимком нужно было получить разрешение хозяина.

Этот господин, наверное, думает, что он бог, решила она.

— Ну и где я, по-твоему, должен припарковаться? спросил Тони, медленно подъезжая к парадному входу.

В ответ на его вопрос, как и в первый раз, тут же открылись двойные деревянные, с искусной резьбой, двери парадного входа и на пороге появился одетый с иголочки швейцар.

— Добрый вечер. Мое имя — Сантос. — Он говорил неторопливо, с небольшим акцентом. — Будьте добры проехать к заднему входу. — Он указал направление. — Я вас там встречу. Машину можете поставить в гараж.

После лаконичного приветствия слуга снова вошел в дом и запер массивные двери.

— По-моему, нам сейчас вежливо указали на наше место, — заметил Тони, на минимальной скорости огибая угол дома.

Всего несколько минут потребовалось им, чтобы внести оборудование в холл, затем они последовали за Сантосом.

Ариана изучающим взглядом окинула первый этаж особняка: сияющие белизной мраморные полы, дорогие восточные ковры, прекрасная коллекция масляной живописи на стене, высокие сводчатые потолки, огромная хрустальная люстра и широкая витая лестница, ведущая на второй этаж, — интерьер, который нельзя было рассматривать, не затаив дыхания.

Без сомнения, все комнаты дома были выдержаны в таком же стиле. Эта мысль заставила Ариану отдать должное вкусу испанца… скорее, впрочем, его дизайнера.

— Я проведу вас в приготовленные комнаты, — сообщил Сантос, приглашая их подняться за ним по лестнице. — Затем спускайтесь в зал для неофициальных приемов, — добавил он, указав на открытые двери слева. — Мистер дель Гардо присоединится к вам через пятнадцать минут.

Зал для официальных приемов, зал для неофициальных приемов… может быть, здесь есть еще залы для дружеского и родственного общения? — думала Ариана.

Поднимаясь на третий этаж, она пыталась отгадать: личные апартаменты — направо, гостевые — налево.

Нет, наоборот. Она вошла в указанную слугой комнату с изысканной мебелью красного дерева, большим темно-зеленым ковром на полу, широкой кроватью и маленьким столиком около нее. На стенах были развешаны чудесные пастели в светлых тонах. Она заметила телефон и телевизор.

Комната Тони находилась рядом и выглядела почти так же, только ковер на полу был кремового оттенка.

— Надеюсь, вам здесь будет удобно.

Тони выразил свое согласие негромким свистом, чем вызвал довольную полуулыбку Сантоса.

— Я оставляю вас, чтобы вы устроились и немного отдохнули. Освежающие напитки будут вас ждать в упомянутом зале.

— Какие нужны деньги, чтобы содержать все это! воскликнул Тони, когда слуга удалился.

— Самое интересное — это тайна, которая окутывает их появление у бедного, одинокого молодого человека.

— Похоже, ты собираешься разгадать эту загадку?

— По крайней мере попытаюсь. — Ариана взглянула на часы. — У нас в запасе одиннадцать минут.

Давай встретимся через десять.

Распаковать вещи было для нее минутным делом: она всегда путешествовала налегке, сведя список необходимых вещей к минимуму. Еще пару минут заняла проверка своего внешнего вида перед большим зеркалом в позолоченной раме: прическа, закрепленная лаком, выглядит безупречно, помада не смазалась, в глазах горит азартный огонек, как всегда бывает, когда она берется за новую интересную работу. А в этот раз еще и непростую.

Только Ариана собралась присесть, как зазвонил ее мобильный телефон. Как обычно, вовремя, раздраженно подумала она, включая записывающее устройство. Здравый смысл и совет адвоката предостерегли ее от разговора с психически больным, неуравновешенным человеком, который сделал их совместную жизнь настоящим адом.

Все время их короткого обручения ее бывший муж тщательно скрывал многочисленные отвратительные стороны своего ужасного характера, которые во всей своей мерзости обнаружились уже в медовый месяц.

Ариану подкупила любовь Роджера к детям, которая гармонировала с ее собственной. И какое же глубокое разочарование она испытала, оттого что не забеременела в первые месяцы их совместной жизни. Как он ее только не оскорблял, каких грехов ей не приписывал! Заставил ее пройти медицинское обследование, которое установило, что с ней все в порядке. Он все не унимался. Поэтому Ариана собрала свои вещи и уехала от него.

Она не предполагала, однако, что, уходя от Роджера, попадает из огня да в полымя. Бракоразводный процесс оказался настоящим кошмаром с постоянными обвинениями, руганью, оскорбительными звонками. Звонками, которые продолжались с безумным постоянством, несмотря на запрещающее постановление суда и на то, что она раз двадцать меняла номер своего мобильного телефона.

В этот раз сообщение было коротким, но и этого оказалось достаточно, чтобы лишить ее самообладания. Она занервничала. Роджер знал, где она, с кем и сколько здесь пробудет. Откуда? Впрочем, она могла ответить на этот вопрос, зная, что ее муж не побрезгует никакими средствами, чтобы получить нужную ему информацию, вплоть до подкупа сотрудников на телевидении.

— Готова?

Голос Тони вернул ее к действительности.

— Да, — ответила она, слегка улыбнувшись.

Предстоящая работа требовала от нее полной концентрации, что означало необходимость забыть дня на два о существовании этого несносного человека, ее бывшего мужа, с которым она мечтала как можно скорее порвать все связи.

Она взяла папку и направилась впереди Тони к лестнице.

— Направо, — напомнил он.

Сосредоточься, говорила она себе, эта работа будет не из простых.

Маноло дель Гардо. Она видела его фотографии в газетах и дорогих глянцевых журналах. Собирала информацию о нем, особенно о годах его юности, о том времени, когда он из мальчика-сироты, не имеющего ни гроша за душой, превратился в одного из богатейших людей страны. Впрочем, ей так и не удалось узнать, каким образом он разбогател, и она приехала сюда с твердым намерением это сделать.

Они вошли в указанный им зал, и поток ее мыслей прервался, так как на диване, ожидая их, сидел хозяин.

Маноло дель Гардо встал при виде гостей.

Еще красивее, чем на фотографиях, подумала Ариана. Высокий, широкоплечий, с фигурой воина, он был одет с иголочки — в темный костюм и лакированные туфли с длинными носами. Темные волосы, такие же темные, почти черные глаза, черты лица указывали на испанское происхождение.

Что-то в его взгляде говорило, что этот человек много повидал в жизни, много перенес и не любит, когда ему лезут в душу.

Маноло приблизился, чтобы представиться.

— Ариана Селестэ, — опередила она его. Затем, указав на оператора, добавила:

— Тони ди Марко.

Он протянул ей руку, и знакомство состоялось.

Затем Маноло пожал руку оператору и пригласил их садиться.

— Хочу поблагодарить вас за то, что вы пригласили нас к себе домой.

Хозяин удивленно приподнял бровь.

— По-моему, инициатива исходила от вас.

Судя по выговору, он много лет прожил в Нью-Йорке, подумала она. Согласно ее информации, Маноло родился в Бронксе, и лет до пятнадцати его воспитывала мать-одиночка. Потом она заболела раком и ушла из этой жизни, оставив сына круглым сиротой.

История его стремительного взлета окутана тайной. Известно только, что он очень увлекался филантропией. К сорока годам он уже владел домами во многих городах по всему миру, включая Сидней, в котором прочно обосновался лет пять назад.

×